-Какой же это тайный орден, если каждый библиотекарь или трактирщик о нём знает? Не орден а одно разочарование. Ехидная улыбка растянула губы Келлога. Ему одновременно удалось кинуть камень в два огорода. В огород Теруми за то ,что так легко провалил свою маскировку обычного парня и дружелюбного соседа-библиотекаря. Второй - в огород Ордена. И в огород ордена камушек был явно больших габаритов. Тайны надо хранить лучше. Келлог практически у всех на виду сидел, и то был более незаметен. -Хотя вы абсолютно правы. Нашего нового друга мы не отдадим. Я ещё с ним даже нормально не выпил. А это - абсурд!
17.07.18 ВНИМАНИЕ! А вот и обещанный в новостях ивент: Чудо садовод! Встречаем, знакомимся, участвуем и развлекаемся!
08.07.18 Поприветствуем новый дизайн, дамы и господа! :З
01.03.18 ВНИМАНИЕ! На форуме проводится тотальная чистка. Неактивные аккаунты, которым больше 4-х месяцев удаляются. "Молодые" неактивные профили, не отметившиеся в теме переклички, пока просто ушли в архив. Их можно будет еще поднять, если хозяева объявятся и принесут мне жертву докажут свое желание играть (и отвечать по средствам связи, блин!). Проводится чистка эпизодов и квестов. Будьте внимательны, вполне возможно вы не досчитаетесь какого-то эпизода. Убедительная просьба всех игроков НАВЕСТИ ПОРЯДОК В своих ХРОНОЛОГИЯХ, и заполнить их, хотя бы, по простенькому шаблону! Требование их создание существует не просто так!
13.02.18 Небольшой конкурс в честь Дня Св. Валентина ждет игроков в темке [Конкурс] Love is.... Спешите любить и быть любимыми!
01.02.18 Внимание! Все кто участвовал в Венце Зимы напишите мне в лс отчет по вашим ДДМ! Иначе они не будут учтены, а вы не сможете получить свои заслуженные призы!
03.01.18 Зимний Дворец приглашает всех желающих на бал-маскарад в честь празднования Венца Зимы! Для всех открыт праздничный эпизод без привязки к очереди - Два в одном - ночной бал-маскарад и празднование Венца Зимы. Спешите, играйте и веселитесь! О закрытие эпизода будет сообщено за несколько дней до.
30.12.17 ВНИМАНИЕ! Дорогие игроки, крутите Колесо только тогда, когда вы написали пост! Количество постов равно количеству использования Колеса. Лишние прокрутки будут безжалостно удаляться.
24.12.17 Фестиваль Венца Зимы открыт! Спешите поучаствовать и заразиться новогодним настроением!
15.12.17 Ребятушки, у нас появилась Елочка Пожеланий, которую мы будем украшать нашими совместными усилиями! Не поскупитесь на пару теплых слов для ваших товарищей-форумчан! Всех с Наступающим Новым Годом!
15.10.17 Фестиваль Мрачного Духа Джека открыт! О всех подробностях проведения мероприятия можно прочесть в теме [Ивент] Фестиваль Мрачного Духа Джека! С нетерпением ждем вашего участия!
19.09.17 ВНИМАНИЕ! Уважаемые игроки, у нас проходит перекличка, поэтому, пожалуйста, загляните в тему Перекличка и не забудьте там отписаться. На этом всё, удачного всем дня!
13.08.17 Последняя партия сундучков уже здесь! Скорее, на поиски!
12.08.17 Предпоследняя партия сундучков на форуме, господа!
11.08.17 А вот и новые сундучки на форуме!
10.08.17 Новая партия сундучков уже спряталась на форуме!
09.08.17 А вот и новая партия сундучков завезена на форум!
08.08.17 Новая партия сундучков уже на форуме!
07.08.17 Новая партия сундучков уже на форуме. Спешите найти их! Пять новых и один из прошлого набора ждут вас!
01.08.17 ВНИМАНИЕ! Просьба ВСЕХ ознакомиться с новостной заметкой! Амс тоже люди и им нужна ваша помощь.
24.07.17 ВНИМАНИЕ!На форуме проводится перекличка игроков через личные средства связи. Если вам написал админ - не поленитесь и дайте ему ответ, иначе к концу недели ваши анкеты будут снесены в архив. Об этом предупреждалось в новостях. Два раза. С любовью, ваши амс.
04.06.17 Внимание. Очередь Геблеса Раграма в квесте В чем сила, брат? пропускается. Следующим отписывается Абраам Кадабра
01.06.17 Новая волна конкурсов ждет! Докажите что именно вы самый умный, ответив на все вопросы Викторины, восстановите силы, подкрепившись вкусным десертом из коллекции Сладкая жизнь и, примерив необычный образ, окунитесь в Пляжные страсти!!!
18.05.17 Внимание. Очередь Шункуна в квесте Взбешенные странички пропускается. Следующим отписывается ГМ.
24.04.17 У нас стартовало сразу три конкурса! Не время расслабляться друзья. Спешим участвовать и побеждать! Даешь пятилетку за три года! :D
10.04.17 Мы долго выбирали лучший пост месяца, теперь нам требуется определить призеров конкурса смешных историй. Не ленимся, господа, и решаем судьбы мира тут.
03.04.17 Участвуем в опросе Лучший пост месяца и выбираем победителя месяца.
31.03.17 Сегодня последний день получения удвоенной награды в теме Хочу свое золотишко! Собираем монетки за голосование :З
30.03.17 Стартовал новый ивент Набор Шутника
28.03.17 В квесте Мрачный Замок очередь Роммилиуса Кловера пропускается. Следующий пост пишет Дитмар Дейс.
18.03.17 Просьба всех игроков ознакомиться с опросом: Еженедельные опросы
12.03.17 Жертва на неделю выбрана и ждет своих палачей с новыми вопросами!
09.03.17 Не успел отгреметь праздничный салют в честь прекрасных дам, а у нас уже был запущен первый квест Мрачный Замок.
Но пусть те, кто не успел записаться не печалятся. Своих героев ждут еще три квеста! Не забываем посещать тему Запись на Квесты.
05.03.17 Кте Онор наконец-то открыл себя миру, и теперь он жаждет новых впечатлений.
Неважно кто ты, воин или маг, лекарь или убийца, простой отшельник или же высокопоставленный аристократ. Возможно мир магии и паровых технологий ждет именно тебя! Дружи, враждуй, влюбляйся, ненавидь, веселись, грусти, смейся и плачь, обрети силу или же отправься на дно. В Кте Онор возможно не все, но очень многое.
Мы рады приветствовать Вас на просторах Кте Онор. Впереди нас ждет еще много работы (и не меньше сюрпризов! :D), однако и приключения ждать не станут, так что самое время начинать!
Мир по дороге, путник! ► Рейтинг игры: NC-21.
► Система игры: эпизодическая.
► Игровая дата: 234 год Тысячелетия Света.

Основное время игры для раздела «В наше время» - декада. Т.е. все эпизоды с 234 по 244 год Тысячелетия Света отыгрываются в разделе «Наше время».

Всем приятной игры и отличного настроения!
[Сюжетный] Рождение: Долгий путь следующий пост пишет Дитмар Дейс
Разбор полетов следующий пост пишет ГМ
Правда безумца следующий пост пишет Теруми Серпенс
Мрачный Замок следующий пост пишет ГМ
Сквозь объектив следующий пост пишет Седео Гестер
Убийственный стриптиз следующий пост пишет Вириим

Кте Онор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кте Онор » То, что было » Мы твои страхи, мы твоя память.


Мы твои страхи, мы твоя память.

Сообщений 1 страница 17 из 17

1


"Против нас бессильны все твои заклятья, мы твои страхи, мы твоя память!" (с)


http://artefakt.in.ua/images/stories/stati_sait/111blog.jpg

► Действующие лица: Омартрин Текен'ндар и Дитмар Дейс
► Дата: 224 год Тысячелетия Света, Месяц  Фетхернова Ландыша
► Места действия, погодные условия: Дом Омартрина, рыночная площадь.
► Краткое описание: Отношения между Дитмаром и Омартрином постепенно налаживаются, да вот только дом дроу не приспособлен для воспитания ребенка: нет нужных вещей  и одежды. Не беда! Впрочем, куда более важной проблемой, чем материальные неудобства, является то, что ребенок явно не высыпается...

0

2

Все шло как нельзя лучше. Дикий звереныш, то есть мальчик найденыш был приручен. Ну почти. По крайней мере Омартрину просто хотелось верить в то, что он стал дроу, который смог. Смог доказать ребенку, что в нем нет ничего опасного и что его доброта в будущем никак не аукнется: никто не заставит рыжика платить работой за крышу над головой и еду, никто не будет давить на совесть, мол, что ж ты скотина такая неблагодарная, я для тебя все, а ты! Нет. Такого не будет. Более того, он в любой момент может уйти, если захочет, но он не хочет.
Хотя, конечно, неделя слишком маленький срок, чтобы Дитмар смог все это понять, но Омару просто было приятно думать, что все идет, как по маслу. Ведь эта неделя была просто чудесной! Они наконец-то смогли поговорить без неловкий пауз, мальчишка перестал напрягаться при каждом потенциально "опасном" телодвижении дроу и, боги светлые (!), буквально вчера рыжик от всей души расхохотался, хотя раньше позволял себе лишь короткие улыбки, да такие, чтобы лавочник не заметил. Это определенно был успех!
Правда оставалась еще одна проблема - во что облачить сей растущий организм? Конечно, в доме у Текен'ндара помимо его одежды была и другая, оставшаяся от Лили, но и та, что не являлась откровенно женской, была велика найденышу. Да и разве можно обойтись всего парой рубах, одними штанами и сапогами на все сезоны? Даже у внешне всегда одинакового дроу было довольно много почти одинаковых рубашек, плащей и прочих предметов гардероба - выработанная привычка, спасибо ненаглядной.
"Что ж, вслед за приведением в порядок его шевелюры, следует заняться и внешним видом в целом" - думал темный поутру, стоя у окна своей комнаты.
Он не успел заметить, как повеселел. Нет, даже не так, он отбросил все свои горестные мысли, остановил самокопание и всецело отдался цели по имени Дитмар. Тогда, в подворотне, он принял на себя ответственность и теперь намеревался нести ее до тех пор, пока мальчишка не решит уйти или же, пока не достигнет совершеннолетия. Порою отрада и новый... новый смысл приходят весьма внезапно. Текен'ндар сейчас был непроходимым оптимистичным идиотом, поскольку искренне верил, что в его жизненной книге открылась новая страница.
Дай бог не ошибиться.
- Эй, шкет, ты проснулся? - постучав, осведомился через закрытую дверь мужчина. В комнату мальчишки он предусмотрительно не входил. Хоть это и его дом, но детям нужно личное пространство, так ведь? Как же, черт подери, вообще этих детей воспитывать, чтобы не напортачить и не сожалеть? Как принимать роды дроу знал прекрасно, ровно так же хорошо, как и то, как лечить всевозможные детские хвори, но вот как воспитывать... Слишком больная для него тема. - Я хотел предложить тебе сходить со мной на рынок, дабы твоя новая одежда подходила тебе и по размеру и по цвету. Впрочем, несмотря на твое решение, я все равно жду тебя через двадцать минут на кухне.
"Заинтриговал? Надеюсь" - с такими мыслями лавочник спустился вниз и принялся разогревать завтрак, который был вчерашним ужином, но к собственному счастью был обречен на смерть в желудках неприхотливых людей.
Когда Дитмар сверкнул своей лохматой макушкой на кухне, Омартрин уже потягивал травяной отвар, который про себя называл чаем. Дождавшись, пока ребенок усядется за стол, он уже более подробно изложил цель визита на рыбок и с ухмылкой добавил:
- Ты бы расчесался что ли, замухрышка.
Признаться честно, был у него порыв привести волосы мальца в порядок легким движением пальцев, но от него он отказался. Не надо так.
После непродолжительного диалога, лавочник наконец услышал утвердительный ответ на свое предложение прогуляться и, весьма довольный, отправился собираться, отправив Дейса за тем же.
- Старайся держаться рядом со мной, если не хочешь потеряться, - предупредил мальчика Текен'ндар, поправляя перед выходом маску и перчатки. - Идти недалеко, но все же. - добавил он, затворяя дверь.
***
- Как тебе эта, м? - дроу стоял возле прилавка и придирчиво рассматривал рубаху простого кроя, которую торговец позиционировал как наиудобнейшую вещь без сноса. - Дитмар?
Они уже около часа бродили между торговыми лотками, заглядывали в лавки, ютящиеся по периметру площади. Как успел понять Омартрин, мальчишке всякая там мода была по боку, главное, чтобы удобно надевалось и удобно носилось (от непонятной хламиды, которую им пытался всучить светлый эльф, с кучей застежек и завязок, даже у Текен'ндара воображение в узел завязалось). Позицию рыжика лавочник понимал и принимал, ибо сам придерживался того же мнения. Одежда должна быть простой, но ее должно быть достаточно, чтобы в случае чего не попасть в неприятную ситуацию.
- Хорошо, давайте ее. Сколько с меня? - обратился к торговцу дроу, поняв, что его приемыша сейчас интересует что-то на соседнем прилавке, а не какие-то глупые рубашки, ибо нельзя иначе застыть в таком благоговейном трепете перед чем-то.
Расплатившись, Омар аккуратно сложил вещи в сумку и подошел к мальцу.
- На что смотришь, шкет? - поинтересовался он и, переведя взгляд на товар, уже не нуждался в ответе. Внимание рыжика было приковано к музыкальной шкатулке, которую вполне можно было бы назвать удивительно. И внешний вид, и звуки, что она издавала. Поди и цена соответствующая, но...- Хочешь ее?

0

3

К моменту прихода Омара в комнату Дитмара малец не спал уже часа эдак три, и просто лежал, пялясь в потолок, и прокручивая кучу мыслей в своей голове. Подумать было над чем. Вот уже неделю как Дитмар решил, что может остаться, действительно может остаться у Омара. Вот уже пару дней как он решил, что слова  дроу – правда. Вот уже как три ночи, как его посещают ужасные кошмары, лишавшие его сна…
Малец честно пытался привыкнуть и к Текен’надару, и к его лицу, и к его поведению. Пытался, и очень медленно, очень очень медленно, привыкал.  Он удивлялся сам себе, однако перестал принимать Омара как потенциальную угрозу. Перестал сторониться каждого его жеста, не шибко скрывал свои эмоции,  даже рассмеялся недавно, хотя раньше не позволял себе этого. Да что там, мальчишке казалось, что он забыл какого  это смеяться. Как вообще это делается и как происходит. А вот вчера прямо таки не удержался, это произошло само собой, да еще и по какому-то глупому поводу. Словно… он был тут к месту? 
Правда, если днем он стал чувствовать себя куда спокойнее, то ночами…  Как только Дейс закрывал глаза,  к нему приходили образы мертвых людей: отца, матери, брата…. Они хватали его, тянули за собой, рвали на части. А он ничего не мог поделать. Только кричать. Даже на помощь не звал. Простой бессвязный крик боли и отчаянья. Больше всего истязал Дитмара образ брата. В его извечно добрых глазах рыжик видел злость и, что было гораздо страшнее, укор. За что корил близнец Дитмара? Почему? Он не понимал, пытался понять, но не понимал. Он не виноват, что выжил. Он бы с радостью отдал свою жизнь за брата. Пусть бы он, Матиас, был жив, а Дитмар лежал бы в холодной земле! Но кошмарные образы его не слушали, слова мальца заглушал рев пламени и крики матери… Он видел суровые глаза отца, видел укор и в них, и… просыпался. Иногда он резко садился на кровати, иногда даже обнаруживал на своих щеках мокрые дорожки от слез (позор какой!), но чаще всего он просто распахивал глаза, и потом подолгу лежал в кровати, не в силах больше заснуть из-за колотящегося сердца и страха снова увидеть страшные сны.
Ну и ладно, - думал про себя мальчишка. – От отсутствия сна еще никто не умирал. А умру так и не жалко.
В дверь постучались – рыжик дернулся от неожиданности. У него никогда не было личной комнаты. Более того, весь его дом был одной, не очень большой, комнатой, которая заменяла семье и кухню, и столовую и спальню, и вообще все кроме туалета! А тут личная комната… Жуть-то какая. И зачем она вообще нужна? И без этих разделительных стен нормально живется…. В таких случая взрослые говорят, что понять это можно только, когда вырастешь.  Правда еще три недели назад парень был не уверен, что вообще перешагнет порог в одиннадцать лет, куда уж там про взрослую жизнь говорить.
- В смысле одежду? – не понял ребенок слов хозяина дома. – Зачем одежда если уже и так есть?
Штаны же есть, рубашка тоже. Нормально. Хватает. Не голый глядишь. Да и вообще, новая одежда ведь жутко дорогая… Чего опять этот дроу задумал?.. Обычно, одежда близнецам доставался с барского плеча соседей или просто добрых людей. Их дети из этого уже выросли, а мальцам в пору будет. Там подлатать, там поушить, и даже вполне не плохо.  А вот новая рубаха – это роскошный подарок на день рождения. Причем одна на двоих, но и то достояние!
Ничего не понимая, но уже заранее нахмурив брови и состроив максимально строгое лицо, какое только может быть возможно у десятилетнего угловатого ребенка, найденыш спустился на кухню.
- Ты чего удумал? – мрачно поинтересовался ребенок, вместо  банального пожелания доброго утра. Не высыпаясь уже третью ночь подряд растущий организм отказывался работать правильно, и потому ребенок чувствовал себя слабым, в следствии чего еще и был мрачен, хоть и старался этого не показывать. Усевшись за стол, ребенок выслушал слова Омара и откровенно удивился.  Что сказать он не знал. Казалось, что любая фраза мальца окажется глупой. Сказать, что у него, Дейса, все равно нет денег на новую одежду  - глупо. Отказаться тоже глупо. Заявить что отработает? Еще глупее. Но… Омар ведь не обязан этого делать. Да и это какие же деньжищи! Как же так? Как может рыжик такое принять…
Но судя по решительно выражению лица дроу, новая одежда в доме окажется в любом случаи. Так не лучше ли пойти и приобрести то что подходит? А то ведь придется носить, то, что есть. А то, что есть может быть и неудобным, но гордость не позволит шкету об этом сказать.
- Можно подумать, что ты идеально чесаный! - малец хмыкнул, и прилизал волосы пятерней, встопорщив слегка отросшую челку, но слегка зарделся, стесняясь своей маленькой оплошности. Решив, что дискутировать на тему «за» и «против» бесполезно, да и в любом случаи победителем в этом споре мальчику не выйти, Дитмар смущенно брякнул «Хорошо» и отправился собираться. Было видно, что ребенка вся ситуация с походом на рынок смущает. Он не привык, что на него тратят деньги. Да и вообще, не привык он к этому.
Что подразумевал дроу под словом «собирайся»  Дейс не знал. Чего собираться-то? Штаны на ногах, рубаха на теле, обувь надета. Что еще надо-то? Поэтому малец для приличия поднялся наверх, провел расческой по волосам, встопорщив челку еще сильнее, и спустился вниз, демонстрируя свою готовность. Правда во взгляде парня отчетливо виднелась искорка, что если они сейчас откажутся от этой затеи, то он будет только рад!
Выслушав предостережения аптекаря  с лицом из разряда «Да что ты говоришь…» Дитмар только кивнул, мол «понял я, понял!» и вышел на улицу. Впервые за довольно долгое время. Не то чтобы мальчишка не мог выходить из дома, просто необходимости в том не было, а просто так быть не под крышей, после месяцев проведенных на улице, ну совсем не хотелось. Но теперь ведь ему есть куда вернуться? Не заведет же его Омар в какую-нибудь подворотню и не оставит там? Мол «Хватит, выспался, отлежался, отъелся, пора и честь знать.  Теперь живи как хочешь». Впрочем, Дитмар, пожалуй, даже не обиделся бы на такой исход. В конце концов, Омартрин сделал для него гораздо больше, чем многие.
Впрочем, страхи найденыша были напрасны. Они правда пришли на рынок и правда выбирали ему одежду. Это было захватывающе и пугающе одновременно. Рынок шумел, гудел, народ то и дело сновал от одного прилавка к другому, все суетились, толпились… Дитмар даже заметил парочку воришек, присматривающихся к кошелькам зевак. Рыбак рыбака, как говорится. Потому малец просто стал держаться по правую сторону от Омара, дабы не дать срезать его кошелек. Почему он это сделал? Да хрен его знает. Может было жалко оставить в лопушках это ушастого. А может личная заинтересованность играла…
Спустя несколько часов, лично Дитмар, задолбался бродить по рынку и слушать продавцов, наперебой хвалящих свой товар. Главное говорили они все одно и то же, а вот кто правду говорил – не разберешь. Дейс считал, что он уже достаточно накраснелся  от умилений тетушки-продавщицы, подобравшей им некоторые предметы одежды, что достаточно наслушался рассказов о происхождении ткани и вообще достаточно насмущался за каждую монетку потраченную на него. И он надеялся, что рубаха, которую рассматривает Омартрин, будет последней на сегодня. Ребенок не видел в этом куске ткани ничего особенного – рукава есть, дырка для головы есть, значит нормально, значит носится. Не то что те эльфийские пояски…
Неожиданно, в общем гомоне рынка, до парня донеслись звуки музыки. Музыка, была одним из бесплатных развлечений, которым могли довольствовать дети. Дитмар любил музыку. Просто любил. Ни за что-то, ни вопреки чему-то. Просто любил. Она вводила его чуть ли ни в транс. Но странен был не сам факт музыки. Ребенок никак не мог понять откуда же исходит звук! Бардов тут не было, музыкальных инструментов не продавалось, но музыка все лилась и лилась… Дейс стал крутить головой в поиске источника и звука, и, поняв где он, завороженно застыл, слегка приоткрыт от удивление рот… Источник звука был на соседнем прилавке, но как же необычен был инструмент на котором играли!
Это же надо же какое чудо чудное! Шкатулки! Шкатулки, внутри которых спрятана музыка. Вот это да. И придумал же кто-то такое!  Мальчишка с трепетом смотрел, как продавец заводит шкатулку, и как из нее, словно по волшебству, начинают литься мелодии. Удивительно! Особенно мальцу понравилась одна шкатулка. На крышке ее были изображены скрещенные в битве мечи, а когда ее заводили, из нее звучала удивительная музыка. Дитмару казалось, что звучание этой музыки зависит от твоего настроения. Вот она воинственная и смелая, а вот тихая и спокойная… И все в одном коробке из дереве. Восторгу ребенка не было придела. Он не слышал и не видел ничего кроме тех завораживающих звуков и отблеска лакированного дерева…
-Хочешь ее? - прозвучал рядом хрипловатый, но уже довольно знакомый голос, и найденыш, невольно дернулся, выходя из восторженного ступора. Вспомнив где они находиться и зачем сюда пришли, шкет вернул себе взрослое, как он сам думал, выражение лица. На деле же он был похож на нахохлившегося воробья, краснеющего как вареный рак. Он отрицательно помотал головой, втянул голову в шею, и приобрел цвет кожи почти идентичный цвету его волос.
- Нет,  - решительно заявил мальчик. – Идем. Пора с этим заканчивать. Я хочу… домой…
Мальчик, и без того в растерянных чувствах, открывал для себя все больше и больше. Куда он там хочет? Домой? Домой – значит в дом Такен’ндара? Мда, вот тебе и новости…. Да еще и эта шкатулка. У мальца горели глаза и руки сами по себе тянулись к волшебному изобретению, но просить подобное у Омара он не стал бы ни за что в жизни.  Одежда была необходимостью и с этим он еще мог смериться. Но вот шкатулка… Да, она просто чудо из чудес, но… Самому платить мальцу было нечем. А если не можешь заплатить сам – у других не бери. Таков был закон, по которому жила семья Дейс.

Отредактировано Дитмар Дейс (27-03-2017 00:53:13)

0

4

Омартрин просто-напросто умилялся парнишке. То, как он отреагировал на простой вопрос, как покраснел и попросился домой... ох, тут оставалось издать лишь умильный звук и разулыбаться во весь рот. Но дроу был взрослым, он знал, когда не стоило давать волю чувствам, к тому же...
"Стоп. Куда он сказал он хочет?" - вдруг стукнуло в голове у Текен'ндара. -"Он сказал, что хочет домой? Домой? Домой хочет".
То есть Дитмар уже считает лавку своим домом? Или это простой оборот речи? Нет, судя по тому, как он застыл и замешкался, он тоже понял, что сказал. Кто бы мог подумать. Скажи некроманту месяц назад, что скоро вся его черная, словно опасная бездна, печаль уйдет из-за какого-то мальчишки-оборванца, то он бы и не поверил. Ну или на крайний случай списал бы избавление на избавление смертью, вроде как перережет какой голозадый воришка ему горло и все. Отмучился. Но нет. Вот оно как бывает.
"Да я бы купил тебе весь этот прилавок, шкет" - весело подумал дроу и улыбнулся, глядя на отошедшего в сторону рыжика, который нет нет, но все еще поглядывал краем глаза на заинтересовавшую его вещицу. "Музыку значит любим?"
- Запомни, Дитмар, эдакое негласное правило, по которому живу я и по которому теперь придется жить тебе, - серьезно начал мужчина, стерев с лица неподходящую для поучений улыбку. - Если чего-то хочется, то это что-то нужно брать, пока есть возможность, ибо потом либо возможность пропадет, либо этого чего-то уже не будет. Если бы я не мог, я бы не предложил тебе купить шкатулку. Смекаешь?
Текен'ндар хоть и строил из себя беззаботного (ох как это звучит то!) родителя, прекрасно понимал, почему парнишка мнется перед каждым прилавком. Он не привык к доброте, к тому, что кто-то совершенно спокойно тратит на него деньги и не заставляет потом отрабатывать нужную сумму. Он сам был таким, когда его нашла Лили. Привыкать к тому, что простая еда три раза в день бесплатна, было очень, ну просто невероятно трудно. Но он привык. И Дитмар привыкнет. Никуда не денется шкет.
- Упакуйте, пожалуйста, вот эту вещицу, - обратился уже к продавцу Омартрин, без лишних слов отсчитывая звонкие монеты. И не так дорого, как думалось. Некоторые зелья в его лавке и то дороже стоят, хотя, тут, наверное уже вопрос не в цене, а в перестроившемся мировоззрении оборванца бывшего и оборванца недавнего.
- Это тебе. - дроу протянул упакованную к грубую коричневую бумагу шкатулку Дитмару. - Подарок. Не потому что нужно, а просто так. И вот, пожалуй еще этот сверток.
Следом за безделушкой рыжику был вручен сверток с кое-какой одеждой. Не то, чтобы лавочнику самому было тяжело нести покупки, ни в коем разе, просто уж слишком много их было. Легкие, но совершенно неудобные в транспортировке.
Нагруженные покупками, они затратили на дорогу домой чуть больше времени, поскольку Текен'ндар то и дело поправлял свою сползающую ношу и задумывался о том, все ли они в конце концов купили. Мысль о том, что рынок никуда не денется в любом случае, дроу успокоила. Сгрузив обновки вместе с мальцом на втором этаже, некромант с чистым сердцем отправился работать. Внутренний голос говорил, что с нынешним его настроением, зелья и припарки выйдут хорошими.

0

5

- Смекаешь?
- Нет, – честно признался сам себе парень, нахмурив брови, отчего стал еще больше походить на красного нахохлившегося воробья. Он выслушал все нравоучения Омара глядя ему в лицо, но в конце упер взгляд в землю, усиленно пытаясь сообразить, что же хотел сказать этот дроу. Вообще, Дитмар вроде бы и понимал, что аптекарь говорит правильные вещи, но… У него ведь, у Дитмара, нет возможности. Возможности Омара это возможности Омара. А Дитмар что? Голозадый парниша, подобранный из жалости и взятый под крыло… Вот уж точно, на птичьих правах живет. Мальчик честно пытался понять, и будь на рынке не так шумно, наверняка можно было бы услышать скрип шестеренок в его маленьких закостенелых от уличной жизни мозгах. Но не получалось. Трудно было не думать о некоторых вещах, которые в него вбили.  Он откровенно боялся долгов. Именно долг привел его семью к гибели. Но и Омар вроде как не долговыми расписками в нос тычет… Допустим, Омар действует как родитель – вкладывает в своего ребенка. Но Дейс ведь не его ребенок… Но бывают ведь приемыши. Нет, бред, приемышей чаще всего берут из детских домов не для любви и ласки… А Омар Дитмара не обижал… Эх. Чем больше ребенок думал, тем больше не понимал, и тем сильнее запутывался.
Но из тугого комка молчаливых мыслей ребенка вывел голос дроу и сунутая в руки шкатулка. Подарок. Просто так. Просто потому что понравилось… Ребенок взял заветную вещицу и крепко сжал в руках, прижав к груди. Он был растерян, он многое не понимал, но он был счастлив. Сейчас он готов был нести не столько дополнительно сунутый ему сверток с одеждой, но и все пакеты сразу. Да что там пакеты. Заверните ему гору – транспортирует мигом! Но все таки… Этот момент показался ему сном. В его жизни такого еще не было…
- С… Спасибо, - выдавил парень, сглотнув в ком неизвестно откуда взявшихся слез в горле, и надеясь что этот момент был упущен этим странным взрослым. Что еще он мог сказать, он не знал. Ребенок постарался сохранить сосредоточенное выражение лица, но горящие счастьем глаза выдавили его со всеми потрохами. Ребенок уже представлял, как снимет оберточную бумагу со шкатулки, как заведет хитрый механизм, и как оттуда польется музыка. Удивительная, волшебная… Дитмар в порыве чувств дернулся обнять мужчину, но тут же остановился, постеснявшись собственных эмоций и застыв в полушаге. Дитмару и раньше было трудно сходиться с людьми, а сейчас, захваченный в водоворотом новых ярких чувств и эмоций, он и подавно не мог подобрать нужного действа, чтобы проявить свою благодарность.
Дорога до дома, именно до дома, да - демонам все в пропасть! - прошла в веселом молчании. Точнее веселым оно было для Омара. А вот Дитмар был сосредоточен и все думал и думал. Он нес свою драгоценную поклажу,  боясь лишний раз пошевелить руками, и все пытался осознать слова сказанные Омартрином. Но понимание приходило медленно и тяжело, ибо этому тонкому ручейку предстояло ломать огромные платины, выстроенные настрадавшимся ребенком. За полтора года он успел познать очень много. Даже слишком много для ребенка. И он не хотел снова почувствовать ту боль, что засела в его душе много месяцев назад. Доверится кому-то, с кем-то сблизиться было слишком страшно. Это была привилегия не его, не Дитмара. Других, но не его. Так почему же судьба вновь выстилает перед ним дорогу все из тех же граблей?... В своих раздумьях, шкет нет-нет,  да глянет на эльфа, словно  на его маске были написаны все ответы. Но ответов не было… Была только интуиция, и надежда…

***

Прошло три дня, с момента похода на рынок. Три дня и две ночи. Мальчишка пытался привыкнуть к своему новому месту обитания, старательно сберегая мысль, что он правда может тут остаться. Просто так. Потому что есть возможность. Он всячески старался быть полезным и не сидеть без дела. Во-первых, он не привык к этому в принципе. А во-вторых, раз он тут нахлебничает, то хоть какая-то польза от него быть должна. Польза и была. Теперь Омару не требовалось тратить время на уборку. К тому же, ребенок по мере своих скромных сил прибрал двор. А вчера даже сообразил нехитрый ужин. В общем старался как мог.
Наверное, мог бы и больше, только вот бессонные ночи давали о себе знать, и мальчишка чувствовал себя довольно вяло, хоть и старался этого не показывать. Каждый вечер он поднимался в свою комнату, заводил волшебную шкатулку, без сил падал на кровать и проваливался на пару часов в беспокойный сон, полный кошмаров. А затем он просыпался, и подолгу смотрел в окно, считая звезды и находя в их переплетениях образы диковинных зверей. Особенно ему нравилось рассматривать созвездие рыцаря, чья указывающая длань словно приглашала  прогуляться по звездному полотну, а меч, наполовину вытащенный из ножен, говорил, показывал, что в этой прогулке путешественнику ничто не грозит.
Мальчишка не ждал, что сегодняшняя ночь будет исключением. Он уже даже стал привыкать к такому режиму, однако привычка эта сил ему не добавляла. Он быстро переоделся, завел шкатулку и лег. Он слушал чарующие звуки, но глаза закрывать не спешил. Зачем, если дальше опять будет кошмар? Но слабость тела вновь оказалась сильнее и Дейс все же уснул.
Он стоял на поле только что скошенной пшеницы. Стоял босой и глядел на необъятное море пшеничного золота. Острые скошенные стебли больно кололи босые ноги, он топтался на месте, не зная, что он тут вообще делает, а холодный ветер, неестественный для такой солнечно погоды, обдувал его со всех сторон. Развернувшись, рыжик увидел на расстоянии вытянутой руки три спины, и сразу узнал их. Мать, отец и Матиас. Брат стоял, держась за руки родителей и что-то весело напевал. Голос матери вторил голосу сына. Дитмар улыбнулся, узнав знакомый мотив, и попытался приблизиться к своей семье, но стоило мальцу дотронуться до плеча брата, как солнце погасло, и мир погрузился в непроглядную тьму. Дитмар весел в плотной вязкой темноте безвольно куклой. Он хотел что-то закричать, но слова тонули во мгле… Он резко падает на твердый холодный пол, и луч света, падающий откуда-то сверху, освещает его и небольшой круг рядом с ним. За пределами круга ничего не видно, он снова кричит, но тишина поглощает слова… До его плеча кто-то коснулся, он быстро разворачивается, но видеть только покрытую струпьями руку и прядь красных как цветок мака волос. И снова касание, Дитмар вновь разворачивается и не видит никого. Только ускользающие тени. Его мучитель, играя с ним, на секунду появлялся в кругу света и вновь исчезал во тьме. Мальчишка метался, но видение было слишком быстрым - его не поймать. Неожиданно в темноте, беззвучной, разбавляемой только топтанием босых ног мотающегося ребенка, прозвучал нежный голос, от которого защемило сердце. Из темноты, Дитмара звала мама. Ребенок, не раздумывая, покидает круг света, бредя на ощупь, но оступается в пустоту и падает в холодный сугроб. Белая пелена снега, покрывающая мир, больно режет глаза, крики и гул огня накрывают оглушительной волной, Дитмар не в силах подняться с ледяного покрывала… Чья-то крепкая рука вздергивает ребенка, он безвольно поддается и встает на ноги.
- Посмотри мне в глаза, сын! Посмотри! – требует мужчина, с такими же яркими красными волосами что и у близнецов. Но мальчик почти ничего не слышит. В его ушах звучат только крики и мольбы матери, а в глазах стоят огненные всполохи кострища, которое некогда было их домом. – Ты бесполезен! От тебя не было никакого толка!
Ребенка грубо швыряют обратно в сугроб. Он не сопротивляется – уже просто нет сил. Зачем? У него больше ничего нет. Мир снова становится черным и тихим.
-Братик? – звучит робкий голос брата в тишине. Уже на такой давящей, «живой», но все же тишине. Дитмар вспоминает, нет, у него еще есть Матиас, он за него в ответе. Надо встать, надо помочь. Он встает, идет на звук, его дорогу освещает мягкий желтый свет, но из темноты постоянно норовят ухватить страшные крючковатые руки, зияющие гнилыми ранами и оголенным мясом. Но близнец уже близко, он видит своего брата, протягивает руку…
Перед лицом Дитмара появляется лицо Митиаса. Один глаз отсутствует, а из зияющей темнотой раны лезут белые жирные личинки и сочится какая-то синюшная слизь.   Матиас бледный, кожа его словно прозрачная ткань, в ней видная каждая венка, струпья покрывают его лицо, от него пахнет могилой… Кто это? Это Матиас или отражение самого Дитмара?
- Почему? – звучит укоряющий вопрос из самых глубин ада.
- Почему? – отзывается чужим голосом гниющий труп брата. – Почему ты не уберег меня? Почему?
Матиас выталкивает брата за линию желтого света.
Почему?!
Красные руки хватаются за желанную добычу.
ПОЧЕМУ?!
Цепкие руки норовят разорвать ребенка на части, они царапают и тянут, рвут, режут сломанными ногтями... Дитмар тонет в потоке страшных рук, пытается закричать, и…
Открывает глаза. Глаза еще не разбирают толком предметов, но ребенок отчетливо видит луч лунного света в окне. В голове еще звучит адово «Почему?», сердце колотится как сумасшедшая птица в клетке, грудь ходит ходуном, ребенок дышит часто и жадно, лоб его покрывают крупные градины пота… Одеяло скомканной кучей мусора лежит на полу, прохладный воздух неприятно морозит разгоряченное тело… Он присел на подушках, растерянный, напуганный, подавленный… И по щекам полились едкие дорожки горьких слез, которые он никогда никому не показывал.

Отредактировано Дитмар Дейс (27-03-2017 00:53:29)

0

6

Жизнь налаживалась. Связь крепла. Омартрин убеждался в этом с каждым днем, видел проявления в беззаботной мальчишеской улыбке, в приготовленном по мере сил и возможностей ужине, в прибранном доме и в звуках музыкальной шкатулки, что доносились вечерами на верхнем этаже. Дитмар пытался, а возможно и хотел, чему дроу был бы несказанно рад, доверять своему спасителю. Он не шугался теперь от каждого неловкого движения мужчины и не был похож на загнанную зверушку.
Омар непроизвольно ловил себя на мысли, что такое преображение найденыша оставляет в его душе теплый отпечаток, и чем счастливее и к месту выглядел рыжик, тем теплее было лавочнику. Забавно говорить о таком спустя столь недолгий срок, но мужчина чувствовал, что сейчас этот ребенок становится смыслом его жизни. Дроу плохо сходился с окружающими, поскольку чувствовал на себе их зачастую пренебрежительные, любопытные или сочувственные взгляды, но на людях всегда казался настолько добродушным, насколько это вообще было возможно. Носить маску, как в буквальном, так и в переносном смысле, вошло в привычку. Доверять людям, переживать за них, сочувствовать им? То, что непосредственно не касается Омартрина каким-либо боком, не касается Омартрина вообще – истина, простая, как медная монетка. А этот мальчик… После смерти Лили Текен’ндар и не думал, что сможет вернуться к нормальной жизни, жить с кем-то под одной крышей тем более. Несмотря на его здоровый эгоизм, в мужчине скопилось слишком много нерастраченной любви, которой нужен был выход.  Если раньше единственным предметом любви и заботы была его жена, то с ее уходом образовалась пустота. Говорить так нехорошо и неправильно, но Дитмар заполнил эту пустоту, стал на место, словно недостающий в душевной мозаике пазл. И кому эти только складывающиеся отношения нужны больше? Ребенку, который просто бы умер на улице, или мужчине, нуждающемуся в близком человеке?
В общем, если говорить коротко, Омартрин не мог нарадоваться на своего рыжего «нахлебника». Впрочем, мужчина был достаточно умным для того, чтобы не показывать этого чрез меры, но улыбаться стал чаще. Определенно. И маска теперь покоилась где-нибудь рядом с дроу, на случай внезапных гостей, а не на его обожженном лице. Каждый пошел на уступки.
Правда вот одна вещь Текен’ндара беспокоила. Даже не будь он лекарем, с легкостью бы заметил, что мальчик не высыпается, он стал каким-то квелым, рассеянным, под глазами появились мешки. Ему что-то мешает спать? Неудобная кровать ли или что-то другое? Несмотря на дикое желание поинтересоваться у Дитмара причинами его тревоги дроу себя сдерживал. Ситуация пока вроде не критическая, можно еще немного подождать, может у шкета появится желание поделиться проблемами, а сейчас нужно просто незаметно постараться уменьшить его ежедневные нагрузки и, возможно, подмешивать в чай чуть-чуть успокоительных трав.
Этой ночью Омартрину не спалось. Как назло, в голову пришла идея усовершенствования одного из особо популярных травяных сборов. Идеи не давали закрыть глаз, поэтому аптекарь сидел в своей комнате, освещенной магическими огоньками, и писал, писал, писал, что-то зачеркивал, тихо спорил сам с собой и то и дело комкал бумагу. От сосредоточенной умственно работы захотелось есть. За фигурой мужчина не следил, ибо, как порой говаривала Лили, за его одеждой вообще никакой фигуры видно не было, поэтому без особых зазрений совести темный отправился на поиски пропитания. От ужина, кажется, оставался кусок сладкого пирога и ножка от утки.
«Довольно недурный выйдет перекус», - решил для себя Омар.
Но до кухни дойти ему суждено не было. Ведомый инстинктами родителя, оберегающего сон своего ребенка, он остановился у двери, ведущей в одну из гостевых, а ныне комнату Дитмара, и прислушался. Он не надеялся услышать ничего, но вместо этого до слуха его донеслась возня, смешенная с приглушенными стонами. Такое звуковое сопровождение совершенно не соответствовало представлению мужчины о безмятежном сне, поэтому, без особых раздумий, открыл дверь и шагнул внутрь.
Признаться честно, он ожидал увидеть многое, но плачущий Дейс выбил Омартрина из колеи. Мальчишка, который не плакал, когда ему было больно или страшно, сейчас сидел на смятой кровати и, тяжело дыша, беззвучно плакал. Визитера рыжик заметил почти сразу, поэтому возможности, да и желания, честно говоря, отступить обратно в тень не было.
- Что случилось? – задал как можно мягче единственный логичный вопрос дроу, медленно подойдя к кровати и садясь на самый ее краешек, «в ноги». – Ответы вроде «Все нормально», я не принимаю. В такое смог бы поверить только дурак. У тебя что-то болит? Тебе страшно?
Омар несмотря на волнение держал голос ровным. Беспокойный взрослый вряд ли сможет принести ребенку успокоение.

0

7

Малец чувствовал себя отвратительно. Ему было обидно, горько… Он ничего не понимал. Почему? Неужели  он мало потерял? Зачем? Почему призраки самых любимых и близких мучают его? В чем он виноват?
«Почему?!» - все еще кричит у него в голове. Кто кричит? Как ему ответить на это вопрос. Он не знает! Не знает, демоны!
Дверь скрипнула, и в дверном проеме появился Омартрин. Дитмар заметил его сразу же, и попытался скрыть следы своей слабости, принявшись вытирать слезы с глаз. Он ненавидел плакать, а еще больше ненавидел плакать при ком-то!  Но ничего не помогало, слезы все равно предательски катились с глаз. Да что же это такое! Только этого не хватало! Мало того что он распустил тут сопли, так еще и этот хрен зачем-то приперся. Хрена ли тебе не спится, а? Извращенец, бродит ночами и залипает на спящих!
- Не важно, жить буду, - буркнула малец в ответ на проявление заботы, игнорирую пометку про «все нормально».  Он просто забил на все попытки перестать плакать и просто устало облокотился головой о стену. Прохладная кладка слегка отрезвила голову, слезы остановились, но мальчишке вдруг стало все равно. Он бездумно уставился в одну точку и тихонько произнес. – Уходи.
Болело ли что-то у Дитмара? Нет. Разве что голова немного тяжелая от недосыпа и слез… Было ли страшно мальчику? Он не знал. Он не боялся ни темноты, ни боли… Но… Во сне ему было очень страшно. Почему? Он не боялся трупов, ран, даже кровавых рук, пытавшихся хватить его… Он боялся своего брата… Во сне он был один. Совсем один. И даже самый близкий, вдруг оказался против него. 
Почему?!
- Мама всегда говорила, что у близнецов одна душа на два тела, так почему же я все еще жив? - прозвучал в пустоте вопрос, и Дитмар вздрогнул от звука собственного голоса.  Он произнес это вслух? Дурак…
Он наконец-то прямо посмотрел на  Омара, который, не смотря на протесты ребенка, никуда уходить не собирался. Мальчонки вдруг стало и вправду страшно. Страшно остаться одному. Когда рядом был Матиас, рыжик жил ради брата, которому нужна была защита. Когда брат исчез, что осталось у Дейса, винившего себя, что не уберег последнюю родную душу? Только упертость. Он выживал из упрямства. Не хотел отдавать свою жизнь вот так вот просто.
Почему?!
- Почему я выжил? – задал ребенок тихий, но четкий, вопрос, внимательно глядя на своего спасителя.   – Для чего? Все кого я любил, приходят ко мне теперь только в кошмарах…

Отредактировано Дитмар Дейс (27-03-2017 00:53:54)

0

8

"Уходить? Ну уж нет, шкет, не брошу я ребенка одного" -подумал Омартрин, но решил, что вслух этого произносить не стоит. Да и как он мог? Сейчас, когда между ними наконец-то образовался хрупкий мостик доверия, взять и бросить Дитмара один на один с его проблемами? Толку то тогда от всех попыток наладить отношения?
Но и что делать дальше дроу тоже не знал. Просто сидеть и молчать - не вариант. Начать выпытывать из ребенка причины - тоже, еще сильнее замкнется в себе. Не имея в прошлом опыта общения с детьми, аптекарь тушевался. Наверное, когда ребенок твой собственный, когда ты видишь его с первых минут его жизни, с пониманием как-то проще, нежели так, как было сейчас у них с рыжиком. Но это не повод просто взять и сдаться. Никто же не говорил, что все будет просто.
К счастью, хотя счастьем такой разговор называть было трудно, Дитмар заговорил первым, вздрогнув от осознания того факта, что произнес слова о близнецах вслух.
"Значит у него был брат, так?"
Мальчишка до этого момента даже не говорил о своем прошлом, разве что обмолвился, что у его отца была культя, но это никак не объясняло того факта, что Омартрин нашел шкета в подворотне у борделя.
- Почему я выжил? – задал ребенок тихий, но четкий, вопрос, встретившись зелеными глазами со взглядом мужчины. Дроу, в отличие от мальца, в темноте видел замечательно и сейчас ему хотелось то ли отвернуться, дабы не видеть столько боли на юном лице, то ли обнять юного Дейса. Вместо этого он аккуратно погладил его по голове и мягко произнес:
- Чтобы жить. Поверь, это многого стоит даже тогда, когда ты один.
Текен'ндар на пару мгновений задумался, подбирая слова.
- Я не знаю, как объяснить это так, чтобы не звучало дико, но любимых нужно отпускать. Возможно, тебе сейчас покажется, что я сочиняю, но наши истории во многом похожи. Еще будучи совсем маленьким, я лишился матери - она просто ушла от меня и от отца. Потом не стало и отца - не вернулся с очередного задания, на которое он ушел, дабы прокормить нас двоих. Примерно в твоем возрасте, чуть старше, я оказался на улице. Я голодал. Воровал. Находил не особо хорошую работу, оставившую мне неприятные следы. - Омартрин невольно отнял руку от волос мальчишки и провел по рубцам на своем лице. - Тогда я ненавидел весь мир. Я не понимал, почему кому-то в этой жизни достается все за просто так, а кто-то не может позволить даже кусок хлеба. Смысла жить я не видел, думал, что помру где-нибудь да и ладно. К тому же, ты же видишь, какой я "красивый"? Внешние недостатки тоже отравляли жизнь. А потом появилась она.
Воспоминания о супруге всколыхнули в душе мужчины ворох прекрасных воспоминаний, отчего он улыбнулся уже не скрываясь.
- Лили вытащила меня из этого болота отчаянья. Стала другом, наставником, убедила в том, что для каждого в этом мире есть место. Мы поженились. Но в отличие от меня, Лили была человеком...
Омартрин замолчал, переведя взгляд на полоску лунного света, просачивающегося через оконную раму. Сейчас, нужно было собраться, дабы перейти к самой главной части его рассказа, минуя неугодные моменты, терзающие душу куда больше, чем смерть любимой.
- Шли годы, я ничуть не менялся, а моя драгоценная супруга старела. Сначала мы выглядели ровесниками, затем, словно мать и сын, а к концу своей жизни, внешне она годилась мне в бабушки. Я не стал любить ее меньше, для меня она оставалась все той же прекрасной и веселой девушкой, коей я запомнил ее в первый день нашего знакомства, но когда она умерла, я не знал, как дальше жить. У нас не было детей, я вновь остался один. Несмотря на то, что у нас были хорошие отношения, Лили стала приходить ко мне во сне, она глядела на меня осуждающе и повторяла из раза в раз одно и то же "Почему ты оставил меня? Ты обещал, что мы будем вместе до конца, но вот ты жив, молод, а я гнию в земле".
Темный тяжело вздохнул, взлохматив белоснежные волосы пятерней. 
- Мне было дико больно. Обидно. Мне было трудно представить жизнь без Лили. Остаться вновь одному? Никому не нужным уродцем. Видеть дежурные улыбки клиентов? Я так не мог. Хотел все бросить, но не смог. А совсем недавно я нашел новый стимул продолжать жить. Стимул, позволивший мне понять, что даже я чего-то стою и для чего-то нужен.
"И этот стимул сейчас спрашивает у меня, почему он остался жив" - добавил уже мысленно Текен'ндар, не рискнув сказать это вслух. Действительно, со стороны выглядит дико. Как можно говорить такое о мальчишке, которого совсем недавно подобрал на улице. Но это было так. Почувствовав, что он действительно может помочь кому-то живому, мужчина преисполнился сил. Довольно неплохая цель для того, кто живет непростительно долго.
- После этого Лили снилась мне вновь. Но она улыбалась и сияла, словно солнце. Наверное, рассказ мой отвратительно построен, да не наверное - точно, но что я хочу тебе сказать. Не бывает, такого, чтобы ты жил напрасно. Даже если сейчас тебе кажется, что виноват ты, что смысла жить нет, то обязательно настанет тот день, когда ты поймешь, что ошибался. Поверь мне, у меня богатый опыт. Я же тебе, как-никак, в деды гожусь! Нет. В прадеды! - дроу попытался последней фразой свести настрой к более шутливому, вновь погладив ребенка по голове. - Как зовут твоего брата?

0

9

Мальчишка, по не искоренившейся еще привычке, дернулся от прикосновения чужой руки, но больше всего его задел ответ на вопрос. Рыжик лишь негромко, но отчетливо хмыкнул, не находя в словах дроу ни капли смысла. Чтобы жить… А для чего жить? Что вообще есть эта жизнь? За свои десять лет ребенок только и знал что бедность, труд и драки. Но там, в старой жизни за чертой, жизни не всегда сытой, но радостной, он знал для чего старается и живет. Улыбка матери, похвала отца, смех брата… А для чего он рыпается сейчас? Жить ради себя? А что толку в такой жизни?
Но хриплый голос вернул сироту из задумчивости, и от странных, неправильный, непонятных слов, мальчишка застыл на месте. Мертвых надо отпускать? Но как же тогда? Как он может их отпустить? Да и что значит отпустить? Забыть?  Послать ко всем чертям? Так ведь не то не другое не выйдет. Он отвернулся, считая, что ничего полезного уже не сможет вынести из этого рассказа, и стал смотреть на лунный свет. Но, все же, что-то заставляло его слушать Омартрина. Было ли то детское восхищение авторитетом взрослых или же та тонкая нить доверительных чувств, что уже существовала между ребенком и взрослым, малец не знал. Он просто слушал, и понимал, что в чем-то они действительно похожи. Но к чему вел мужчина рыжику было невдомек.
Но когда мужчина неожиданно замолчал, уставившись на свет, мальчишка невольно посмотрел на него выжидающим взглядом. «К чему ты ведешь, странный взрослый?» читалось в больших зеленых глазах. Слова аптекаря жалили в самое сердце, словно он говорил не о себе, а искривленно пересказывал жизнь мальчишки. Очень искривлено. Но суть оставалась все равно единой. И от того, мальчишку бросало то в жар, то в холод, он понимал, что в рассказе мужчины есть куда больше смысла, но как же трудно было зацепиться, схватить этот смысл за хвост. Трудно и отчего-то страшно. Но даже это не помешало робкой и мимолетной улыбки коснуться губ рыжика, когда тот услышал, что жена дроу больше не мучает его. Но эта улыбка не могла надолго задержаться, а потому исчезла так же быстро как и появилась. И в голове мальчишки вновь запрыгали вопросы. От слов дроу не становилось легче, ребенок только сильнее путался в своих эмоциях, а от того злился.
"Ты не понимаешь! Я и вправду перед ним виноват..." – мысленно отвечал юнец, раздраженно стряхивая настырную руку со своей головы, и невольно сжимая кулаки. 
- Матиас. Его зовут Матиас. Звали… Или зовут... Не знаю... Хочу думать что все еще зовут...- тихо и горько ответил ребенок,  понимая что уже очень долго не произносил имя брата вслух.  Дитмар мрачно уставился в одну точку, повесив голову. Что толку теперь в имени.  Что толку в этом разговоре?!  Это ведь ничего не вернет. Он ведь никогда не сможет забыть брата. Поистине, неизвестность хуже приговора. Где Матиас? Что с ним? Почему все так получилось? Ребенок злился. Мальчишка хотел кричать, ломать все на своем пути, рвать и метать. Лишь быть хоть как-то выместить злость за несправедливость. Что плохого сделал этому миру Матиас?! Что?! Почему его забрали? Куда? Почему ему так страшно? Почему стражники отказались его искать и лишь посмеялись в лицо беспомощному ребенку?! Но он, ребенок, не кричал. Дитмар все так же бездвижно сидел, и лишь небольшая дрожь выдавала его раздражение. – Он всегда был таким хилым… Я должен был его защищать. Помогать…  Я не справился.
Голос ребенка дрогнул и в горле его опять застрял предательский комок. Нет. Он не будет больше плакать. Не сейчас. Не при дроу.  Лучше вообще никогда.
-Его забрали... неизвестно кто и куда... не знаю, мне кажется он еще жив... но ему страшно... и я не могу ему помочь, - справившись с эмоциями, продолжал мальчишка. Зачем он это говорит, почему, и стоило ли это говорить вообще, он не задумывался.  Просто, раньше не с кем было поговорить о брате. Доверить кому-то столько личное и даже тайное.  Но чертов дроу задел какую-то тайную струнку в ершистой душе, и мальчик чувствовал, что ему необходимо кому-то высказаться. И пусть его голос был все таким же тихим и безэмоциональным, Дейсу становилось легче только от того, что кто-то его слушает. Его уже очень давно никто не слушал.  – Но во сне он приходит ко мне в виде трупа... и...  Я понимаю почему он злится. Я обещал ему…
Что именно  он обещал, Дитмар не произнес. Да и не мог. Это все было слишком тяжело. Забытые, спрятанные чувства и воспоминания снова нахлынули на ребенка, и справляться с ними оказалось очень сложно.  Как он может отпустить брата?  Связанные кровью, два брата были неразлучны. Всегда вместе. Как единое целое. Если Матиас грустил, Дитмар чувствовал это. Если Дитмару было больно, Матиас плакал за него. Если болеть, то вместе. Если радоваться, то вместе. Все на двоих: лицо, кровь, сердце, душа… Так как же он может его отпустить? Как он может забыть часть своей собственной души? Это невозможно.
- Мы вместе пережили смерть родителей, но… без него тоскливо.... Без Матиас, я словно разрубленный пополам… - прошептал ребенок, завершая свой совершенно несвязный рассказ.  Нет. Из этой темноты нет выхода.

Отредактировано Дитмар Дейс (27-03-2017 00:54:15)

0

10

Сколько же боли испытал этот мальчик за свою короткую жизнь. Омартрину действительно хотелось просто обнять мальца, показать не словом, а действом свое сочувствие. Но нельзя. Если уж решил идти дорогой убеждения - убеждай до конца, не отступайся.
- Я тебя понимаю, - вновь заверил Дитмара мужчина, взглянув на свои руки. - Хотя, конечно, ты можешь не согласиться, сказать, что брат и любимая женщина совершенно разные вещи, но менее больно от потери дорогого человека не становится в любом случае. Я тоже видел, как умирает близкий мне человек. Медленно, постепенно теряя остатки жизненных сил. В последние дни я не отходил от ее постели, держал за сухонькую ладонь. Она почти не говорила, больше слушала, изредка улыбаясь. Я видел, как с каждым днем в ее глазах угасала жизнь. Видел и не мог ничего поделать. От этого было еще больнее. Она взяла с меня клятву, что я не буду пытаться вернуть ее к жизни. И я не пытался. 
Дроу замолчал и, поднявшись с кровати, подошел к окну, вглядываясь в ночную тьму, но не видя ничего, что находилось в ней. Помимо воспоминаний о драгоценной супруге перед глазами мклькнуло еще одно воспоминание. Только ручка там была не сухонькая, а маленькая, светло-серая. Еще один человек, которого не удалось спасти.
Утешитель из него оказался так себе. Вместо того, чтобы подбодрить рыжика, рассказал ему еще одну печальную историю вдобавок к уже имеющейся. Молодец, чего тут сказать.
- Не было и дня, чтобы засыпая, я не видел перед глазами ее лицо. Она была моей жизнью. Почти пол века вместе... Я не хочу сказать, что... ох... Я ни капли не помогаю, да?
Текен'ндар усмехнулся и повернулся к мальчишке, застывшему на кровати.
- Я лишь хочу сказать, что ты то жив. Понимаешь?
Он отошел от окна и присел на корточки возле кровати так, что их с Дитмаром лица оказались примерно на одном уровне и теперь лавочник мог взглянуть в еще влажные от слез глаза мальчишки, которые тот старательно пытался отвести в сторону. Посчитав, что время пришло, Омартрин положил свою ладонь на встрепанную макушку ребенка.
- Как бы глупо и заезженно это не звучало, но если твой брат наверняка любит тебя так же, как ты любишь его, разве он захотел бы, чтобы ты страдал? Чтобы наплевательски относился к своей жизни и думал о смерти? Ты жив, Дитмар Дейс. Грубо будет сказать так, но я скажу - живи за двоих. Поверь, совершенно никому не станет лучше от того, что ты до скончания века будешь корить себя или решишь умереть, ровно как и никто не посмеет ставить смерть брата тебе в укор. Ты не виноват в ней. Тебе не стоит забывать о случившимся и вычеркивать это из жизни, но и прошлым жить не нужно. Впереди тебя ждет целая жизнь и только ты в праве решать чем ее наполнить.

+1

11

Дроу действительно не помогал. Совершенно. Наверное, даже делал хуже, добавляя к собственной боли ребенка еще и чужую. В данный момент малец хотел лишь одного, чтобы все это закончилось. Что толку от этой жизни? Где они, те прелести, о которых так любят вещать барды?  Видимо только в рассказах менестрелей они и живут…
Найденыш не мог сейчас смотреть в глаза мужчины. Просто не мог. Сам не знал почему. Стыдно? Да. Печально? Да. Больно? Да. Все и сразу. От чужого прикосновения мальчик снова вздрогнул, словно его окатило потоком холодного пронизывающего ветра. И каждое слово остроухого било больнее,  чем сотни обворованных богачей. И каждый удар попадал в цель. Каждая фраза вытесняла из души мальчишки пустоту. Пустота неизбежно заполнялась чем-то другим. Сейчас это была боль. Но не та, что терзала его до сих пор. Эта боль, словно разделанная на двоих, стала не такой тяжелой и всепоглощающей. К тому же, и боль не задерживалась, она скручивалась в маленький клубок, и пугливо пряталась, не способная больше распространятся по душе вольготно, как было раньше. С каждым словом к ребенку приходило осознание, но он не понимал что это за чувство. Согласие? Примирение? Малец просто не знал. При всем желании он не смог бы описать что испытывал в то момент. Единственное что он четко осознавал, так это то, что каждое предложение Омара, приносило облегчение: боль собственной вины отходила, и взамен ей приходила простая грусть. Ребенок вдруг осознал как много светлых воспоминаний осталось у него от семьи и брат. Да, их не вернуть, но он может пронести их образ дальше, сохранить то малое, что у него осталось. Омартрин прав, на тот свет еще успеется, а Дитмар… Дитмар еще может пригодиться. Хотя бы для чего-то. Хотя бы для того чтобы просто помнить…
Дейс не сразу понял, что он плачет: лишь когда на губу скатилась соленая капля, ребенок встрепенулся, но успокоиться так и не смог. Даже наоборот, он, сам не зная почему, прижался к груди дроу и разрыдался навзрыд. Он хотел выплеснуть всю ту боль и бессилие, что до сих пор были закрыты, пожирая его изнутри. Теперь все это выливалось из самых потаенных уголков души, и выплескивалась солеными потоками. Сейчас ребенку не было ни стыдно, ни страшное. Ему просто надо было выплакаться.  Он так долго держал эти слезы в себе... Нет, пусть текут… Сегодня можно. Один единственный раз.
Рыжик не знал, сколько времени он провел вот так, рыдая в чужую грудь чужака, так неожиданного ставшего очень близким. Но в один момент пацаненок просто понял, что уже не плачет, а просто сидит и смотрит в темноту. Лицо щипало от слез, нос заложило, отчего ребенок то и дело  шмыгал, а в душе стало как-то удивительно спокойно. В то же время мальчишка очень устал. Ему еще предстоит переварить все полностью, восстановится, в полной мере ощутить вкус жизни, но сейчас он хотел только одного – спать. И теперь – он был уверен в этом – дурные сны не придут к нему.
- Спасибо… - тихо прошептал ребенок и на пару минут так и застыл. Но вскоре Дит решительно шмыгнул носом и вытер глаза двумя точными движениями рук.
- Тебе спать не пора? – недовольно произнес малец, с укором глядя на красноглазого эльфа, словно ничего и не было. И плевать, что  у него еще ресницы от влаги слиплись, а глаза приобрели сразу несколько оттенков красного. Ребенок соскочил с кровати и стал упорно двигать мужчину в сторону выхода. Сам мужчина двигался в сторону двери не охотно, но и не сопротивляясь. – Ходит по ночам, на детей смотрит. Мало того что похититель, так еще и  извращенец!
Захлопнув за мужчиной дверь, мальчишка выдохнул. Тяжело быть сильным, когда тебе так плохо. Конечно, Дитмар облегчил души, и поуспокоился. Но такие вещи всегда оставляют свой осадок, и он будет там очень долго.
Найденыш подобрал валявшееся на полу одеяло и улегся в постель. Он еще некоторое время смотрел в окно, на то как звездная ночь превращается в очень ранние утро, на то как мрак отступает, оборачиваясь предрассветной серостью, на то как одно неизбежно сменяется другим… На этот  раз мальчик уснул очень крепко.

***

Проснулся Дитмар уже ближе к обеду.  Чувствовал он себя довольно помято, но зато выспался. Тоже неплохо, разве нет?  К тому же в голову ребенка пришла одна мысль, но вот воплотить задуманное сам он не мог. А если уж и обращаться к Текен'ндару за помощью, то хотя бы с  позитивным настроем.
Как и предполагалось, Омартрина он нашел в лавке. Аптекарь старательно и терпеливо объяснял какой-то нервозной на вид клиентке, что лучше взять этот пузырек, а не тот. В итоге женщина купила что-то совершенно другое, и Дейс проводил ее непонимающим взглядом гуманитария, которому только что хотели объяснить высшую математику.
Пока в лавке не наблюдалось новых клиентов, надо было ловить момент. Только вот Дейс не шибко-то был умел в просьбах, но…
- Дня, - многозначительно и кратко поприветствовал ребенок взрослого. Вообще он хотел сказать стандартное «Доброго утра», но в послеобеденное время это звучало как-то неуместно.  Поприветствовал и замолчал, потому как не мог подобрать нужных слов и четко высказать свою мысль. Он пошарил взглядом по лавке, но зацепится было не за что, и, поняв что отступать было уже некуда,  сбивчиво попросил. – Слушай… я хотел бы навестить мой дом… то, что от него осталось… ты не мог бы сходить со мной?  Я бы и сам, но даже не представляю в каком районе стоит твоя лавка.
Смущенный необходимостью кого-то напрягать из-за собственной несамостоятельности, мальчишка слегка покраснел и быстро отвел взгляд в сторону, поскребывая затылок.

0

12

Омартрину не оставалось ничего кроме как гладить ребенка по голове. Молча, не говоря больше ничего, что могло бы ранить того еще больше или с небольшой долей вероятности утешить. Хреновый он утешатель, как ни крути. Маловато практики, да и характер.
"Ничего. Все у нас будет хорошо. И у тебя, и у меня." - думал про себя темный эльф, продолжая гладить мальчика по голове.
Когда Дитмар поблагодарил взрослого, он понимающе отстранился и хотел было сказать что-то умное, но был застан в расплох следующими действиями мальчонки.
- Спать? Но я же существо ночи и мне положено... Да что ж ты так пихаешься то! - со мешком поинтересовался у рыжика некромант, покорно двигаясь в сторону выхода. - И почему извращенец? Что я сделал то!
но ответа он не получил, поскольку дверь была закрыта и эта закрытая дверь являлась жирной точкой в их разговоре. Юный Дейс сказал все, что хотел.  Текен'ндару оставалось лишь вздохнуть и отправиться туда, куда он шел, испытывая внутри удовлетворение - если он так себя ведет, значит действительно все будет хорошо.

***

Начало дня выдалось нервным. Хотелось разбить злосчастный пузырек о голову глупой клиентки, но вместо этого приходилось объяснять ей вполне очевидные вещи и уговаривать на разумные действия. Безуспешно. Хоть Омартрина и ценили местные, как хорошего аптекаря и знающего врача, некоторых переубедить было совершенно нереально. Он уже догадывался, что через пару дней женщина вернется с претензией, что лекарство не помогло и все-таки купит нужную склянку, но это потом, а сейчас пускай идет куда хочет. Клиент же всегда прав, так?
- Дня, - поздоровался в ответ Текен'ндар, кивнув спустившемуся мальчишке, имевшему удовольствие наблюдать за дамой. - Тут такое всегда. не обращай внимания. Может даже скоро привыкнешь ко всему этому. Хотя точно привыкнешь.
На фразу о том, что у Дитмара есть просьба ко взрослому, некромант отреагировал спокойно. Кивнул и выслушал эту местами сбивчивую осторожную речь.
- Конечно. Если тебе этого хочется -сходим. - с готовностью отозвался аптекарь, стараясь не смотреть на мальчонку слишком пристально, чтобы не смутить того еще больше. Судя по тому, как рыжик себя вел, просьба и так далась ему слишком сложно. - Можем даже сегодня. Я закрою лавку чуть раньше и отправимся. Только скажи мне в каком районе вы жили, или хотя бы опиши, что там было рядом. Город большой, не хотелось бы плутать в нем слишком долго. Разумеется, не потому, что на нас могут напасть плохие человеки и не только, с ними я разберусь, но потому что я уже слишком старенький, чтобы долго бродить собственными ногами.
Он вновь попытался свести все к шутке. Почему-то сейчас казалось, что это поможет. Ну, казалось. Лично ему, будь он маленьким и испуганным, куда проще было бы общаться с чуть придурковатым взрослым, а не с хмурым.

+1

13

- Такие старики любому молодому фору дадут, - проворчал Дейс, хмуро и смущенно разглядывая баночки на полках. Он уже давно так ни с кем не разговаривал. Вот чтобы шутками. Вот чтобы открыто. Он еще не привык, но он старается. Он хочет снова научиться верить. А это было трудно. Но до предшествующей ночи это было в десятки сложнее. А сейчас стало легче.
- Мы жили в нейтральной зоне между округом людей и округом зверолюдов, где-то по середине сегмента… На улице Пустой Звезды… пятый дом, - если в начале своей речи мальчик говорил уверено, то потом его голос понемногу стал затихать, словно он пытался вспомнить точный адрес. Только вот адрес он знал наизусть и вряд ли что-то сотрет его из памяти, но говорить почему-то было сложно.
Он даже не знал для чего хотел туда пойти. Что он там найдет? Пепел и разруху. Там уже больше ничего нет. Просто пепелище. Даже не разобрать где чьи тела, да и вообще где тела, а где просто сгоревшие части дома. Да и зачем? Зачем ему туда идти, да еще и напрягать Омартрина? Почему он так туда стремится?
Мальчик искал ответ молча, хмуро наблюдая как Омартрин занялся очередным клиентом. Гораздо более спокойным, чем предыдущая дама. Он привыкнет? Что-то в этой Дитмару не верится. Да и не до этого сейчас было мальцу. Он искал ответы. И, увы, снова их не находил. Когда дверной колокольчик звякнул, оповещая что клиент ушел, Дейс быстро посмотрел на Омартрина и так же быстро сказал.
- А вообще знаешь, забудь. Не надо никуда идти. Пустая затея. Толку как греха от фетхерна, - пулеметной очередью проговорил ребенок и поспешил исчезнуть в дебрях дома. Он пасанулся, и не хотел видеть подтверждения этого в глазах похитителя детей.

+1

14

Омартрин с наигранным осуждением покачал головой, как бы показывая, что он думает о молодых людях, не уважающих старость. И пусть этот "старик" выглядел, как юноша, но в деды по возрасту все же подходил.
- Отлично. Я знаю, где это. В моей юности я работал доставщиком и как раз неподалеку жила одна женщина, которая была нашей постоянной клиенткой и мне приходилось бегать туда каждый день. - уверенно закивал Текен'ндар, погружаясь в воспоминания былых лет и не замечая, как ребенок медленно начинает терять уверенность в собственных словах. - А еще у нее был невероятно вкусный чай с мятой! И какие-то странные печеньки... Дитмар?
- А вообще знаешь, забудь. Не надо никуда идти. Пустая затея. Толку как греха от фетхерна- протараторил ребенок и пулей помчался на верх. Судя по тому, как грохнула дверь, скрылся он у себя в комнате.
"Да что с этими детьми не так то?" - вздохнул мужчина, потерев переносицу. "Может ему разговоры о чае показались странными?"
Несмотря на то, что Дейс высказал свое нежелание отправляться в "путешествие", мужчина так просто сдаваться не собирался. Если он решил, что они со шкетом сходят к его бывшему дому, то они сходят. Сомнения ребенка это дело такое. Просто испугался.
- Дитмар, а ну одевайся и пошли, - постучал в дверь комнаты рыжика уже полностью одетый Текен'ндар. - Возражений не принимаю. Через пять минут жду тебя у выхода. Время пошло.
Быть строгим это совершенно не то, чего хотелось сейчас некроманту, но это дало свои плоды. Мальчишка спустился еще до того, как истекла четвертая минута. Коротко улыбнувшись, Омар взял ребенка за руку и движением руки замкнул дверь. Путь их был не близок.

***

Хоть Омартрин и знал дорогу, один раз им все же пришлось остановиться и спросить дорогу. Растущий город, черт подери! Ранее не застроенное место, через которое можно было срезать большой кусок пути, теперь было занято трехэтажным домом на балкончиках которого сушились странные тряпки.
"понастроили тут" - буркнул про себя дроу и отметил на будущее, что у него уже появились "старческие замашки". При следующем удобном случае обязательно сообщит об этом Дитмару. Ну вот железно!
Спустя часа полтора они все же достигли места. Район, конечно, так себе. Вроде бы все относительно чисто и даже порядочно, но привыкший к центру некромант недовольно повел носом. Что ж, достаток балует.
Текен'ндар не отпускал руки рыжика ни на секунду. Не отпустил он ее и тогда, когда мужчина с ребенком оказались аккурат напротив руин, бывших некогда домом. Некромант был готов поклясться,  что в тот момент Дейс сжал его ладонь ощутимо сильнее, чем раньше.
- Вот мы и на месте.

+1

15

Скрывшись в комнате, ребенок наивно надеялся, что его глупая просьба потеряет смысл, и Омартрин не станет настаивать. Какой там?! Через некоторое время, в комнату Дейса постучали и строго потребовали собираться. Мальчишка даже подскочил на месте, недовольный строгим тоном взрослого и хотевшим уже сказать что-то острое и обидное. Но промолчал, лишь недовольно пропыхтев.
Первые две минуты ребенок провел в полной решимости никуда не идти. Нет, нет и нет. Зачем? Ляпнул по глупости, теперь  вот мучайся с этим. Но в принципе, если Дит не выйдет из комнаты, его же насильно не потянут к отчему дому?
Правда решительность исчезала так же быстро, как и появилась. И сдавшись, Дитмар все же собрался и спустился вниз. Он был хмур и явно не весел.
- Это дебильная затея, - авторитетно заявил еще на лестнице мальчик, скрестив руки на груди и втянув голову в плечи. Впрочем, его угрюмая позиция не мешала ребенку спускаться по лестнице, подчиняясь не то авторитету взрослого, не то собственному стыду, не то фиг его пойми чему еще.
***
Всю дорогу парень угрюмо молчал, внимательно следя за направлением их пути и стараясь запомнить повороты. Добраться было  вроде бы и не сложно, но тайно Дитмар надеялся, что они заблудятся и будут вынуждены вернуться в дом Омара.
Но нет. Как на зло дроу и вправду неплохо знал дорогу, а случайный прохожий довольно четко показал куда им надо идти, чтобы придти к нужной улице. Вот же! Когда не надо они всегда четка направляют правильно, зато, когда действительно нужно,  фиг найдешь тех, кто знает, как добраться до какой-то там улице – хорошо, если попадаются те, кто хотя бы слышал об этой самой улице.
Юнец держался за руку Омартрина не столько в страхе потеряться, сколько в страхе снова отступить. Совершенно не хотелось опять пасануть и попроситься домой. Это было бы для Дитмара настолько неприятным, что даже представить себе стремно.
Когда же они выбрались к нужному месту, Дитмар остановился как вкопанный, невольно напрягшись всем телом, и даже не заметив как сжал ладонь некроманта чуть сильнее обычного. Видеть руины было больно. Вспоминать сколько всего хорошего и ужасного произошло в этом некогда доме – еще больнее. Рядом стояли другие дома. Дейс попытался сохранить лицо, и не сильно выдать своего волнения.
Но смотреть на пожарище было больно... Несколько  обугленных деревяшек остова, оставшегося от небольшого домика, и куча пепла, да пару кирпичей в саже – вот все что осталось от дома Дейсов. Да и ничего удивительного. Кладку печи наверняка разобрали для своих нужд другие бедняки, да и уцелевшие вещи постигла та же учесть. Хотя, о каких уцелевших вещах можно говорить?
Мальчик посмотрел на соседские дома и дворики. Было удивительно тихо. Дитмар не помнил, чтобы было так тихо раньше. Обычно ребятня носилась с визгом, играя в салки, либо дралась, рабочий люд что-то да делал, занимаясь своими делами, старики всегда сидели на лавочках, ворча, пыхтя, либо балуя детишек сказками. А сейчас было слишком тихо – народ жил в страхе, и лишний раз старался не вылезать из домов.
Дитмар непроизвольно сжал губы, а брови его сошлись на переносице. Эти гады, это мерзкие сволочи не просто погубили его семью, но и весь район запугали. Когда-то бедная, но живая улица, кипела энергией, а сейчас это были самые настоящие удручающие трущобы. Ребенок злился. Злоба его заставило все тело напрячься. Он пришел сюда с одной целью, но даже не подозревал что оберет совсем другую.
- Когда-нибудь это закончится, - очень тихо, едва ли слышно, даже если прислушаться, пообещал рыжик. Он понял, чего он теперь хочет. И когда-нибудь, он обязательно этого добьется.
Постаяв еще с минуту, ребенок тяжело глубоко вздохнул, и посмотрел на рядом стоящего взрослого.
- Вот мы и пришли. Налюбовался? Рад? Пошли обратно, - заявил малец обыденным, слегка дерзким, тоном, и развернулся, надеясь уйти от родного дома подальше. Он не хотел, чтобы кто-то его тут узнал. Сейчас слишком рано для этого. Тем более начнутся бесконечные разговоры, расспросы и жалобные взгляды. Хватит, с него этих соплей хватило еще в бытность уличной жизни. Настала пора двигаться дальше.
Только вот упертый взрослый,  крепко держа мальца за руку, так и не сдвинулся с места, продолжая смотреть на руины. Дейс, в плену взрослой руки, застыл, и удивленно посмотрел на дроу. Чего этот ушастый задумал-то?

0

16

Наблюдать за сломленным мальчишкой было тяжело. Омартрин проникся его болью. Они оба кого-то потеряли, и дроу прекрасно понимал Дитмара. Но он, в отличие от Рыжика был взрослым, потому вел себя сдержанно. Нельзя показывать мальцу, что и ему не по себе. Сейчас он должен его поддерживать и всем своим видом давать понять, что все хорошо. Даже в таком месте.
"Помойка, конечно, еще та." - подумал мужчина. "Видать много тут поменялось. Ах, город, ты прекрасен"
- Вот мы и пришли. Налюбовался? Рад? Пошли обратно, - уж слишком наигранно дерзким тоном поинтересовался Дейс.
Некромант посмотрел на него укоризненно и покачал головой. Нет уж, раз они проделали такой путь, то просто так уйти было бы глупостью. От их похода должна быть какая-то польза. Что-то, что успокоит истерзанное сердце мальчишки, а не заставит его еще сильнее переживать.
- Поверь, смотреть тут совершенно не на что. Я бывал в разных местах, в куче разных мест, хоть по мне и не скажешь, так что сравнивать мне есть с чем. - хмыкнул Омартрин. - Мы с тобой не сделали еще одной важной вещи. Так что потерпи немного.
Мужчина аккуратно высвободил свою руку из ладони мальчишки и, поправив складки плаща, перебросил посох в правую руку и отошел на пару шагов вперед. Для магии нужно место. Еще вчера вечером ему в голову пришла великолепная идея, которую осуществить было просто необходимо. Несколько коротких резких взмахов посохом и один длинный, описывающий окружность. Вокруг некроманта воздух будто бы стал плотнее, если хорошенько присмотреться, то можно было даже увидеть его движение. Он густел, темнел и во что-то формировался. Спустя пару секунд в руках Текен'ндара очутилась средних размеров погребальная урна, сразу же оттянувшая его ладонь своим весом.
- Шаг один, - прокомментировал свои действия дроу и поставил урну на землю. - А теперь шаг два. Самый главный. Не зря же я не простой доктор.
Некромант вновь сделал несколько пассов посохом. на сей раз в движение пришел не воздух, а те горькие остатки, что когда-то назывались домом. Крышка слетела с погребальной урны и повисла в воздуха, а к ее горлу от развален медленно потянулась струйка пыли. Было совершенно не сложно отделить прах от пепла.
- Мы же не можем оставить твоих родителей просто так. Это было бы невежливо.

+1

17

Дитмар удивленно приподнял бровь и скептически посмотрел на мужчину. Чего этого они не сделали? Вообще это Дитмар сюда шел с определенной целью, а этому дроу что тут надо? Непонимания застило даже боль и грусть, и даже злость, оставив только детское болезненное любопытство. Потому-то малец и остался стоять на месте, даже когда остроухий отпустил его руку.
Дитмар с не скрытым – настолько его ошарашили действия похитителя детей - любопытством наблюдал за действиями мужчины. Шкет совершенно не понимал, что хочет сделать дроу, но магия, ловкие движения, и взявшаяся откуда-то урна вынудили мальчика не моргая глядеть на эльфа.
Движения струйки пули заставила мальчика сделать шаг назад, но он все равно продолжал смотреть на движение пыли как заворожённый. Когда крышечка глухо стукнула, закрывая наполнившуюся урну, Дитмар перевел полные непонимания глаза на взрослого.
Слова дроу дошли до мальчика, не имевшего дела с похоронами еще ни разу в своей жизни - несмотря на несладость этой самой жизни, - не сразу.
- Там… мама и папа? – непривычно удивленного и спокойно, без своего извечного дерзкого вызова в голосе, спросил мальчишка. – Зачем?
Чуткие слух мальчишки уловил какие-то шебаршения и переговоры, доносящиеся из разных уголков улицы. Действия мужчины привлеки внимания многих. Наверняка и соседи уже не прячутся по своему обычаю от чужаков, а поняв, что чужаки пришли не по их души, позволили себе поглазеть на пришедших. Вряд ли они смогут в отощавшем мальчишке узнать Дитмара, но Дейс рисковать не хотел.
- Ладно, пойдем уже. Ты привлек много внимания, - снова нахохлившись, буркнул рыжик, и сам ухватив Омартрина за руку, потянул его прочь с улицы. Правда, протянув пару шагов понял, что тянет не в ту сторону, но не растерялся, резко развернулся и, как не в чем ни бывало, потянул ушастого в другую сторону.

+1


Вы здесь » Кте Онор » То, что было » Мы твои страхи, мы твоя память.