АМС снова в шоке!
Итак. Победитель у нас уже определен, но официально мы объявим его позже.
А вот голоса между тремя претендентами на второе и третье место разделились поровну!
Потому открыто новое голосование, по итогам которого будут определены серебреная и медная медаль шутника.
Читайте, вдумывайтесь, и только после этого отдавайте свой голос.

Омартрину Текен'ндару

Кто: Лабария Массасауга
Что: Цветные карандаши/мелки
Как: Надо засунуть подарок в еду (торт/кашу и т.д.)"


Как ни странно, но Омартрин любил дарить подарки. Хотя ладно. Странным это могло показаться лишь тем, кто был знаком с дроу поверхностно и не видел умоляющего взгляда, когда Дитмар в очередной раз отказывался принимать от папеньки новую рубашку. "Нахрена она мне!? У меня еще старая целая!" - возмущался парень, но все равно сдавался. Или с какой легкостью и доброй улыбкой он обвешивает скелет горничной драгоценными украшениями. В общем, небольшой круг друзей был прекрасно осведомлен о предпочтениях ушастого.
Близился День Матери.
Раньше Текен'ндару вообще не приходилось заморачиваться по этому поводу, поскольку не было ни матери, ни проблем, но сейчас, на минуточку, у него их было целых две - Ирда, мать биологическая, и Лабария, подкармливающая дровика в детстве и крайне недовольная тем, что настоящая мать Омара объявилась. Их овуляционные перепалки по типу "Это мой ребенок! Я его родила и люблю больше, значит мать - я!" и "Мать не та, кто родила, а та кто воспитала! Это мой сыночек!" заставляли несчастного вздыхать. И не только потому, что хотелось сказать, что воспитала его улица и старик Вуд, да и делить восьмидесятичетырехлетнего некроманта уже поздно,  а потому что крики "ЯЖЕМАТЬ!" раздавались на его территории, в его доме, в месте, где должно быть тихо. Теперь же номинально у дроу было аж две матери, каждая из которых по-любому бы обиделась, если бы ее обделили вниманием. Ох как обиделась! Если с Ирдой было все относительно просто и подарок мужчина нашел сразу, то что подарить Лабарии не знал.
- В чем может нуждаться женщина, вертящая сразу несколькими любовниками, готовыми ради нее на все кроме свадьбы? - задал вопрос чернильнице из черепа вопрос Омартрин. Чернильница предательски молчала. - Вот и толку то от тебя.
Сдаваться было уже поздно, от того Текен'ндар тщательно перебирал все недавние диалоги с Лабарией.
- Эврика! - некромат аж вскочил из-за стола. Он вспомнил, что совсем недавно женщина упоминала, что хотела бы попробовать порисовать, но от ее мужланов только цацки золотые можно ждать и ничего больше.
Подарок был куплен незамедлительно, но в день Х нужно было его еще как-то и подарить. В Бореле и так ходили странные слухи о странном дроу, который приходит туда то с женой, то с ребенком, а то и вовсе на пару минут. Ненормальный! Извращенец! Приди он туда с коробкой карандашей, что бы они подумали? Зная местную клиентуру (барышни были еще ничего в большинстве своем) - ничего хорошего. Идея, как всегда пришла внезапно - спрятать коробку в торт! Как стриптизерша, только карандаши. А что? Оценит поди! Профессиональный юмор, не? Габи бы оценила, а они коллеги по цеху.
Лабарию Омар застал в зале вместе с клиентами, но она с радостью оставила их на молоденьких эльфиек и направилась к "сыначке". Вид торта ввел ее в замешательство. Либо просто потому что это был большой торт, либо потому, что это мать его был большой тор в виде гробницы с аккуратной надписью "Буду любить и помнить даже после смерти". Ну... некроманты тоже обладают специфичным юмором.
- Как мило, солнышко, но что это? - осторожно осведомилась хасса, осматривая подарок со всех сторон.
- А ты руку в дверь просунь. Не бойся. - совершенно ровным голосом ответил дроу, настойчиво взглядом попросив сделать "маменьку" так, как она просит. Та лишь пожала плечами и сунула наманикюренные пальчики в торт.
- С Днем Матери, Лаба, - ухмыльнулся Омартрин, когда ее ноготок коснулся железной коробки.- Не надо хоронить свои желания


Лави Лаврейну


Кто: Корнелия Эсфорд
Что: Букет кактусов
Как: Подарить подарок упоровшись грибочками


Знал он, что с этими грибами что-то не так – вкус у них был довольно специфический, но голод и желание поскорее встретиться со своим милым рыжиком взяли верх и жаренная яичница с грибами, приготовленная сестрой, была уплетена за пару минут. Единственное, что успел сделать Лави перед тем, как мир заиграл для него другими красками и заплясал, аки танцевальный фестиваль: купить букет кактусов самому вредному и ершистому из Дейсов и заглянуть в библиотеку к своему другу. Собственно говоря, там-то его и начало торкать не по-детски. Даже Хезер забеспокоился о состоянии своего слишком радостного друга. Глаза странно блестят, зрачки расширены, улыбка от уха до уха…
- Лави. Лави! Очтись, ты о чём говоришь? С тобой всё в порядке? - Серпенс слегка отстранился в сторону, оглядывая приятеля сверху до низу, и покачал головой. Глупый вопрос он задал. Очень глупый. Естественно с ним не всё в порядке!
- Ты разве это не слышишь? Они говорят! Твои книги живые! – радостно прощебетал Лави. Он крутился из стороны в сторону и с таким неподдельным восторгом осматривал книжные полки, что Теруми невольно стало боязно за своё имущество. Мало ли что этому ненормальному в голову придёт.
- Ты под кайфом? Лави, книги не разговаривают и не просят тебя спеть песенку “Оставайся мальчик с нами - будешь нашим королем”. Это глюк! - Но даже после того, как Теруми повысил голос, Лави не обращал на него внимания и по всей видимости даже не собирался. Он и вовсе через какие-то пары минут стал отвечать литературе, чем ввёл предводителя диких вильваринов в ещё большее изумление. Теруми уже всерьёз начал подумывать огреть Лави чем-нибудь тяжёлым по голове. Это сейчас он такой весёлый, а что случится в следующее мгновение попробуй угадай. Да и не знал Хезер, какую дурь тот сожрал.
Лаврейн настолько увлёкся кружением и рассматриванием чудного волнистого окружения, что случайно чуть не дал Серпенсу по лицу своим колючим букетом. Он даже не заметил, как начала собираться в паре метрах от них толпа любознательных читателей, среди которой оказалась одна невысокая, но примечательная за счёт цвета своих волос барышня, коей была Корнелия Эсфорд.
Девушка просто хотела спокойно посидеть в тишине и дочитать книгу, которую на время дал ей один её друг, но и в этой библиотеке покоя не нашлось. Ведомая своим любопытством, Неля тоже решила посмотреть, что здесь происходит. По голосу и выкрикам Хезера она сразу поняла кому сегодня спокойно не живётся, но посмотреть-то и отчитать негодника всё равно хотелось. Из-за него же весь отдых полетел насмарку.
- Ого, Хезер, да у тебя пол таит! Это как? - В видениях Лави пол и в самом деле стал выглядеть весьма странно, словно подтаявший шоколад, оставленный на солнцепёке. Правда, это не напугало его, а лишь немного подивило.
- А вот так! Всё, прекрати меня позорить и пошли отсюда! - Теруми схватил Лави под руку, но тот, заприметив просочившуюся через толпу зевак свою синевласую знакомую, быстрым шагом рванул к ней, тем самым вырвавшись из ещё слабого захвата и чуть не сбив библиотекаря с ног.
Корнелия только и успела упереть руки в бока и открыть рот перед тем, как мужчина протянул ей букет кактусов. Замерев от удивления и похлопав глазами, девушка неуверенно, но взяла подарок в руки. Она могла сейчас всякого ожидать от Лави, но такого...
- Нель, позаботься об этих крохах хорошо, а то ты им так понравилась, что у меня рука не дрогнет подарить их кому-нибудь другому.
- Что? - пуще прежнего поразилась происходящему Корнелия и еле сдержалась от того, чтобы не покрутить пальцем у виска. - Лави, ты пьян?
- Они сказали...
- Молчали они! - Подскочил Теруми сзади к Лави и быстро закрыл его рот рукой. Виновато рассмеявшись и добродушно улыбнувшись, вильварин потащил за собой брыкающееся недоразумение к себе в кабинет. - Расходимся, народ, расходимся. Здесь нечего смотреть. Лучше книжечку какую почитайте – интересней будет. А с тобой мы у меня в кабинете поговорим, - уже более угрожающе и тише произнёс Теруми на ухо Лави. Сегодня день будет у каждого весел. И если Хезер Эспер завтра простит Лави его клоунаду, то Глас Хамшаала об этом будет ещё очень долго помнить. Родственничек, что б его...


Теруми Серпенсу

Кто: Нимэль Ардис
Что: Большая мохнатая гусеница (благо не лягушка хд)
Как: Подарить подарок пробегая мимо одаряемого


Временами даже у злодеев настаёт такой день, когда им ничего не нужно, кроме внимания тех, кого они преданно любят. Сегодня же этот день наступил и у Теруми – ему удалось-таки пригласить на свидание Айри! Годы слежки, горы убитых её ухажёров и личных нервных клеток, но ему это удалось. И если в этот день всё сложится отлично, то можно будет с твёрдой уверенностью заявлять, что однажды у него будут кровные детишки.
"Какая же смесь тогда у нас ней получится?"
Приводя себя в порядок перед зеркалом, Теруми в действительности задумался над тем, какие дети могут получиться от их с Арий союза. Два сильнейших представителя своей расы, у каждого свой врождённый магический голос… И в который раз Серпенс отругал себя за свою спешку в прошлом. Не торопился бы так с этим восстанием, имел бы сейчас взрослых детишек под боком.
Поправив быстро чёлку рукой, Теруми вышел из ванной комнаты и принялся неторопливо одеваться.
"Времени всё равно много, торопиться некуда", - подумал Теруми, краем глаза цепляясь за ползающего по близости Гершара. Змея рассматривала его вещички, порой пряталась в них по самый кончик хвоста, но потом вновь показывалась на белый свет. Такой же спокойный, как его хозяин сейчас, хотя обычно перед первым свиданием многие как минимум испытывают лёгкое волнение.
Отглаженная чистая одежда, немного мужского парфюма, аккуратная причёска и… и Гершар остаётся дома, дабы не спугнуть даму сердца - всё готово. Хоть сейчас отправляйся в ресторан.
Поглядев на напольные часы в гостиной, Теруми убедился, что времени у него ещё много и решил выпить перед встречей немного чая. Но зайдя на кухню его ожидал там удивительный сюрприз в виде небольшого без украшений террариума на кухонном столе. И если бы он был пустым.
- Что эта мерзость здесь делает? – Теруми подошёл к столу и принялся с отвращением разглядывать её содержимое, а точнее жирнющую и мохнатую гусеницу. Краем глаза он приметил аккуратно сложенную в несколько раз записку, лежащую напротив стеклянного ящика. Развернув и прочитав её, Теруми вздохнул.
- Гершар, это тебе лакомство от Амаи. Не хочешь? - Ползающая у ног своего хозяина змея подняла на него свою голову и отрицательно покачала головой. Только насекомых он не ел. – Тогда выкинем, когда пойду к Айри.
Посидев ещё несколько минут и насладившись немного чаем, Теруми взял террариум и уже собрался выходить из дома, но резко остановился напротив часов в гостиной. Он медленно повернул голову в сторону тикающего механизма и почувствовал, как невольно задёргался левый глаз, ибо тиканья не было и время на часах такое же, какое было, когда он приоделся.
- Только не говорите мне что… - Теруми пулей забежал к себе в спальную, а через несколько секунд на весь дом раздался его крик. – Почти на час?! – И с этими словами мужчина вылетел из дома, чуть не раздавив бедного решившего его проводить Гершара.
И ведь никто из них не заметил, что два часа назад время в гостиной остановилось. Никто.
Преодолевая препятствия и оббегая народ так, что чуть ли всех не сшибая с ног, Серпенс несся на встречу к своей возлюбленной. Ещё никогда он не был так близок провалу. Сбежавший демон, уход Урманта, сломанная шея – всё это Теруми смог бы пережить, но испорченное свидание с Айри это уже слишком! Этого он не мог допустить. С кем угодно, но только не с этой женщиной! Да ещё и этот террариум с гусенницей… Какого чёрта он вообще с ним бегает?!
Увидев впереди себя сидевшую на парапете фонтана эльфийку, Теруми тут же решил, кому сбагрить насекомое.
- С новым годом и с новым счастьем! – Прокричал первое, что пришло в голову Серпенс, пробегая мимо, и подбросил в воздух стеклянный ящик с гусеницей. По идее, он должен был пасть прямо в руки девушке, но видимо Амаи не плотно закрыл крышку и несчастное насекомое вылетело из своего прозрачного дома и пало на голову не менее "счастливой" эльфийке.
Теруми не знает, что происходило позади него. До его ушей донёсся лишь звон разбитого стекла и всплеск воды. Видимо, подарок девушке очень понравился.