Седео Гестер
Вообще стоять у хранилища было не таким уж плохим время припровождением, но наблюдать, как один охранник полуспит, а другой активно ищет клад в своей правой ноздре, со временем все же утомляло и мужчина начинал немного понимать поведение сони  и поражаться глубине носа "копателя". Кристалл завопил резко и неожиданно, да так, что старательный мужик чуть нос от испугу себе не проткнул, а второй подскочил осматриваясь по сторонам и ринулся туда где был Седео. Правда в тот момент, когда он подоспел, убийцы уже и след простыл.
Он бурно, но про себя выругался, в очередной раз придя к мысли, что  у его госпожи много сахарной ваты в голове, да бабочек.
- В этой доме около двадцати уборных мисс.- тихо проговорил мужчина, впрочем логически он уже сопоставил в какую должна была направиться его госпожа и со всех ног спешил туда, боясь что той действительно угрожает какая-то опасность, ведь со слов Этрины он помнил что эта дамочка под серьезной угрозой. Ну а зачем бы еще она позвала его в женскую уборную? Впрочем в тот момент когда он попытался открыть дверь та оказалась заперта и это еще сильнее заставило действовать быстро. Он достал из рюкзака кинжал, тот ловко вошел в замочную скважину. Поворот, второй и вот замок у него в руках а дверь в открыта.
Седео обводит ванную быстрым настороженным взглядом и замирает как вкопанный просто не зная, что сказать. Картина открывшаяся ему поражала своей комичностью, глупостью и потрясающим фиаско одной особы.
Из узкого окошка торчал лишь вставший конусом, розовый креналин и ноги в белых панталонах до колен, коие болтались так, словно Корнелия считала что бег по воздуху ей чем-то поможет.
- А я вас предупреждал ведь. Про вечерние пирожные.- он кашлянул пряча усмешку в кулак и захлопнув дверь запер ее вогнав в косяк нож. - Не дергайте ногами пожалуйста и я вас вытащу...- он подошел выставив перед собой руку, так как откровенно боялся, что ему прилетит в нос туфлей, после чего, достал шенбяо и его острием слегка поддел раму, прихватывая девушку за талию и осторожно вытягивая на себя, так чтобы та  не поцарапалась. - А вообще мисс. Если исключить тот факт, что зачем вас вообще потянуло лазить через форточки. Вы могли бы подумать, что кринолин размером с колокольню попросту не пролезет.- От его слуха не ушла фраза, о том что девушка не впервой лезла в это окошко. От его слуха вообще редко что уходит. Но зная характер и буйные идеи Корнелии, он не мог сказать, что это вызывала какие-то вопросы или подозрения.
Все шло хорошо, пока болтающая по прежнему ногами девушка не зацепила бутылку с каким-то жидким мылом, та разбилась растекаясь лужицей по полу, Седео сделал осторожный шаг, но не рассчитал  то, что именно в этот момент девица в руках, видно почуяв свободу, активно зашевелиться и наступив прямо в мыло, с учетом ноши, попросту не удержал равновесия, падая спиной на кафель, но успевая перехватить и приподнять Корнелию так, что она даже не коснулась пола.
Все вроде бы хорошо... только вот чертов каркас кринолина, отстегнулся и теперь попутно с юной Эсфорд здавливал ему горло полностью перекрывая дыхание, а вот сбросить девушку на стекла, он себе почему-то, к собственному ужасу позволить не мог.
- И вот так "гениальный" убийца, умрет придавленный розовой юбкой- подумал он, уже начиная хрипеть.


Дитмар Дейс
Находись они в другой ситуации, Дитмар наверняка бы оскалился и заявил что Лаврейну на роду сверху быть не написано, а для надежности бы еще и обухом меча огрел – закрепил бы результат так сказать. Но Дейс практически пропустил реплику мимо ушей, глядя на женщину. Было явно не до веселья.
Дитмар совершенно не одобрял решения «Бочонка» отправить на разведку наемников. Во-первых и без того понятно что те, кто подкинул ногу давно смылись из зоны досягаемости. По крайней мере, Дейс сделал бы именно так. Политика устрашения, не его стиль, но работает безотказно. А во-вторых, отправив разведчиков, он ослабил отряд у телеги сразу на четыре боевые единицы – не самое лучшее решение в сложившейся ситуации.
«Но он не знает всей ситуации», - подумалось мрачно мечнику. И как раз в этот момент вернулись разведчики.
- Как, блядь можно было проебать позади идущего? – прорычал сквозь зубы рыжик, но не так громко, чтобы его услышали, скорее обращаясь к Лави, чем к разведчикам. Заводить толпу  было самым опрометчивым, что мог бы сделать сейчас наймит.
Дейс проводил взглядом «Бочонок», вышагивающий впереди и утирающий слюни от недавнего ора.
- Идем, - заявил Дитмар, и, хлопнув Лави по плечу, двинулся к главе наемников.
В конце концов, пока он не будет знать всего, это бессмысленно – он будет продолжать отправлять разведку, как это и делается всегда, будет раздавать приказы, разделяющие отряд. А в итоге пострадают и простые караванщики. Ладно наемники, они знают за что получают плату. Но вот торговцы и просто обслуга вроде той женщины, что пыталась напоить животных…
- Если не хочешь чтобы мы все поздыхали тут, не отправляй больше разведку, - заявил Дитмар, подойдя к «Боченку».
- Ты, малец кажется не усек, кто тут раздает указания, - тут же набычился старикан, грозно кладя руку на меч. Дейс отреагировал мгновенно, за долю секунду выхватив свой меч и приставив острее к шее набычевшегося. Кончик меча задел  кадык главаря.
- Завали ебало и внимательно слушай. Мы ушли в минус на три единицы. Двое из них железобетонно мертвы. Пропавший разведчик, скорее всего, тоже. И если мы будем разделяться, то проёбем еще половину отряда, и тогда оставшихся повытаскивают как цыплят из курятника, – быстро, спокойно, но с нажимом проговорил Дитмар, глядя в глаза офигевшиму от такой наглости «Бочонку». Закидывая меч обратно в ножны, Дейс добавил: - Если не хочешь сдохнуть – начни думать. Та нога – ебаное приглашение. Они хотят чтобы мы ходили небольшими отрядами – так легче вылавливать.
- Малокосос, - процедил «Бочонок», но кидаться уже не стал. Он хмуро смотрел на Дитмара. – Думаешь, я не понял, что за херь тут происходит? Но разведчики нужны – надо проверять путь впереди.
На эту небольшую потасовку стали обращать внимание другие наемники. Стычки с главарями, драки, споры – стандартная бытность наймитов, однако каждый такой «момент» обязательно привлечет чужое внимание. Дейс старался говорить как можно тише. Он еще питал надежды оставить этот разговор только между ними тремя.
- Каждая группа разведчиков будет приходить без одного. Гарантирую, - стоял на своем рыжик. От раздражения у него стала подергиваться губа.
- Так может вы, голубки, тех пропавших и прибили? – скрестив на груди руки, самонадеянно заявил главарь. – Как вам такая идея?
- Если это действительно правда, - начинался заводиться Дейс, едва ли не рыча на тупого ублюдка. – То первым я прикончил бы тебя, как самое слабое звено.
Еще немного и Дейс точно совершит здесь гребаную революцию и захватит власть. В конце концов, лучше такой зеленый вожак как он, чем «прожженный», умудренный опытом, придурок.
- Им этого и надо, - прорычал Дейс, максимально приближаясь к «Бочонку». – Кто бы то ни был, они хотят посеять тут панику и натравить нас друг на друга. И клянусь богами, у них это получается!


Омартрин Текен'ндар
- Да. - кивнул Омартрин, вновь обращая взгляд на Дитмара. - Я отгородился ото всех. От жены, от немногочисленных друзей, я просто закрылся у себя и читал один фолиант за другим, надеясь, что хоть в одном из них я найду способ вернуть сына. Но его не было. Совершенно никакого способа вернуть моего мальчика не безвольным куском мяса с облезающей кожей, а личностью, пусть и внешне не такой. Ты не понимал, зачем нам нужна Габриэлла, но она венец моего творения. Она личность. У нее есть собственные желания и мысли, я могу управлять ей, но этого не нужно. Понимаешь, она важна для меня, как доказательство того, что я смог. Сейчас я мог бы вернуть и Амина, привязать его душу к чему угодно, но нет. Я обещал Лили, что не сделаю этого. Я поклялся. К тому же я боюсь. До одури боюсь его реакции и того, что он может сказать мне. Я трус, Дитмар. Честный трус.
Некромант замолчал. Сейчас ему не хотелось совершенно ничего, разве что той чудесной самогонки из подвала. Всю бутылку. Залпом. В лучих традициях запойных гуляк, что упиваются до потери памяти и не помнят на следующий день совершенно ничего. Как жаль, что он этого не мог. Воспоминания болезненные, но важные и ценные вряд ли когда-либо сотрутся из его памяти. Такое не забывается. такое забывать совершенно непростительно. И он не забудет.
Эльф лишь едва видно кивнул, когда Дейс потянулся к портрету Амина. Теперь уже не было смысла что-либо скрывать, пускай смотрит, если ему так хочется. Он не против.
Однако, вместо того, чтобы подробно изучать камку, рыжик потянул Текен'ндара за собой, прочь из комнаты, в гостиную, а у того и не было сил сопротивляться. Он слишком измотал себя, потому чувствовал себя не лучше дохлой курицы, которую куда-то волокут за общипанную ножку.
Дитмар привел его к камину, где на самом почетном и видном месте стояли портреты его семьи: старик Вуд, Лили, маленький Дитмар. при взгляде на рыжеволосую женщину у некроманта предательски защипало в глазах, а слова, произнесенные парнем и вовсе заставили его беззвучно разрыдаться, согнувшись в три погибели, и уткнутся лицом тому в грудь. Омартрин хотел было сказать Дитмару спасибо, ведь на душе действительно стало легче, будто сотня килограмм мигом исчезла, но сил что-либо произнести он не нашел, лишь сильнее прижался к рыжеволосому. Собственно, тут и без слов все было понятно. Тот жест. Действия. Теперь действительно вся его семья вместе, пусть и так. Пусть не в телесной оболочке, но он чувствует это. Он благодарен.


Корнелия Эсфорд
Кейдзи уже потирала ручки, представляя себе, как аристократы от новости про пожар впадут в панику, а от их мельтешения с топотом здание начнёт плясать из стороны в сторону подобно танцовщице живота. Сейчас-сейчас, Седео прочитает и…
В смысле плевать? – не на шутку подивилась девушка, подскочив на месте и изумлённо уставившись на дверь.
Это что только что было? Отказ? И что значит "за мной шлейф из тех " хороших" людей"? Пресвятые угодники, боженята, дьяволята и прочие – кого к ней приставила Этрина?! Но удивление вскоре сменилось очередной вспышкой возмущения и гнева. Воровка буквально зарычала и заскрежетала зубами, подавляя в себе желание резко раскрыть дверь и ею же убить гада бледнолицего, гордо носящего имя Седео. Да как он с ней разговаривает? Где манеры и… и вообще он назвал её "моя леди?"
Так, Гестер решил её устранить посредством неожиданных новостей и не галантного общения? Думает, что Нелю сейчас заклинит и у неё взорвётся мозг? Пусть тогда дальше об этом мечтает, ибо не дождётся! Конечно, девушка сейчас снова сверлила дверь полным удивления взглядом, но она ещё переваривала информацию.
А вот теперь не выйду! И я без тебя смогу выбраться из этого дома! Знаешь, сколько тут потайных путей? Нет? Вот и молчи, разрушитель планов, я обиделась! – Кейдзи скрестила руки на груди и стремительно повернулась к выходу спиной. Всё. Пусть теперь просит прощения: времени у них много, сама она никуда не торопиться, стражники в дверь не ломятся. – И даже не пытайся. Я тебе не верю, ля-ля-ля-ля!
Они горят. Как они могут гореть, если никто ничего не поджигал? Может быть, никто ничего и не поджигал, но почему-то запах горелого ощущался всё отчётливей и отчётливей. Игнорировать это было невозможно. Мало того, что вонь, так ещё и дым начинал проникать в комнату. Что там снаружи происходит?!
Ты что тут творишь? – Корни выглянула из комнатушки и тут же вскрикнула от ужаса, резко раскрыв дверь. Огонь. Настоящий огонь! Они действительно горят и ни черта не немного! Путь назад отрезан: ковёр полыхал вместе с тканевыми картинами рядом и в бальный зал теперь не вернуться. Но не это пугало воровку.
Корнелия схватилась за голову и закричала:
Мы сейчас все взлетим на воздух! – Запечатав комнату с фейерверками магическим барьером, она побежала в противоположную от огня сторону. – Беги, если не хочешь разлететься на кусочки!
Выбраться из коридора через окно возможности не представлялось из-за отсутствия оных, поэтому пришлось бежать до самого конца и подняться вверх по лестнице. Этажи, как назло, все были закрыты снаружи, и хоть ручку выдерни с корнем или изрешети двери кинжалом – выбраться не удастся. Слишком крепкая и замок необычный стоит. Его можно было бы взломать, но на это требуется время, которого у товарищей воришек и поджигателей не имелось. Поэтому пришлось бежать всё выше и выше, пока не посчастливилось найти открытую дверь и выбежать в коридор. За окном уже раздавались крики гостей. Интересно, все успеют сбежать из дома или кто-то догадается попробовать затушить пожар?
Вот спрашивается, почему рядом с этим домом нет других домов?
Корнелия отворила одно из окон, встала на подоконник и высунулась почти всем корпусом на улицу, осматриваясь. Собственно, соседние здания были не так уж и далеко, так что можно даже насладиться взрывом вблизи.
Дай руку, поджигатель, сейчас полетаем!


Альрун Креол
Как только наступил новый месяц, Зверолюдовой конопли, аловласая зверолюдка дико сорвалась уже с излюбленной таверны, заправляемой отцом и дочерью, о чём она может отдельно рассказать, да спустя день мотаний по природе и окрестностям Криопа, оказалась в небольшой деревушке. Ах, какой же погожий денёк. Ясное небо, без облачков и туч, с одним, бо-ольшим НО! Духота стояла столь наглая, что точно будут грозы. Дожить бы до них. Ведь что может быть лучше свежей и бодрящей погоды? Только тень, мороженка в руках, да полное отсутствие жары. Альрун в такие вот деньки тяжко приходится, хоть язык высовывай, лишь не прикусывай его сама.

Неприметное воровство резво пикирующей гарпии-зверолюдки было совершенно не замечено рыбкой, плетущейся к ближайшему раскидистому дереву в поисках тени, спасающейся от иссушения влажноватой кожи только собственным поддержанием тонкого слоя уплотнённой ауры. И вот, спустя миг, воровка, под пристально следящей за ней Альрун, ибо та была перед глазами зверолюдки, заговорила о-очень подозрительно, заставляя сглатывающую остатки слюны во рту Аль, удивлённо приподнимать бровки, начиная искать кошелёк. Да вот же он, вручонках хитровки, попавшейся на горяченьком, хитровочке.
- ой, как же я так, - ощутила сухость во рту, принимая кошель, да не простой приманочный, с подобием монеток звенящих внутри, когда настоящие были в мешке, который держала рыбка весь путь до деревни. - благодарю вас, - улыбнулась Альрун Иши, и легонечко прикрыв своё веко, ответила опечалившеся девушке, с любопытными кудряшками. - что...хххаа.. случилось, милая моя спасительница?