Дитмар сдержанно улыбнулся, и приобнял белку по-дружески за плечи так, как обычно хорошие друзья обнимают друг друга. Было в Белке что-то такое свое и привычное, что трудно было сдерживаться рядом с ней и постоянно ходить с суровым лицом. Позитив ее что ли такой заразительный? - Значит обед, - резюмировал мечник и бодро зашагал в увлекаемом направлении. Где-то же рядом в любом случаи есть место, где можно перекусить. И запастись едой заранее, как заметила ушастая подруга. – Знаешь, я думаю нам надо нанять отдельного чичика, который будет таскать мешки с едой. А то тебе сколько не возьми – все мало! Дитмар невольно хохотнул, представив себе эту картину. Строгий молодой человек, фигуристая непоседливая девушка и чичик, тянущий за собой мешок в два раза больше него самого. Нет, пожалуй, им все же лучше оставить эту затею – за эксплуататорский тяжелый труд засудят.
Рейтинг форумов Forum-top.ru
11.06.19 Напоминаю, что максимальный срок отписи в квестах - 7 дней. Кто не будет успевать, должны либо предупредить, либо успеть. Иначе злой админ за яйцен клацен-клацен! Фирштейн? :З
02.06.19 Открыто три новых квеста: [Сюжетный квест "Рождение"] Долгожданная находка, [Квест] Чумные Доктора, [Квест] В чем сила, брат?. Внимательно следите за своей очередью. А также напоминаем, что максимальный срок отписи в сюжетном квесте - 7 дней. Всем приятной игры.
31.05.19 Есть опрос. Его надо пройти:[Допрос с пристрастием] А надо ли оно вам?
31.05.19 Новостная лента почищена. Ждите новых новостей.
16.03.17 Мы рады приветствовать Вас на просторах Кте Онор. Приключения ждать не станут, так что самое время начинать!
Мир по дороге, путник! ► Рейтинг игры: NC-21.
► Система игры: эпизодическая.
► Игровая дата: 234 год Тысячелетия Света.

Основное время игры для раздела «В наше время» - декада. Т.е. все эпизоды с 234 по 244 год Тысячелетия Света отыгрываются в разделе «Наше время».

Всем приятной игры и отличного настроения!
[Сюжетный квест: "Рождение"] Долгожданная находка следующий пост пишет GM
до 25.06.2019г.
Чумные Доктора следующий пост пишет Дрейталиан Вар'Анлек
до 18.06.2019г.
В чем сила, брат? следующий пост пишет Азура Сакурай
до 24.06.2019г.
Разбор полетов следующий пост пишет Нанами Риюки
до 24.06.2019г.
Правда безумца следующий пост пишет Нанниэль Фераса’эл
до 19.06.2019г.
Мрачный Замок следующий пост пишет GM
до 24.06.2019г.
Убийственный стриптиз следующий пост пишет Краш Трешен
до 24.06.2019г.
Звериная натура следующий пост пишет Нарви
до 25.06.2019г.

Кте Онор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кте Онор » В наше время » Врата в Валарис


Врата в Валарис

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

Картинка и(или) цитата по желанию

► Действующие лица: Атех, GM
► Дата: 25 день Оборотничьего Хмеля 236 года и примерно следующие дней пять-семь
► Места действия, погодные условия: Торвентиль, а после - Валарис. Поздний вечер, плавно переходящий в ночь. Довольно-таки холодно, иногда идет снег, пасмурно.
► Краткое описание: Говорят: "Лучшее зачастую достается тому, кому оно совсем не нужно". До сих пор Атех эта поговорка казалась бредом. Но сейчас она вынуждена пересмотреть свои взгляды.
► Дополнительно: ...

Отредактировано Атех (04-11-2018 12:59:42)

0

2

Атех фыркнула, сдувая лезущие в глаза пряди и слизывая крохотные, невесомые снежинки, опустившиеся на лицо. Кончик языка кольнуло, и полукровка насмешливо ухмыльнулась своим мыслям: "Говорят, снег и агварс - вещи несовместимые... Ага, болтайте дальше". В отличии от большинства своих сородичей, особенно чистокровных, она выросла не на За'афи'эне, где низкая температура невозможна в принципе, а здесь, на Торвентиле, где зимой такая погода была вполне нормальным явлением. Конечно, не владей девочка магией огня - ей пришлось бы туго, даже учитывая её нечистокровность. А так она неторопливо брела сквозь вечерний лес, прогревая магическим теплом тело и протез левой руки и внимательно следя за всем происходящим.
Полукровка знала, что с тех самых пор, как она сошла с Моста, за ней наблюдают следопыты, и что об возвращении "приёмыша" клана Кан'Лорал станет известно еще до того, как нога той ступит на территорию Л’онтинга. Родственники, если можно так сказать, относились к ней не слишком тепло, хоть ей и удалось завоевать их уважение годами ранее - как магическими, так и боевыми способностями. Тем более, что ко всему привыкаешь: так свыклись и с рогатой полукровкой, прибывшей еще маленькой с влиятельным воином и представителем клана Меча и Лука и выросшей здесь - как с тем, что само по себе не очень приятно, но избавиться от него затруднительно. Принимая во внимание эти факты, девочка смутно понимала, зачем приехала на Торвентиль - наверное, потому, что любила этот остров и считала его своим домом, где она выросла и который дал ей очень и очень многое. Пожалуй, только ради возможности прогуляться по родным местам и свидеться с некоторыми знакомыми коллегами.
В очередной раз мотнув головой, Атех вздохнула, выбросила из головы все эти мысли и неспешно зашагала дальше - сквозь сгустившуюся темноту, в направлении города. Однако, добраться туда ей было не суждено - не пройдя и пары сотен шагов, она почувствовала удушающий запах крови и смерти; и не только он, но и множество других ароматов - более приятных, но очень странных. Ни мгновения не сомневаясь, полукровка развернулась и двинулась на запах, попутно проверяя, на месте ли оружие. Оно было на месте, и она заторопилась.

+2

3

Осознание своего глупого поступка если не всегда, то чаще всего приходит в тот самый момент, когда уже поздно что-либо исправлять: нет ни времени, ни тем более возможности. За всех юная Драконья Наездница говорить была не готова, но с ней всё произошло именно так. Столько упущенных возможностей, столько потраченного времени и всё ради чего? Ради получения глубокой раны в живот? Вряд ли молодые люди мечтают о чём-то подобном, когда им предоставляется шанс стать кем-то более выдающимся, нежели, к примеру, торговкой.
Глупо было покидать родное гнездо раньше положенного срока.
Она будет злиться... верно? – сквозь мучительный кашель, острой болью отзывающийся в груди, прошептала Мэй, прикрывая рот свободной рукой. Другая тем временем зажимала глубокую рану на животе, оставленную рогом одного и местных обитателей острова.
Девушка болезненно улыбнулась, обнаруживая новые тёмные пятна на перчатке и чувствуя, как из уголка губ по подбородку медленно стекает кровь. Это конец. Мир постепенно теряет краски, перед глазами всё кружится и темнеет. Ещё немного и она заснёт вечным сном, как одна из принцесс детской сказки, вот только у неё не будет счастливого конца, как бы сильно Наезднице не хотелось верить в обратное.
Над головой раздалось жалобное урчание, оторвавшее Мэй от дум о своей скорой кончине – это был её верный спутник васаларис, позволивший ей откинуться на себя. Бедный дракон: он вот-вот опять останется без своей наездницы. От этой мысли девушке стало только паршивее на душе. Она обещала ему, что станет для него самой лучшей Наездницей, не повторит судьбу прошлых двух и проживёт с ним чуть ли не до самой своей старости. Но вот к чему привела её спешка. Мей не могла даже посмотреть в глаза своему другу, стыдясь всего того, что натворила. Она не должна была торопиться, не должна была..
Прости... Я обманула тебя...
И снова кашель, снова не утихающая и на минуту боль.
Дракон легонько толкнул Мэй мордой в плечо. Ему не нужны были её извинения. Да что уж там, он сам считал себя виноватым во всём случившимся: ему нужно было присматривать за ней как старшему и более опытному существу, убедить не покидать город и дождаться окончания тренировки, но вместо этого без всякого на то права улетел с ней навстречу приключениям. Васаларису было больно смотреть на свою Наездницу. Бледнее обычного она в любую секунду могла испустить последний вздох. Если б он только мог ей чем-нибудь помочь...
Обвивая хвостом ближайшее дерево, дракон лежал рядом с Мэй: закрывал её от снега крылом, грел своим телом и временами дышал на неё тёплым воздухом, дабы не замерзла. Пусть они и прожили бок о бок почти ничего, но он не оставит свою Наездницу одну в столь трудный и последний для неё час. А если и вздумается какой-нибудь храброй животинке подойти к ним – тут же окажется внеплановым ужином.


[icon]http://s9.uploads.ru/fkELJ.jpg[/icon][status]Драконья Наездница[/status][nick]Мэй[/nick]

+2

4

Вскоре взору Атех предстала более, чем занятная картина: лежащая на снегу девушка, над которой устроился... дракон? Да, огромный белый дракон, обвивающий хвостом одно из деревьев и иногда осторожно дышащий на неё теплым воздухом - видимо, чтобы не мерзла. В воздухе стоял острый, удушающий запах крови и смерти, причем явно человеческой - значит, это девушка... Полукровка замерла в тени, внимательно наблюдая за этими двумя и сосредоточенно копаясь в памяти, поскольку они напомнили ей кое-что. "Девушка... Человек - да, точно, пахнет человеком. И белый дракон, причем явно более, чем дружественный. Значит, незнакомка - драконья всадница. Далеко же её от Валариса занесло. Да еще и ранена... Определенно, надо помочь. Правда, в моей безобидности надо еще этого зверя убедить - задачка не из легких. Ладно, медлить нельзя".
С этими мыслями девочка вышла на свет и замерла перед драконом. Прежде, чем тот должен был агрессивно среагировать на неё, она подняла руки с открыми ладонями, показывая, что безоружна.
- Не беспокойтесь, я не причиню вреда ни тебе, ни твоей всаднице. Вижу, она ранена. Я целитель, поэтому позволь помочь ей, - сказала она медленно и четко Атех на всеобщем, после чего крайне медленно потянулась к оружию, спрятанному в складках одежды, достала его, не вынимая из ножен, и отложила как можно дальше. После чего также осторожно сняла рюкзак и открыла его - оттуда повеяло мягким, щекочущим ноздри запахом целебных трав. После тот должен был быть также отставленным в сторону. Полукровка вновь выпрямилась, держа руки на виду. - Ты позволишь мне помочь твоей подопечной? Я клянусь, что сделаю всё возможное ради её спасения.

+2

5

Дракон на мгновение замер, услышав рядом посторонний звук - хруст снега под чьими-то ногами - и резко оглянулся, тихо зарычав. Дикая тварь вряд ли подойдёт к нему и его Наезднице, а вот более разумные обитатели острова, те же эльфы, будут не так умны. Но тот, кто вышел к ним на свет был далек от упомянутых остроухих. Аллиль, он же васаларис Мэй, слегка наклонил голову на бок, издав от удивления урчащий стон: девочку-агварса, да ещё и лекаря, который хочет помочь его подруге, он определённо не ожидал увидеть в этих землях. Что она здесь делает?
Аллиль вновь наклонил голову, только теперь на другой бок, и легонько шлёпнул кончиком хвоста по земле. Запах целебных трав заставил его усомниться в том, что это был обычный агварс-оборванец, случайно заблудившийся здесь. Но если она действительно готова помочь, то отказаться от её предложения было бы очень глупо, особенно когда речь идёт о его Наезднице.
Дракон приподнял крыло выше, приглашая юного лекаря к его умирающей подруге.
Но если слова незнакомки вселили в него надежду, то Мэй они позабавились. Да, ей тоже хотелось верить, что всё, спасение уже не за горами, но Наездница понимала, что уже всё кончено. Приди эта агварс чуть раньше, может, всё бы обошлось, был бы счастливый конец у этой истории, но не теперь. Мэй, слабо улыбнулась и вновь разразилась кашлем.
Тебе не нужно тратить своё время на труп, – хрипло произнесла она, посмотрев на незнакомку затуманенным взором. – Мои глаза... меня уже обманывают? Ты ведь... совсем ещё ребёнок. Почему ты здесь одна? – Этот вопрос забеспокоил девушку куда больше, нежели молодой вид её спасительницы. Агварсы сами по себе не очень ладят с зимой, а тут ещё совсем дитя в одиночку бродит по лесам и, судя по всему, совершенно не беспокоится о местных хищниках. Неужто потерялась?
При первом виде девочки Аллиль подумал тоже самое, но что-то подсказывало ему, что не всё так просто.

[icon]http://s9.uploads.ru/fkELJ.jpg[/icon][status]Драконья Наездница[/status][nick]Мэй[/nick]

+2

6

- Спасибо, - вежливо поблагодарила дракона девочка и осторожно скользнула под приподнятое крыло - к девушке. Она осторожно опустилась рядом с ней на колени и опустила ладонь на лоб, с состраданием глядя на драконью всадницу.
- Твои глаза не обманывают тебя, - тихо сказала она. - Я шла домой, но увидела тебя и решила помочь, - ее горячие пальцы не сильно, но ощутимо сжали запястье девушки. - Я сделаю все возможное, чтобы вылечить тебя.
Убрав руку с ее лба, полукровка пробежалась кончиками пальцев над раной на животе и внутренне поморщилась. В глубине души она понимала, что пришла слишком поздно, но не была готова вот так с этим смириться. Ведь более-менее представляла себе, каково будет дракону, оставшемуся без всадницы - девочка была наслышана об их тесной связи. С этими мыслями Атех опустила ладони на рану незнакомки, едва заметно касаясь ее кончиками пальцев. И, спустя пару мгновений, из-под них начало растекаться бледно-золотистое сияние, проникающее куда-то под кожу и заставляющее появиться у пациентки телое, мягкое ощущение. Ну давай... Пожалуйста... практически молилась неизвестно кому девочка, до боли в глазах вглядываясь в рану на животе Наездницы, стремясь увидеть, как  та зарастает. Но, увы, все, чего ей должно было удаться добиться, так это остановки кровотечения. Внутри нее крепло знание того, что ей не удастся спасти эту девушку. И, вместе с тем, в ней, вопреки здравому смыслу, росла надежда, что та выживет. Опыт смерти собственных пациентов у Атех был, и потому она старалась сделать все возможное, чтобы он не повторялся - слишком уж больно и унизительно было ощущать собственную беспомощность. И девочка молчала, теперь уже стараясь если не излечить рану, то хотя бы унять боль. Это все, что она могла сделать для этой девушки.

+2

7

Вот как... Спасибо, – прошептала Мэй, наблюдая за юной целительницей из-под полуприкрытых век.
Аллиль нетерпеливо подёргивал кончиком хвоста из стороны в стороны, надеялся, готов был молиться любым божествам, лишь бы его Наезднице полегчало, лишь бы она вновь смогла встать на ноги и продолжить смеяться над нелепыми ситуациями или шутками, как она это любит. Но что-то шло не так, как хотелось бы не только ему, но и девочке-агварсу: эффект от заклинания определённо должен быть иным, и дракон это ощущал. Он не разбирался в лечебной магии, – да и какое ему было дело до заклинаний двуногих, при любом бы желании ничего не усвоил, – но от наблюдений за процессом лечения, к нему вновь вернулось осознание необратимости положения. Такое же чувство испытывала и сама Мэй, однако оно не казалось ей чем-то страшным. Она просто приняла всё как должное, от того была столь спокойна и невозмутима: эта жизнь окончится не лучшим образом, зато, может, в следующей её будет ожидать счастливый конец. Может, ей даже повезёт переродиться в будущую Драконью Наездницу и она снова встретится со своими сёстрами по оружию, потреплет по шее своего приятеля васалариса и своими глазами узрит другие острова мира.
От этих мыслей, невольно согревающих ей сердце, Мэй слабо улыбнулась.
Прокашлявшись, она медленно стянула с себя увесистую кожаную перчатку с множеством металлических деталей на ней. Магический кристалл, помещённый внутрь, продолжал работать и, вероятнее всего, проработает ещё долгое время.
Это всё, что я могу тебе предложить, – протянула Мэй дрожащей рукой девочке свою перчатку преобразования. Вещь эта бесспорно была дорогой, хотя бы из-за того, что в отличие от остальных подобных перчаток она обладала куда более долгосрочной "батарейкой" и несколькими магическими эффектами. Не настолько сильными, чтобы уберечь от смертельных ран, как можно судить по самой Мей, но бесспорно полезными. К тому же если кто-то из знакомых целительницы не обладал магией , но очень хотел бы, то теперь сможет воплотить своё желание в реальность. – Отказа я не приму… оставь её себе или продай. И спасибо тебе ещё раз, юная целительница. Твоя забота о незнакомцах в наше непростое время неоценима. Аллиль, – обратилась Наездница уже к васаларису, искренне и в тоже время благодарно улыбаясь ему. Слёзы сами собой навернулись на глаза, а голос предательски задрожал вопреки желанию хозяйки. – Спасибо и тебе за всё, мой друг. Как бы мне хотелось ещё немного с тобой полетать и посмотреть на мир.
Дракон опустил голову и ткнулся мордой в плечо Мэй, издав урчащий звук наполненный горечью и скорбью.
"Прости меня", – мысленно обратились она к другу, когда коснулась его окроплённой кровью рукой и тихо вздохнула. В последний раз.
Ладонь медленно сползла вниз по чешуйчатой морде, оставив небольшие кровавые следы на ней. Кажется, именно в этот момент Аллиль почувствовал тошнотворный холод пустоты, окутывающий его изнутри. Словно кто-то одним резким ударом перерезал тонкую нить, соединяющую его вместе с Наездницей. Эти ощущения нельзя было спутать ни с чем – он потерял связь с Мэй, перестал чувствовать её эмоции, мысли.
Дракон медленно поднял голову и с грустью в глазах посмотрел на свою Наездницу, вновь тихо заурчав. Она не шевелилась. Глаза её были закрыты, еле видная дорожка слёз на щеках начала постепенно покрываться тоненькой корочкой льда. Аллиль аккуратно толкнул Мэй в плечо, но вопреки его надеждам девушка никак не отреагировала на это.
Какое-то время дракон лежал, не двигаясь. Замерев подобно каменному изваянию, и только когти всё глубже и глубже погружались в заледеневшую почву. Казалось, он даже перестал на время дышать. Пытался ли он навести после произошедшего мысли в своей голове в порядок иль старался унять бушующие в нём эмоции, понять было сложно. До определённого момента. Внезапно Аллиль тихо зарычал и повернул голову в сторону девочки. Клац! И его громадные клыки мелькнули в паре сантиметров от её носа. Это не была попытка навредить ей, да и за что? За попытку помочь? Она сделала всё возможное, и васаларис всё это видел собственными глазами. Попытка прогнать? А вот это уже было куда вероятнее, но тоже нет. Как это бывает средь жителей городов и селений, в момент злости и горя под горячую руку случайно попадаются ни в чём неповинные существа: те кто были рядом или же пытались помочь. То же самое произошло сейчас и с драконом. Он не хотел пугать девочку и уж тем более в чём-то её обвинять, просто не сдержался – эмоциям, пусть и настолько скудным, как посчитал сам васаларис, потребовался выход наружу.
Аллиль выжидающе смотрел на девочку и недовольно фыркнул ей в лицо, видя, что никуда она уходить не собирается. Но вот его взгляд смягчился, рык перешёл на очередное жалобное урчание, и дракон перевёл взгляд с целительницы на Мэй и обратно. Пошаркав лапой по земле, васаларис жестом головы указал вначале на погибшую Наездницу, а потом на взрыхлённую почву, тем самым намекая, что он собирается заняться похоронами своей подруги. После же он мотнул головой девочке в сторону, отпуская домой: свою работу она здесь уже сделала, плату от Мэй за её доброту получила, поэтому могла с чистой душой идти своей тропой дальше. К тому же так было проще и самому васаларису – он не знал, как отблагодарить столь одарённого ребёнка за избавление его подруги от боли. А заодно обдумать, что ему теперь, когда Мэй больше нет, предстоит делать, ведь жизнь без Наездницы для него и не жизнь вовсе.

[icon]http://s9.uploads.ru/fkELJ.jpg[/icon][status]Драконья Наездница[/status][nick]Мэй[/nick]

+2

8

Ничего не получалось: самые сильные заклинания исцеления действовали едва ли в треть силы, а сама девушка умирала - с каждой минутой это становилось все более очевидным. Та часть сознания девочки, которая не была сосредоточена на лечении, испытывала тоску и злость одновременно, но она не могла позволить этим чувствам окончательно взять вверх - иначе все окончательно пойдет к фетхерну под крыло.
Впрочем, оно и без того пошло: после невесть какой по счету бесплодной попытки Атех отстранилась, понимая, что больше она тут ничего не сделает. Хоть плачь, хоть вой от бессилия, хоть саму пациентку за грудки тряси, требуя ожить - все бесполезно. И в этот момент незнакомка вновь - вероятно, в последний раз - подала признаки жизни, стягивая с руки и протягивая полукровке... перчатку образования? Да еще и такую, что ради ее приобретения целительнице пришлось бы не меньше месяца лечить исключительно богатых аристократов. Другое дело, что ей никогда особо не было нужно нечто подобное - разве что, еще во времена бытности своей наемницей. Но не сейчас. Она уже открыла было рот, чтобы отказаться, однако, не успев сказать и слова, была вынуждена вновь закрыть его - принять этот дар было последней просьбой Драконьей Всадницы, которую не следовало игнорировать. Поэтому Атех, скрепя сердце, осторожно взяла перчатку из рук умирающей и отвернулась, не мешая ей прощаться со своим другом-васаларисом.
А когда обернулась, то незнакомка была уже мертва, а дракон неподвижно лежал рядом с ее остывающим телом. Девочка, прикусила губу и опустила голову, прикрывая глаза - она прощалась с этой девушкой, мысленно прося прощения за то, что не сумела спасти ее. Но еще больше ей было жаль васалариса - что теперь будет с ним? Как уже говорилось, полукровка была наслышана о крепкой связи между драконами и их Всадницами, поэтому знала, что это почти также сравнимо с теми ощущениями, что испытывала она сама в тот момент, когда гибли ее друзья, а сама Атех ничем не могла им помочь.
Сам... Аллиль - если она правильно услышала имя, которым девушка называла своего друга - какое-то время лежал неподвижно, а затем внезапно клацнул клыками около самого лица девочка, которая чуть отшатнулась, но, в целом, больше никак не отреагировала - в нем не чувствовалось агрессии.
Видя, что дракон собирается копать могилу, дабы похоронить подругу, полукровка встала, но не ушла, а просто  переместилась под раскидистую крону огромного дуба, что рос на краю поляны.
- Если ты не против, я отдохну немного - устала, - тихо сказала она васаларису, опускаясь  на землю и сворачиваясь клубком, пытаясь согреться сильнее. Действительно, все эти переживания, да еще и одновременное использование заклинаний двух разных школ магии довольно вымотали ее.
Лежа под деревом и наблюдая за драконом, девочка вспомнила одир эпизод из своего детства: уже к двадцати годам ей очень хорошо давалась магия Целительства, и потому отец, улучив момент, когда она вошла во вкус и вот-вот должна была почувствовать себя всесильной, взял ее в больницу, где лежали умирающие с тяжелыми ранами, и предложил их вылечить. Помнится, тогда с энтузиазмом взялась за дело, однако из пяти хоть как-то исцелить удалось лишь одного, да и то чудом. Опустив таким образом дочь с небес на землю, Элкантар обьяснил, что всегда будут такие случаи, в которых ты, даже будучи трижды величайшим целителем, не сможешь ничего сделать, поскольку магия не всесильна. Именно тогда она впервые ощутила на губах горький вкус поражения и запомнила его навсегда - но именно благодаря этому поступку отца Атех сейчас лишь расстроилась, а не впала в депрессию.
Когда тело незнакомки скрылось под слоем земли и снега, девочка вновь осторожно приблизилась к дракону.
- Если ты не против, я бы хотела провести обряд, который проводят на моей родине на похоронах павших воинов, - обратилась она к нему. Полукровка сама толком не знала, с чего вдруг решила в этот раз ни с того ни с сего последовать эльфийским обычаям - просто чувствовала, что так будет правильно. Если бы Аллиль позволил, Атех опустилась бы в изголовье могилы девушки, слегка прикоснулась кончиками пальцев к земле - и из-под них выскользнуло несколько десятков сгустков света, которые по периметру окружили смертное ложе Драконьей Всадницы, излучая мягкое золотистое мерцание. А затем девочка тихо, почти неслышно запела древнюю эльфийскую песню, которую использовали ее сородичи на похоронах. Конечно, петь она не умела, однако уж это в ходе изучения этикета отеы заставил ее выучить. Закончив, Атех еще какое-то время стояла на коленях, сложив руки в молитвенном жесте и, зябко ежась, вслушиваясь в наступившую морозную тишину.

Отредактировано Атех (07-12-2018 12:48:55)

+2

9

Пусть отдыхает, её право. Вот только что бы она предприняла, если бы дракон был против? Смиренно ушла бы или упрямо настояла на своём отдыхе именно здесь? Аллиль лишь еле заметно кивнул девочке и поднялся на лапы, широко расправив крылья и пару раз ими взмахнув, от чего в воздух поднялись клубы снега. Немного размяв косточки, дракон принялся за рытьё могилы. Наблюдая за тем, как она постепенно и с большим для него трудом становилась всё глубже, Аллиль словил себя на мысли, что сам был бы не против оказаться погребённым под землёй. Он не представлял себе жизнь без Наездницы, но в то же время боялся, что такой печальный исход будет преследовать каждую, с кем он установит связь – слишком много загубленных душ, это не может быть простым совпадением. Или же может? Но что скажут обо всём случившемся остальные Наездницы в Валарисе? Вдруг, они сами испугаются за будущих всадниц и больше никого к нему не подпустят? Дракон рыкнул и мотнул головой, словно стряхивая с себя снег. На деле же он старался отогнать эти мрачные мысли, пока они не вытиснули остальные.
Когда дело было закончено, дракон присел напротив могилы.
Позади вновь раздался хруст снега, но васаларис и глазом не моргнул, продолжая сидеть на месте и размышлять о своём. До тех пор, пока к нему не подошла та самая девочка-агварс. Аллиль слегка повернул голову и посмотрел на неё с высоты своего роста. Маленькая. Даже в сравнении с Мэй. Впрочем, это же ребёнок, чему удивляться?
А удивляться было чему. Если бы Аллиль мог говорить, то всенепременно спросил, зачем это девочке, зачем она хочет провести погребальный обряд. Но вместо этого вновь слегка кивнул ей в сторону могилы, позволяя делать всё, что для этого требуется. С одной стороны ему уже было всё равно, что и кто хочет, с другой же крупица интереса в нём всё-таки зажглась. На его родине тоже проводятся обряды: покойных отпевают, после чего, как многие верят, их души отправляются в загробное царство к Матери Аише, основательнице Валариса. Здесь же наверняка будет что-то другое. Поэтому дракон заинтересованно наблюдал за действиями девочки, за тем, что происходило после её прикосновения к земле и внимательно, не смея перебивать, слушал её, что удивительно, эльфийское пение. Агварс, живущий средь остроухих лесных жителей довольно редкое явление, особенно здесь, средь островных. Это многое для дракона теперь объясняло: начиная от того странного чувства, что девочка не так проста, как кажется, и заканчивая целебной магией, которую агварсы зачастую обходят десятой дорогой считая ерундой.
Когда волшебные светлячки исчезли, а песнь прекратилась, Аллиль не без доли уважения посмотрел на съежившуюся от холода девочку. Она столько всего успела за это ничтожное время сделать для него и Мэй, хоть была не обязана. Кто-нибудь другой на её месте уже давно бы покинул это место, оставив дракона наедине с его далеко нерадостными мыслями и проблемами. Но она показала – она не "кто-нибудь", и это не могло не вызвать к ней уважение. Дракон подсел к целительнице и, закрыв своим крылом, выдохнул на неё теплый воздух в попытке немного согреть. Если бы он мог ухмыляться, то всенепременно бы это сделал, а так в его взгляде, всё так же направленном на девочку, ясно читалось только одно слово "недурно". А может, так показалось самой целительнице? На интуитивном уровне.
Сейчас васаларису не хотелось возвращаться в родной город, но вряд ли об этом не мечтала сама целительница. Холод опасен для агварсов, даже если они большую часть своей жизни или всю прожили в местах, где зима это что-то само собой разумеющееся - они не могут к нему привыкнуть, как бы сильно им этого не хотелось. Или же могут? На памяти дракона такой индивид ему никогда на глаза не попадался и о таком он ничего не слышал.
Аллиль задумчиво посмотрел вдаль. Не хорошо будет, если согревающий артефакт (а васаларис верил, что у девочки он есть) сломается по пути и она закоченеет до смерти после всего, что сделала. Отойдя на пару шагов в сторону, дракон лёг и прижал одно крыло к земле, тем самым сделав мостик, по которому девочка могла взобраться ему на спину. Он фыркнул, после чего головой указал ей садиться верхом. Хоть отвезёт её домой, пусть там отдыхает и греется.
[icon]http://sg.uploads.ru/jrOmi.jpg[/icon][status]Васаларис[/status][nick]Аллиль [/nick]

+2

10

Атех неподвижно сидела на снегу, сложив руки на коленях и не поднимая взгляда на васалариса - мало ли как они реагируют на глазной контакт не со своим Наездником? Этого она не знала, равно как и того, что теперь стоит делать: остаться с драконом и попытаться как-то утешить его? Но как? Ведь она никогда не имела дела с драконами! Да и с обычными животными дела обстояли не так чтобы очень - нет, эльфийская кровь давала о себе знать, и девочка умела находить с ними общий язык. К примеру, чувствовать, найдет она "общий язык" с лошадью, на которой ей придется путешествовать, или нет. Но дальше таких вещей дело не заходило. Конечно, Аллиль был разумен, однако разговаривать не умел, поэтому попытки достичь взаимопонимания могли быть травматичными для неё - даже нечаянно, не желая зла, он с легкостью мог пришибить полукровку. А что тогда? Уйти? В конце-концов, она, вроде как, сделала всё, что могла: не сумела спасти незнакомку, но зато похоронила её - не по обычаям Валариса, однако они ей неизвестны, а погребальный обряд светлых эльфов вряд ли чем-то принципиально хуже, да и васаларис не возражал. Однако что-то мешало Атех вот так просто встать и уйти - то ли невольное сопереживание дракону, то ли интуиция, то ли еще что. Ладно, стоит попытаться с ним поговорить - может, как-то получиться понять друг друга и выяснить, чего он хочет - чтобы она ушла или осталась.
Но сначала надо было немного согреться: девочка потратила довольно много сил, поэтому ощущала, как озноб, совершенно незаметный вначале, становиться всё сильнее, да и зуб на зуб вот-вот начнет не попадать. Но, вместе с используемой огненной магией, на неё дохнуло теплом, а мир заслонило крыло Аллиля, склонившегося над целительницей. Последняя подняла на него напряженный и немного удивленный взгляд - дракон не выглядел особо дружелюбным - однако он странно смотрел на неё, осторожно согревая с помощью огненного дыхания. В глазах огромного зверя полукровке почудилось одобрение напополам со снисходительной усмешкой.
- Спасибо, - рвано выдохнула Атех, выдыхая и жмурясь от ласкового тепла, обволакивающего её, однако при этом не забывая пристально следить за ним, будучи готовой защищаться в любой момент - мало ли, вдруг это всего лишь подготовка к настоящему огненному залпу, который бы в миг поджарил её? Конечно, угрозой от васалариса вообще не пахло, но осторожность не повредит.
А затем дракон сделал нечто еще более странное: отвернувшись от девочки, он устроился на земле таким образом, чтобы она могла взобраться к нему на спину. Но... как? Я же не Всадница, которую он только что потерял! Полукровке доводилось слышать, что васаларисы не любят видеть кого-то на своей спине, кроме как напарников. А тут Аллиль сам предлагал прокатить её... Но, тем не менее, отказываться от такого шанса было глупо, поэтому Атех, еще раз принюхавшись и удостоверившись, что запаха угрозы по-прежнему нет, осторожно забралась на спину дракона.
И тут произошло нечто странное: стоило ей оказаться верхом на васаларисе, как по телу прокатилось странное тепло, а Тиара, доселе никак себя не проявлявшая, сжала голову, в которой, спустя мгновение, зазвучал незнакомый ворчливый голос. Да как же ты так сидишь, бестолочь?! Давай, покажу... И в следующий миг тело полукровки буквально само приняло такую позу, которая позволяла максимально удобно и безопасно устроиться на драконьей спине, при этом не доставляя тому дискомфорта - одним словом так, как сидела каждая из предыдущих Всадниц Аллиля. Атех после такого самой с трудом верилось в то, что она впервые оказалась в таком положении. Вероятно, это проявил себя один из осколков личностей тех, кто владел артефактом до этого - вероятно тот, кто был Всадником. Девочка невольно вспомнила, к чему привело их вмешательство в прошлый раз и слегка поежилась - оставалось надеяться, что на этот раз это будет более мирно...

Отредактировано Атех (23-12-2018 01:38:11)

+2

11

Аллиль устало фыркнул, глядя на ребёнка и то, как она к чему-то принюхивалась. Что этим пыталась добиться целительница - для дракона оставалось под большим вопросом. Она опасалась его? Если так, то напрасно: коль до сих пор стоит на своих двух, а не переваривается в чужом желудке, значит, ей не намеревались причинять вред. Аллиль даже не думал о чём-то подобном, более не проявлял спонтанной агрессии, а лежал смирно и тихонько ждал от неё решения. Право слово, если бы хотел убить, то сделал бы это после песнопений, более удобного шанса тогда откусить ребёнку голову было не найти. Но ведь даже попыток совершить этого не было, верно?
Когда девочка взобралась дракону на спину, он поднялся на ноги, под собственный рык распрямил крылья и слегка потряс всем своим туловищем. Ребёнок не свалился с него, напротив, сразу же, как оказался на нём уселся так... словно до этого уже летал верхом на васаларисах. Это было интересно и в тоже время настолько странно, что дракон в изумлении забыл о том, как хотел отвести девочку домой. Он озадаченно смотрел на ребёнка, а тем временем в его голову уже закрадывались абсурдные мысли. Этой позе, в которой она сидела, за пару полётов не так легко обучиться, если тебе до этого никто не рассказывал, как правильней оседлать васалариса и не показывал это на собственном примере. Но тут... Неужели эта девочка-агварс путешествовала верхом на его сородичах? Тогда где её драконий напарник? Или она такая же неудачливая Наездница, как Мэй, только вместо собственной жизни потеряла своего васалариса? Во всё это было сложно поверить - нужно было проверить.
От взмахов сильных перепончатых крыльев в воздух вновь поднялись клубы снега, дрогнули заснеженные ветви. Аллиль взлетел. Потребовалось мгновение, чтобы оказаться высоко в небе, однако от поляны дракон не стал далеко улетать. Вместо этого он подобно высматривающему свою добычу соколу начал кружиться над снежным лесом. Прошло несколько долгих секунд перед тем, как он сложил крылья и резво перевернулся в воздухе брюхом кверху и так же резко вернулся в обратное положение, словно желая сбросить с себя юную наездницу. С другой стороны можно было подумать, что дракон сошёл с ума: он повторял этот трюк несколько раз, резко снижал высоту и, наоборот, набирал её как можно больше, пролетал в опасной близости от земли и верхушек деревьев, буквально касаясь их кончиками когтей. Картины перед глазами целительницы только и успевали меняться, а сам Аллиль будто наслаждался происходящим. Кажется, он теперь не просто проверял девочку на выдержку, но и красовался перед ней своими возможностями держа курс в сторону моста на Метхарин. Что-то подсказывало Аллилю, что эта поездка на остров не будет лишней.
[icon]http://sg.uploads.ru/jrOmi.jpg[/icon][status]Васаларис[/status][nick]Аллиль [/nick]

+2

12

Дракон терпеливо ждал, пока Атех решиться и, взобравшись на него, устроится поудобнее. Похоже, частица души Наездника плохого не присоветовала: когда Аллиль поднялся на лапы и как следует встряхнулся, смахивая с крыльев нападавший снег, она удержалась, не свалилась.
А затем дракон взлетел - и в этот момент полукровка едва ли не до боли пожалела, что не родилась с крыльями, как фетхерны или некоторые агварсы. При том, что вообще старалась не о чем не сожалеть - мол, что есть, то есть, а остальное значения не имеет. Но в  тот момент, когда она оторвалась от земли верхом на драконе, возникло чувство, что теперь все правильно, так, как должно быть: одно лишь небо и невероятное чувство свободы - и больше ничего лишнего; словно исчез груз, которой незримо, но надежно приковывал ее к земле. Слегка свесившись, Атех опустила взгляд вниз и увидела, что они уже поднялись достаточно высоко - даже верхушки деревьев можно было с трудом разглядеть. Девочка зачарованно оглядывалась по сторонам, иногда зябко ежась - чем выше они поднимались, тем холоднее становился воздух. Можно было бы согреться с помощью огненной магии - благо, для такой мелочи не требовалось совершать какие-либо пассы - но она настолько погрузилась в небывалые ощущения от полета, что даже не вспомнила о такой возможности.
И потому резкий переворот огромного ящера в воздухе стал для нее полнейшей неожиданностью - просто все мгновенно перевернулось с ног на на голову, и полукровка даже не успела испугаться - только кровь застыла в жилах, словно превратившись в лед. Но пока разум готовился запаниковать: "Спасайся, кто может, мы же сейчас упадем!!" - тело действовало само по себе - как можно плотнее прижаться к телу дракону, почти прижимаясь щекой, схватиться за гребень и затаить дыхание - до тех пор, пока все не вернется на свои места. Спустя полминуты Аллиль действительно вновь вернулся в исходное положение - чтобы затем еще раз несколько раз совершить несколько опасных для его маленькой всадницы трюков. Похоже, это была этакая "проверка на вшивость" с его стороны - и пока Атех держалась. Убедившись в этом, дракон более-менее успокоился и более-менее выровнял полет. За всем этим полукровка даже не обратила внимания, что они изменили курс и теперь удаляются от эльфийской столицы, приближаясь к Мосту на Метхарин.

+2

13

Она держалась слишком хорошо для обычной девчонки, никогда прежде не летающей на васаларисах. Может, интуиция не подводит, и целительница действительно Наездница? Куда она хотела? Домой? Да будет так. Теперь у самого дракона появилась причина не задерживаться на острове эльфов и не прозевать в уныние долгие дни, недели, а может даже месяцы. Довольно неплохой способ отвлечься от собственной потери.
Переход с одного острова на другой по Мосту для многих путников сродни попаданию в удивительный, сказочный мир, усыпанный множеством звезд и планет. Ими не редко любовались по дороге, восхищались, некоторые существа умудрялись черпнуть вдохновения, но одно дело смотреть на всё это с земли, а другое быть чуть ближе к ним.
Аллиль летел неспешно, плавно, в нескольких метрах над головами прохожих. При его появление на Мосту многие испуганно шарахались, порой даже вскрикивали, но всё это скорее из-за неожиданности, нежели из страха перед таким громадным хищником (не каждый день драконы туда-сюда летают по Мосту). Впрочем, такой вариант тоже вполне возможен. Сам дракон на подобное поведение двуногих почти никак не отреагировал, лишь тихо рыкнул, словно усмехаясь.
Когда Аллиль и Атех пересекли Мост ночь на Метхарине уже вступила в свои права. Но к несчастью для них погодка здесь тоже была далека от той, что на Торвентиле: дул холодный порывистый ветер, несущий с собой крупные хлопья снега. Лететь дальше было уже бессмысленной и опасной затеей – ещё нахватало, чтобы целительница получила обморожение, да и отдохнуть ей нужно хорошенько после такого насыщенного дня – поэтому васаларис решил найти место для ночлега, в котором можно было укрыться от непогоды и немного согреться. Вряд ли её сёстры-наездницы обрадуются, когда он вместо рогатой потеряшки привезёт им огромную глыбу льда.
Недалеко от Моста Аллиль увидел постоялый двор, в котором можно было оставить девочку до утра, и полетел в его сторону. Но как только расстояние сократилось до нескольких метров, он тут же отказался от этой затеи: судя по яростным крикам, слетевшей с петель входной двери и дерущимся пьяным мужикам, неистово набивавшим друг другу лица, лучше пролететь дальше – опасное место, неспокойное. И словно в подтверждение мыслей Аллиля, в тот самый момент когда дракон пролетал над зданием, через входную дверь вылетел деревянный стул. Васаларис зарычал, хотя со стороны это было похоже на ворчание.
Посадку пришлось делать в лесу, поближе к горам. К счастью Аллиль быстро отыскал небольшую, но вполне себе сухую пещеру. Он лёг напротив входа и вытянул одно крыло, прижимая его к земле, дабы ребёнку было гораздо легче слезть с него. Теперь осталось разбить небольшой лагерь: сделать костёр и найти еду. Аллиль подкатил к пещере поваленное неподалёку дерево и разорвал на несколько частей. Ткнув одну из них носом, он посмотрел на девочку и мотнул головой в сторону, мол "давай, заноси это во внутрь".
[icon]http://sg.uploads.ru/jrOmi.jpg[/icon][status]Васаларис[/status][nick]Аллиль [/nick]

+2

14

Когда, буквально, крышесносящие ощущения от полета немного поутихли, Атех помотала в головой, приходя в себя, и огляделась. Увиденное её удивило, так как летели они в сторону, противоположную эльфийской столице - в направлении Моста на Метхарин, если быть более точной. Туда, откуда пришла сама девочка. Но... зачем? Куда дракон несет её? И как обратить его внимание на то, что им нужно в другую сторону? Она обратилась к Тиаре, пытаясь установить связь с энергетическим отпечатком Наездницы, которая показала ей, как сидеть на драконе - но та молчала, предоставляя носительнице магического венца разбираться самостоятельно. Вероятно, решила, что хватит с неё счастья. Полукровка слегка потянула за гребень, пытаясь таким образом привлечь к себе внимание, однако васаларис не отреагировал - кажется, касание было слишком слабым, а на большее силы не хватало.
В какой-то момент обстановка вокруг разительно изменилась - дракон и его ноша оказались в пространстве Моста, летя всего в нескольких метрах над головами прохожих, которые порой вскрикивали и шарахались от них в разные стороны. Конечно, редко обитатели Валариса пользовались Мостами - Атех и сама смогла припомнить всего несколько случаев, когда видела их в таких местах. Она опустила глаза вниз, прикидывая расстояние отсюда до земли - вдруг повезет спрыгнуть нормально? В конце концов, ей нужно было в Л’онтинг - не то чтобы вот прям так срочно, но всё же. Увы, ничего не вышло. Да, высота была сравнительно небольшой, а полукровка умела приземляться без риска переломать кости - но словно невидимая сила удерживала её на драконьей спине, не позволяя даже свеситься. Да, во-вторых, неизвестно, как отреагировал бы на подобный маневр сам Аллишь. М-да... Ладно, всё равно пока не к спеху, поэтому можно и посмотреть, что будет дальше. Тем более, рано или поздно он приземлится, и тогда она сможет вернуться.
Метхарин встретил их ледяным ветром и пригоршнями снега прямо в лицо - к счастью, спина васалариса была теплой, но самой девочке вновь пришлось прибегнуть к магии, чтобы согреться. Тем временем на горизонте замаячило здание, смахивающее на трактир, и дракон стал снижаться. Впрочем, он явно передумал, когда чуткий слух их обоих различил шум и ругань внутри, а когда наружу вылетел стул - и вовсе взмыл вверх и полетел дальше.
Наконец они приземлились у подножья гор, где был небольшой лес; васаларис позволил своей ноше сойти на землю у зева пещеры. Уже было совсем темно, примерно час-два после полуночи, но ни для звери, ни для полукровки это не являлось проблемой. Последняя по запахам попыталась определить, есть ли поблизости кто-нибудь, однако здесь не было следов ни диких зверей, ни человеческих. Дракон разодрал какое-то поваленное бурей дерево на части, одну из которых подтолкнул к Атех - но последняя не торопилась, подняв на него недоуменный и несколько напряженный взгляд.
- Зачем ты принес меня сюда? Мне нужно возвращаться домой, на Торвентиль, - сказала она. Оглядевшись вокруг, добавила. - Хоть это и подождет до утра.
Тут ей в голову пришла забавная мысль. А что, совсем как в сказках, где принцессу похищал и запирал в башне дракон, откуда её должен был спасти принц. Атех, коенчно, не принцесса, но из вполне себе знатного рода. Аллиль её похитил? Ну, можно и так сказать. Ну, а пещера сойдет за башню. Осталось только принца прекрасного дождаться. Не выдержав, девочка тихо рассмеялась, после чего взяла предложенное бревно и скрылась в пещере, где разожгла костер. Чуть позже она вышла к дракону и осторожно коснулась чешуйчатого бока.
- Извини, у меня нет с собой ничего из еды для тебя - вряд ли ты ешь вяленное мясо. Впрочем, я могу попробовать что-нибудь подстрелить...

+2

15

Если бы Аллиль мог, то всенепременно цокнул языком или покрутил пальцем у виска. Мда, похоже эта юная рогатая Всадница не только дракона потеряла, но и свои мозги. Какой ещё Торвентиль? Дом в другой стороне, в той, куда они сейчас летят. Там сёстры, там родное гнездо. Или же она была из тех Наездниц, кто пришёл из большого мира? О таких Аллиль слышал, парочку видел, но все они, в конечном счете, остались верны новому дому – Валарису и оберегающей его принцессе. А эта какая-то... странная. Какая-то не такая. Ещё и претензии кидает, что вовсе не туда улетели. Глупое мелкое создание, не иначе. И дракон, небось, был ей под стать. Оттого его больше и нет? 
Когда девочка разожгла костёр и вернулась к нему, Аллиль шумно выдохнул. Почему же не ест вяленое мясо? Ест, да только это не является его основным рационом, скорее так – небольшим лакомством, коим его могут подкормить некоторые. Хотя он был бы не против отведать свежего мяска. Ещё немного подумав над этим вопросом, Аллиль кивнул, давая целительнице понять, что он согласен, даёт добро на охоту. Только как бы ей так показать, чтобы она далеко не ушла? Наверное, это будет лишним – не все же мозги успела потерять после той проверки на прочность. Или все?
Аллиль подозрительно покосился на девочку и, решив, что всё же сама до этого додумается, взмыл в воздух. Вдвоём искать пропитание гораздо быстрее и проще.
Дракон улетел совершенно в другое направление, подальше от целительницы, дабы случайным образом не спугнуть ей зверей, если те попадутся. Долго ли коротко летел он, игнорируя снежную бурю, но добычу как таковую не находил. Кажется, что-то совсем мелкое пробегало под ним пару раз, но этим было не наесться, а попытайся он поймать это и принести девочке, то, скорее всего, превратил бы его в мерзкую лепешку, от которой захочется прочистить живот. Случайно, но вряд ли это будет хорошим оправданием.
Полетав ещё немного туда-сюда и сделав пару кругов, Аллиль всё же нашёл то, что искал – крупного мясистого оленя. Самое то для две души, одна из которых громадный ящер. Но только дракон рванул в сторону своей добычи, готовясь схватить её когтями, как вдруг несущийся до этого вперёд олень кубарем падает в миллиметрах от его лап. Даже кончики когтей не успели оцарапать его кожу.
Аллиль приземлился в паре метров от поверженного животного и с удивлением посмотрел на него. К счастью, оно упало не из-за недуга какого, но из-за в стрелы прямо в сердце. Кто-то здесь поблизости очень меткий находится.
От чужого мяса отошёл, чешуйчатый.
Аллиль недовольно рычит и оглядывается на голос. Средь деревьев, направив в его сторону стрелу, стоял молодой укутанный в меховую шубу мужчина и, превеликая Мать Аиша, он был тоже с рогами. Что-то нынче везёт ему на агварсов. Точнее полуагварсов, а именно им и является охотник. Дракон надменно фыркает и вопреки приказу, задрав нос, в один прыжок оказывается возле тушки. Будет он ещё команды чужие выполнять, как бы ни так.
В конечном итоге Аллиль возвращался с пустыми лапами и подлетал к убежищу, когда к нему начала подходить сама целительница. Совесть ему всё же не позволила забрать чужую добычу, но вот немного пожевать её в целях воспитания – напротив. А нечего было охотнику командовать, да пытаться отпугнуть его, как какого-то вредного песца от только что пойманной рыбёшки.
Дракон приземлился возле входа и заинтересованно посмотрел на целительницу: что она успела добыть и можно ли этим хоть немного утолить свой голод, да и не пострадала ли она где-нибудь пока его не было рядом. Буквально в эту же секунду позади раздался хруст снега. Аллиль оглянулся, но вопреки его надеждам это был не зверёк.
Опять ты, вредная рептилия, – устало вздохнул охотник, поправляя на своей спине покусанную тушку оленя. – Не против, если я погреюсь немного в вашей пещере? Поделюсь оленем или парой кроликов – мяса на всех, и на него тоже, хватит, – обратился он уже к целительнице.
[icon]http://sg.uploads.ru/jrOmi.jpg[/icon][status]Васаларис[/status][nick]Аллиль [/nick]

+2

16

Когда Атех заговорила о Торвентиле, то почувствовала удивление и даже раздражение дракона. Интересно, с чего бы? Может, он не хочет туда возвращаться - к примеру, из-за воспоминаний о недавних событиях? Возможно. Ладно, чего гадать. Даже если васаларис не захочет отвезти её обратно, на то место, где они встретились, она без проблем доберется сама. И полукровка выкинула эту проблему из головы.
В ответ на предложение пойти на охоту Аллиль подозрительно покосился на неё, словно что-то прикидывая - возможно, стоит ли отпускать юную целительницу одну в зимнюю ночь невесть куда - но наконец кивнул, соглашаясь. После чего отступил, взмахнул крыльями несколько раз, взлетел и вскоре скрылся из виду. Наверное, решил тоже искать пропитание - вдвоем, кому-нибудь из них точно повезет. Кивнув самой себе, Атех развернулась и углубилась в лес. Заблудиться она не боялась - благо чуткий нюх легко мог вывести её обратно к пещере. Охотиться девочка умела, однако, в такие моменты, как этот, невольно сожалела о том, что не освоила лук. Да, вырости среди эльфов, в клане Меча и Лука и так и не овладеть последним - звучит до смешного странно. Однако, во-первых, у девочки просто не было ни малейших способностей к этому, да и, во-вторых, оказавшись "законсервированной" в детском облике, она поняла, что не обладает силами, достаточными для овладения луком. Впрочем, обычно метательные ножи, зачастую, легко замещали стрелы, поэтому голодной Атех оставалась редко.
Вернулась полукровка к пещере где-то спустя часа два, когда Аллиль еще не вернулся - уставшая, порядком продрогшая, но с уловом и вполне довольная. Первые полчаса ушло на то, чтобы сориентироваться на местности и уйти с тех мест, где чувствовался запах крупных хищников - иметь дело с ними здесь и сейчас ей было не с руки. Но вот в нос ударил какой-то пернатой живности средних размеров - похоже, куропаток или кого-то в таком роде. Конечно, повозиться с их поимкой пришлось изрядно, так как птицы явно были настороже и просто в руки не давались, однако упорство и труд принесли свой результат - Атех удалось подбить четверых; хоть и с трудом - всё-таки, стрелы были эффективнее ножей. Она не знала, сколько потребуется дракону, чтобы насытиться, однако надеялась, что четверых упитанных птичек ему хватит хотя бы ненадолго. Тем более, девочка рассчитывала, что утром они расстанутся, а если так, то дальнейшее будущее дракона - не её забота. А сама она в этот вечер легко обойдется вяленым мясом.
Полукровка как раз заканчивала со свежеванием добычи, как послышались удары крыльев, сверху упала тень, а спустя минуту рядом с пещерой приземлился васаларис, который с интересом оглядел её добычу.
- Это всё, что удалось поймать. Надеюсь, этого хватит, - сказала полукровка, выкладывая птичьи туши.
И тут почувствовала чужой запах - агварса, если быть точным, и совсем рядом. Она насторожилась и принюхалась, потянувшись к оружию. А затем, спустя полминуты, к ним вышел полуагварс, судя по внешнему виду и запахам, в шубе, с оленьей тушей за спиной - охотник, значит. И, судя по его словам, с васаларисом последнему уже доводилось сталкиваться - подтверждением тому служило слегка погрызенное кем-то огромным тело оленя.
– Не против, если я погреюсь немного в вашей пещере? Поделюсь оленем или парой кроликов – мяса на всех, и на него тоже, хватит, - обратился незнакомец к целительнице. Та внимательно оглядела его, принюхалась, а после молчаливым кивком указала ему на место у костра, над которым висел небольшой котелок, в котором булькало варево, приятно пахнущее какими-то травами и слегка вином. Да, обычно девочка воздерживалась от алкоголя, однако, в данном случае, глинтвейн - самое оно. Спустя несколько минут Атех достала из рюкзака две небольшие посудины, в которые налила напиток, и одну из них протянула мужчине, чтобы тот согрелся.

Отредактировано Атех (28-02-2019 01:43:11)

+2

17

Аллиль надменно фыркнул и тихо зарычал-заворчал на агварса-обзываку, при этом медленно уходя за спину целительницы, словно стараясь тем самым сказать, что он совершенно ничего плохого не делал и вредной рептилией его обзывают за зря. Лучше бы тот порадовался, что он ему только оленя погрыз, а не его шубку потрепал, а ведь в воспитательных целях пытался цапнуть: схватить за шкирку и поднять пару раз над землёй. Но, увы, охотник сопротивлялся, поэтому его пришлось оставить, чтобы случайно не поранить.
Спасибо, – кивнул агварс и прошёл вслед за целительницей.
Сам Аллиль остался за порогом, прилёг возле входа, перед своей едой, и стал наблюдать за рогатой парой. За тем как охотник присел возле костра и оставил неподалёку от себя свою добычу, как он принимал напиток, поблагодарив. Такое пристальное внимание, увы, не осталось без внимания.
Не донеся посуду до губ, мужчина скосил взгляд на недовольно глядящего в его сторону дракона.
Похоже, твой друг не очень рад моей компании, – сказал он целительнице, на что в ответ от Аллиля получил шумный выдох через ноздри, явно говорящий о том, что охотник чертовски прав. – Или у него проблемы с аппетитом, поэтому такой нервный. Он так и не притронулся к твоим куропаткам.
К куропаткам Аллиль действительно не притронулся, кажется, он про них вовсе позабыл, пока охотник про них не сказал. Впрочем, даже после этого он не набросился на них – аппетит действительно пропал. Вроде бы враждебности мужчина к целительнице не проявляет, но всё равно было как-то не по себе.
Какими судьбами здесь? Возвращаетесь домой или опять в странствия ударились? – отпив немного, поинтересовался охотник, явно принял девочку за Драконью Всадницу, а дракона за её верного товарища. – Ах, да, совсем забыл представиться. Ирек.
[icon]http://sg.uploads.ru/jrOmi.jpg[/icon][status]Васаларис[/status][nick]Аллиль [/nick]

+2

18

Последовав молчаливому приглашению полукровки, охотник расположился у костра, принял чашу с подогретым вином поблагодарив. Сама Атех возилась с едой, совершенно не обращая на него внимания - по краыней мере, так казалось со стороны. На самом-то деле она пристально следила за ним и за драконом - на всякий случай, если кто-то из них удумает чего-то учудить. Что касается крылатого ящера, то тот устроился у входа в пещеру, наблюдая за ней и нежданным гостем.
- Похоже, твой друг не очень рад моей компании, - тем временем решился нарушить повисшее молчание мужчина. - Или у него проблемы с аппетитом, поэтому такой нервный. Он так и не притронулся к твоим куропаткам.
Атех снадбила его нечитаемым взглядом, после подошла к васаларису, присела перед ним на корточки и, неловко протянув руку, осторожно коснулась чешуйчатого носа.
- Ты не хочешь есть из-за этого охотника? - тихо - настолько, что только Аллиль мог расслышать ее - спросила она. - У тебя на его счет какие-то дурные предчувствия? Или просто он не нравится? А если дело не в нем - дай понять, в чем тогда, - хотя девочка и сама толком не понимала, каким образом васаларис ответит ей - до сих пор он не проявлял особого желания разговаривать. Неизвестно, правда: то ли потому, что не мог, то ли просто не хотел. Кто этих чешуйчатых на самом деле знает?.. Пожалуй, только их Всадницы. А подруги этого конкретного змея больше нет, дабы обьяснить его метания. Самой же полукровке оставалось лишь догадываться, в чем тут дело.
- Ах, да, совсем забыл представиться. Ирек, - спохватился охотник.
- Атех, - кратко отозвалась девочка. Отошла от дракона, вновь присела рядом с костром.
- Какими судьбами здесь? Возвращаетесь домой или опять в странствия ударились?
- Что васаларис здесь забыл и каковы его планы теперь - без понятия. А я домой возвращалась. И вернусь таки, - наверное, излишне резко сказала полукровка; последняя фраза была озвучена специально для Аллиля - хотя, один Волдазер знает, зачем именно.
Наверное, ее слова прозвучали так, словно она намеренно отстранялась от своего крылатого спутника; Атех понимала, что нежданный собеседник принял ее за драконью Всадницу - и не собиралась его заблуждение поддерживать - поскольку никогда не хотела ни ею казать, ни, тем более, быть. У девочки вообще воображение отказывалось работать в эту сторону. Она - и Наездница?! Трижды ха-ха. Фетхерном праведным - и то себя легче вообразить.
- Ну а ты? Живешь где-то неподалеку? - внешне лениво поинтересовалась Атех у полуагварса, откусывая кусок от полоски вяленного мяса, достанного из сумки.

+2

19

Если бы сам Аллиль знал, что именно его беспокоило, то всенепременно попытался бы рассказать целительнице об этом, но, увы. Дракон лишь задумчиво посмотрел на девочку, потом на охотника, а после и вовсе завалился на спину, раскинув крылья и вывалив язык. "А может, я умираю, как думаешь?" – сказал бы он, если мог, но вместо этого протяжно и наигранно-измученно заскулил, словно действительно вот-вот откинет лапки. Жаль, целительница не была Мэй. Та понимала его на ментальном уровне: васаларисы не умеют разговаривать, но умеют посылать свои мысли прямиком в голову своей Всадницы, как и она в его – так работает связь, это одна из её особенностей. Сейчас же Аллилю оставалось только наблюдать за девочкой.
Он проследил за тем, как она прошла обратно к костру и, переворачиваясь на бок, тихо, в стиле "да-да-да, не тупой", рыкнул на её слова о возвращении домой. Глупая всё же она Всадница: до неё так и не дошло, что они и так летят домой. В настоящий дом. Родное гнездо!
Ирека подобный расклад в отношениях Атех с Аллилем, не скрыть, подивил. Исходя из слов девочки, дракон её не пускает домой, а значит, единственное место, куда он мог её попытаться увезти – Валарис. Спрашивается: зачем и знает ли сама Атех об этом?
Да, можно и так сказать. У самого берега реки, к северу отсюда. От туда удобно наблюдать за квампи и тем, чтобы к ним не подходили другие охотники, желающие поживиться на их шкуре, – ответил охотник и призадумался. – Почему бы тебе его не покормить? Может, ему сейчас тоскливо и он хочет внимания. Как понимаю, он только недавно потерял свою Всадницу, раз ты не с ним, а он здесь один. Поразительно, что он такой энергичный. Ему определённо рядом с тобой гораздо лучше.
Аллиль недоверчиво посмотрел на охотника. Откуда у него такие познания о васаларисах и Наездницах? Встречался с ними, когда они здесь пролетали? Вполне возможно. Но его слова заставили задуматься дракона: в них была доля истины, и это глупо отрицать. По сути, если бы не Атех, то пролежал бы он, Аллиль, возле хладного трупа Мэй долгие дни, прежде чем вернуться в город. И это ещё не говоря о попытках добыть куда больше еды, хотя обычно после потерь своих Всадниц васаларисы долгое время могут игнорировать голод.
[icon]http://sg.uploads.ru/jrOmi.jpg[/icon][status]Васаларис[/status][nick]Аллиль [/nick]

+2

20

- А я домой возвращалась. И вернусь таки, - буркнула Атех. Фраза предназначалась Иреку, однако дракон тихо зарычал. "Да-да-да, не тупой" внезапно прозвучало в мозгу полукровки, однако она практически сразу поняла, что это не тиара - ощущения чем-то неуловимо отличались. Почему-то у неё невольно возникло ощущение, что с ней говорит никто иной, как дракон. "Что за бред" - невольно помотала головой девочка. Нет, она не сомневалась, что тот вполне разумен - только ведь Змея не его Всадница, чтобы иметь с ним ментальную связь. Она подозрительно покосилась на васалариса, однако тот то ли был не причем, то ли хорошо притворялся.
Да, полукровка догадывалась, зачем Аллиль, изначально, наверное, собиравшийся отвезти её в эльфийскую столицу, внезапно изменил направление. Ведь сколько-то не был разумен дракон, но он все равно является зверем. А куда стремится всякий зверь, если не получает внятных указаний насчет того, что ему делать и куда идти от хозяина? Правильно, домой, в родную и привычную обстановку. В данном случае - Валарис. Но ведь дракон достаточно разумен для того, чтобы понять, что нежданно встреченной целительнице туда не надо; однако он недвусмысленно показывал свое недовольство тем, что она собиралась вернуться. Но почему? Не хочет расставаться с ней? Странно: Атех не самая лучшая компания - просто мало кто это понимает. А тут... Разве что... Стоп, ну не может же он считать её другой Всадницей?! Или... может? Но почему? Возможно, потому, что она удержалась на нем во время полета? Но ведь это совсем не сложно - страшновато, да, но не сложно. Ничего не понятно, одним словом.
– Да, можно и так сказать. У самого берега реки, к северу отсюда. От туда удобно наблюдать за квампи и тем, чтобы к ним не подходили другие охотники, желающие поживиться на их шкуре, - ответил охотник, и девочка молча кивнула. Ей было не слишком интересно, что охотник здесь забыл; угрозой не пахнет - и ладно. – Почему бы тебе его не покормить? Может, ему сейчас тоскливо и он хочет внимания, - добавил тем временем Ирек. А ведь действительно, и как она раньше не догадалась? Дракон же вполне ясно показывал свою реакцию на вопрос, что его беспокоит. Тем не менее, легко сказать - покорми. А как? Открывать ему пасть и совать туда еду? Нет уж, она на это не подписывалась. Тем не менее, что всё-таки надо было делать. Поэтому, молча кивнув, Атех встала, взяла одну из куропаток и устроилась рядом с васаларисом.
- Поешь немного? - мягко спросила она, вновь осторожно касаясь кончиками пальцев его носа. - А то мне как-то кусок в горло не лезет в одиночку. Да и тебе надо поесть - ты и так наверняка потерял много сил.

+2

21

Заметить подозрительный взгляд в свою сторону, когда лежишь и наблюдаешь за всеми, было не сложно. Правда, Аллиль не понял, почему девочка так посмотрела на него: вроде бы ничего не сделал и никого не пытался сожрать, даже поползновений в эту сторону не было.
Дракон повёл крыльями, устраиваясь на заснеженной земле поудобнее.
Он тихо, без угрозы и враждебности, рыкнул, когда Атех схватила куропатку и устроилась рядом с ним. Глупая добродушная Всадница – за ней действительно нужен глаз да глаз. Конечно, он чувствовал как от неё веяло теплом явно магического характера, но это волновало меньше всего. Дракон настойчиво затолкал Атех обратно в пещеру – нечего сидеть на морозе – и подобрался буквально впритык ко входу, закрыв его почти весь своим телом. Если ей так хочется садиться рядом с ним, то пусть это делает хотя бы в тепле. Аллиль хвостом пододвинул оставшиеся тушки поближе к себе, а после раскрыл пасть, чтобы девочка положила в неё свою куропатку. Брать самому дракон побоялся: вдруг откусит ей случайно руку и не приметит – худенькая же, тоненькая, щёлк и всё.
"Закидывай уже, глупое ты создание", – беззлобно подумал васаларис.
Тем временем вьюга стала утихать. Возможно, к утру она и вовсе исчезнет. Это было бы здорово: можно тогда не обращать внимание на непогоду и спокойно уже долететь до города. Аннабель вряд ли будет довольно, что Аллиль прилетит без своей Всадницы, но наверняка обрадуется, что он привёл с собой их потерянную сестру. Эта мысль успокаивала дракона – выходит он не такой уж и никчёмный васаларис.
Заметив изменения в погоде, оживился и сам Ирек: выглянул из пещеры, осмотрелся, кивнул, словно с чем-то соглашаясь и вернулся на место. Может, вьюга кончится даже чуть раньше. Но даже если и так, то Аллиль не намеревался покидать это место до самого рассвета: пусть Атех немного отдохнёт и поест спокойно.
[icon]http://sg.uploads.ru/jrOmi.jpg[/icon][status]Васаларис[/status][nick]Аллиль [/nick]

+2

22

Девочка присела рядом с драконом, предлагая ему еду, однако тот в ответ глухо заворчал, приподнялся на лапы и, осторожно, но настойчиво подталкивая её носом, заставил вернуться в пещеру. Сначала Атех не поняла: то ли он таким образом велел ей убраться подальше и не раздражать его, то ли просто хотел, чтобы она оставалась в пещере, поближе к огню; судя по тому, что сам васаларис всё-таки и сам приблизился и устроился у самого входа, практически сразу загораживая его собой, второе суждение было ближе к истине. К счатью, проблема кормежки решилась сама собой: придвинув к себе тушки птиц, Аллиль раскрыл пасть, чтобы полукровка могла спокойно положить в неё еду, не боясь при этом лишиться руки. Та послушно засунула тому в рот куропатку, искренне надеясь при этом, что не доставляет своими наверняка неловкими движениями тому беспокойства; и повторила бы это действие еще, пока тот не насытился и не дал понять, что с него хватит. Кормить дракона было довольно странно, особенно - не будучи при этом его Всадницей. Наверное, дело было в том, что Атех воспринимала васалариса как разумное существо, пусть и обладающее специфической внешностью, а кормить таких, как он, ей прежде не доводилось - даже пациентов.
"Закидывай уже, глупое ты создание" - прозвучал в голове девочки голос, когда та протянула зверю куропатку.
"Я не глупая" - рассеянно буркнула полукровка в ответ. Не то чтобы она обиделась или специально была настроена повозражать - скорее просто вслух отвечала на свои же мысли, как иногда делала в одиночестве - пусть сейчас и была несколько другая ситуация. Непонятно, спутала девочка безмолвный голос Аллиля с артефакта или со своими мыслями - но она так и не поняла, на чьи слова отвечала. Вероятно, просто устала, поскольку после этого свернулась клубком у огня, кутаясь в свой плащ. Не спала - рядом с малознакомым существом это была такая себе затея, но дремала, прикрыв глаза. Вьюга мало-помалу стихла, однако за порогом всё было белым-бело, даже непонятно, что там пытался разглядеть полуагварс - ну, да это его дело. Она и не заметила, как сама вскоре задремала.
Атех проснулась рано утром; если бы агварс был рядом, то настороженно покосилась бы на него, вышла из пещеры и подошла к дракону, присаживаясь перед ним на корточки.
- Извини, если разбудила, - тихо, едва одними губами, сказала она. - Просто мне уже пора возвращаться домой. А ты лети в Валарис. Извини, что так вышло с твоей подругой - я честно пыталась помочь. Надеюсь, тебе удастся найти новую Всадницу, - и встала, закидывая сумку на плечо.

+2

23

А вот это уже было странно. Очень странно. Кому сейчас отвечала Атех и почему это было похоже, что дракону? Аллиль напрягся, недоуменно уставившись на девочку. Чертовщина какая-то. Наверное, ему показалось или он что-то ещё не знал о ней. Может, у юной Всадницы крыша немного поехала – весело тогда должно было быть её бывшему васаларису.
Когда казалось Атех уже уснула, Аллиль прикрыл глаза и хотел чуток вздремнуть, но раздавшийся в пещере шорох заставил его повременить с этим делом. Не сказать, что этот шум предвещал нечто нехорошее, дракон даже знал, кто его издаёт, но всё же приоткрыл один глаз и уставился на охотника. Тот что-то активно копошился в своей сумке, рыскал по карманам шубы, и вот он поднялся на ноги. В руке его был небольшой, но пухлый из-за наполненности кожаный мешочек. Ирек осторожно, практически бесшумно подошёл к уже уснувшей, как он думал, девушке и положил этот самый мешочек возле неё, а после собрался и двинулся прочь из пещеры. Аллиль тихо рыкнул, привлекая к себе его внимание.
Вьюга почти окончательно утихла, но до первых лучей солнца было ещё далеко. Однако Ирека это, кажется, совсем не волновало в отличие от васалариса.
Я оставил ей немного денег за приют, если тебя это интересует. Пытаться отравить её мне смысла нет. А мне нужно торопиться домой, пока родичи не потеряли, – сухо ответил агварс.
Аллиль фыркнул и сощурился, но препятствовать уходу Ирека не стал. Как ни как, а у каждого своя дальнейшая дорога и свои дела, не требующие чужого вмешательства. Однако лучше запомнить, что где-то неподалёку находится охотничий домик, вдруг в будущем пригодится.
Дракон совсем немного задремал и проснулся примерно за час до самой Атех. Он, честно, пытался нормально уснуть, но ничего не выходило. Возможно, тому виной был стресс из-за смерти Мэй. Дракон переваливался с одного бока на другой, пытался подобрать более удобную позицию для сна лёжа на спине, но это было фирменным издевательством – пусть двуногие сами так спят. В конечном итоге он рухнул обратно на пузо и вытянулся чуть ли не по струнке, прикрыв глаза. В таком состоянии и застала его девочка.
Аллиль приоткрыл один глаз, в котором не было и намёка на сон, и уставился на Атех. Опять она заладила со своим возвращением домой. Дракон чуть было не закатил глаза и снова не заворчал, но сдержался. Это было не так важно – главное, что девушка проснулась и готова продолжить путь, а закончить его нужно: до Валариса лапой подать. Может, оказавшись там она всё же поймёт или вспомнит, что её дом не на Торвинтеле.
"Сначала Валарис!" – Аллиль встал и перекрыл девушке путь, беря её хвостом в свободное кольцо. Пушистая кисточка кончика накрыла голову Атех, чуть ли не превращаясь для неё в своего рода тёплую и мягкую шапку. – "А уже потом Торвентиль или куда ты там хочешь отправиться потом".
[icon]http://sg.uploads.ru/jrOmi.jpg[/icon][status]Васаларис[/status][nick]Аллиль [/nick]

+2

24

Обычно Атех с трудом воспринимала тех существ, которые не могли разобраться в своих желаниях и потребностях - она практически всегда знала, чего именно хочет и что должна и исходила из того, что в данном случае важнее, не сожалея после о сделанном. И раздвоенность сознания, проявляющаяся в тщетных попытках усидеть на двух стульях сразу, отнюдь не была присуща ей - по крайней мере, так думала полукровка до сих пор. Однако теперь Змея оказалась в ситуации, когда долженствования, как такового, нет вовсе, а желания два и какое из них выбрать - совершенно не ясно, даже при длительных размышлениях.
С одной стороны, Торвентиль - туда необходимо вернуться. Нет, её там никто не ждет, нет никаких важных дел, которые необходимо закончить. Просто Атех привыкла доводить начатое до конца, если только на обратное не было какой-либо важной причины, которой Аллиль - по крайней мере, пока - не являлся. Вот и сейчас девочка хотела бы вернуться домой. Кроме того, настойчивое желание почти незнакомого дракона отвезти её в Валарис вызывало, как минимум, настороженность и даже желание сделать всё наоборот - просто из недоверия. А, может, ящер просто... сошел с ума? Ну, если такое возможно среди его сородичей, естественно. И теперь, не в силах смириться со смертью своей Всадницы, решил, что последняя - и есть Атех. Бредово звучит? А то как же. Но как еще объяснить его нежелание отпускать полукровку и отвезти в Валарис?
Но с другой... Дракон. С ним целительница ощущала странную связь и словно бы даже понимала его и то, что он хочет сказать. Признаться, Аллиль не был для неё просто чужим крылатым ящером, попавшим в довольно таки печальную ситуацию - полукровке казалось, будто между ними натянута какая-то странная, тонкая-тонкая, тоньше волоса, почти невидимая нить, которая, тем не менее, с каждым мигом становится всё крепче и крепче. А еще этот голос... Что если это мысленный голос дракона? Но как тогда она его слышит? Ведь на такое способны только Всадницы! Атех даже зажмурилась невольно, в душе всколыхнулось нечто, похожее на страх. Она ведь не Драконья Наездница! Или... что если её память, твердящая о том, что полукровка даже просто васалариса и то всего несколько раз в жизни видела вблизи - лжет?.. Что если Атех действительно Всадница и просто не помнит об этом? Ведь в таком случае легко объясняется и то, что она легко удержалась на драконе, и способность читать его мысли. Но если даже и так, то кому и зачем понадобилось лишать её этих воспоминаний? Неужто артефакту?..
"Стоп-стоп-стоп" - Атех сжала руками виски, зажмурилась еще сильнее, помотала головой. "Это уже точно какой-то бред. Конечно, такую возможность совсем уж исключать не стоит, однако я поверю в неё только в последнюю очередь".
Пока она так размышляла, васаларис, с трудом сдержав глухое ворчание, поднялся, преградил полукровке путь и охватив ту хвостом; прохладная чешуя едва-едва касалась тела последней, однако она знала, насколько обманчиво это ощущение, и стоит ей дернуться еще хотя бы раз - и её лишат возможности высвободиться уже всерьёз. Мягкое прикосновение к рогам заставило девочку открыть глаза - оказывается, это была кисточка хвоста ящера, которая практически укрывала всю её голову.
"Сначала Валарис! А уже потом Торвентиль или куда ты там хочешь отправиться потом" - прозвучал в её голове голос дракона.
- Но зачем? - Атех подняла на него взгляд. - Я никогда не была в Валарисе. Зачем ты пытаещься меня туда отвезти?
Понимала ли она, что всем этим своим поведением лишь прибавляет вопросы и в без того полную ими копилку васалариса, на которые пока нет ответа? Вряд ли. Скорее, просто действовала инстинктивно.

Отредактировано Атех (15-04-2019 00:49:02)

+2

25

Дракона шатнуло в сторону, словно Атех не вопрос ему задала, а как минимум попыталась мечом огреть по лапе. Пасть слегка приоткрылась, взгляд недоумённый-недоумённый. Васаларис грузно сел на землю, накренив голову по-птичьи и продолжая неотрывно наблюдать за юной Всадницей. Нет, в этот раз ему не показалось, и девушка ответила на его вопрос – другого варианта здесь быть не могло.
"Как странно. Ты говоришь со мной", – не веря в собственные слова, констатировал Аллиль.
Он про себя хмыкнул. Честно признать, неожиданный поворот событий вышел, но как такое возможно? Атех же не может быть… Связь не могла так быстро образоваться между ними. Это невозможно! Толком и дня не прошло после смерти Мэй – как такое возможно? Может, поэтому Аллиль так странно чувствовал себя совсем недавно? С ним подобного ещё никогда не случалось, по крайней мере, так быстро. Да и на Аннабель девочка не похожа. Как всё странно и непонятно в последнее время.
"А ты сама уверена в том, что никогда там не была? Полетишь со мной – узнаешь, зачем зову". – Аллиль решил хитростью брать девушку. Какой смысл ей пытаться что-то объяснить, если она этого не помнит? Лучше всего привести её на место и тогда, возможно, память ей что-нибудь интересное из прошлого подкинет. Если оно у неё связанное с Валарисом есть. Дракона уже начали сомневаться, что он пытается вернуть в родное гнездо одну из потерянных Всадниц.
Но как бы там ни было Аллиль только лёг и вновь вытянул крыло, прижимая его к земле, в приглашающем жесте. Если подумать, то что она теряет? Если никогда не была в Валарисе, то теперь сможет всем рассказать, что была там. А если она действительно является Всадницей… Что ж, в таком случае просто вернётся домой и найдёт себе нового васалариса. Наверное.
[icon]http://sg.uploads.ru/jrOmi.jpg[/icon][status]Васаларис[/status][nick]Аллиль [/nick]

+2

26

Судя по враз ставшему недоуменным взгляду дракона, последний был удивлен тем, что она его слышит ничуть не меньше, чем сама Атех тем же. Последовав его примеру, последняя тоже аккуратно опустилась на землю, скрестив ноги и в ответ внимательно разглядывая неожиданного собеседника.
"Как странно. Ты говоришь со мной" - вновь прозвучал в её сознании всё тот же  растерянный голос, в ответ на что полукровка сумела отреагировать лишь кривой улыбкой - а что тут еще сказать? Как и сам васаларис, она совершенно не понимала, что происходит. Пожалуй, весь внутренний сумбур, царивший в этот момент у неё в голове, укладывался в один-единственный вопрос: "Ну, и что теперь делать?..".
"А ты сама уверена в том, что никогда там не была? Полетишь со мной – узнаешь, зачем зову" - тем временем осведомился дракон, в ответ на что его маленькая собеседница мысленно усмехнулась. С одной стороны, было очевидно, что он пошел на хитрость, в духе: "нет времени объяснять - пошли со мной" - а подобное поведение ящера настораживало.
- До сих пор я знала это точно, однако теперь не в чем не уверенна, - буркнула полукровка в ответ. А с другой... Что если Аллиль прав, и, когда она окажется в Валарисе, уже не надо будет ничего объяснять? И Атех - действительно Всадница, по какой-либо причине потерявшая воспоминания. Об этом даже думать не хотелось - хотя бы потому, что в таком случае возникнет закономерный вопрос: "А насколько соответствуют действительности и остальные её воспоминания?". Разумеется, о реальности окружающей действительности и воспоминаний уже не одно столетие спорили философы, однако предаваться подобным размышлениям девочка предпочитала исключительно во внерабочее время - то есть, крайне редко. Поэтому, если бы действительно выяснилось, что её воспоминаниям веры нет, в первую очередь, голову Атех занимала отнюдь не философия.
По всему выходило, что именно поездка в Валарис поможет ей разобраться в происходящем с ней и драконом - наверняка опытные Всадницы смогут объяснить ей, что к чему; кроме того, это верный шанс попасть в место, закрытое для большинства смертных - а Атех редко упускала возможность преобрести новый опыт.
Это во-первых. А, во-вторых, даже если она предпочтет прислушаться к своей паранойе, которая нашептывала, что столь настойчивые приглашения куда-то обычно ничем хорошим не заканчиваются... Полукровка крупно сомневалась, что ей удастся убежать от огромного дракона. В этом плане убежать от стрелы звучит куда реальнее.
Еще несколько минут поразмышляв над происходящим, девочка наконец вздохнула - похоже, возвращение на Торвентиль придется отложить на неопределенное время - поднялась с земли и забралась на спину васалариса.

+2

27

Путь их лежал через многочисленные горы, что раскинулись в этой части острова и так хорошо защищали город Валарис от непрошеных гостей. А попасть в него нынче, как и в саму пещеру к васаларисам, та ещё задачка.
"Здесь неподалёку находится пещера, некогда ведущая к нашим гнёздам. После одного неприятного случая, случившегося из-за светлых эльфов, меры по защите города от существ из Большого мира усилились, и принцесса запечатала проход с этой стороны. Теперь, если кому ещё вздумается вновь украсть наши яйца, им не удастся пройти дальше. Не знаю, что это за магия, но к той чёрной стене лучше не подходить – так сказала Страж, время от времени появляющаяся возле неё. Сквозь тот проход когда-то можно было тяжело, но всё же попасть и в сам город. Как же давно всё это происходило". – Аллиль не знал, зачем рассказывал это Атех. Возможно, чтобы она как можно быстрее вспомнила свои родные края. Каждая Всадница знает об этом неприятном инциденте, не единожды уходила в горы, дабы посетить обитель васаларисов и понаблюдать за ними, и наверняка изучала всяческие проходы, которые ей только попадались на глаза. Если целительница была одной из "сестёр" Всадниц, то тоже должна была всё это проделывать или большую её часть.
На пути дракона и юной полукровки встала ещё одна цепочка гор, последнее препятствие, отделяющее их от Валариса. И когда они его без проблем преодолели, просто пролетев над ним, им открылся завораживающий вид на весь зимний закрытый город и огромное, казалось, бескрайнее море. Огромный белый дворец, словно желающий обнять весь город своими загнутыми стенами, шесть обелисков, верхушка одного из которых, в центре, буквально терялась в облаках, и уже резвящиеся во всю вокруг них васаларисы – ничего не изменилось с последним уходом Мэй, и Аллиля не могло это не радовать. Однако возвращаться сюда с дурными вестями ему было всё так же сложно и неохота. Но вот он здесь, в нескольких километрах от родного гнезда, и отступать было поздно.
На подлёте к городу, дракон и его всадница на миг ощутили слабое сопротивление. По тихому треску стекла и лёгкому холоду, коснувшегося кожи, им невольно могло показаться, что они пролетели  сквозь тонкую незримую глазу ледяную плёнку, что отделала город от внешнего мира.
"Щит, – начал пояснять Аллиль. – Он не пропускает никого из Большого мира, но его могут легко обойти звери, птицы и мы, васаларисы. Если бы ты одна пыталась пройти с этой стороной, то тебя ударило бы током. Многие из вас почему-то уверены, что если ничего не видят, значит, этого нет", – усмехнулся он.
Но щит был не единственным, что могла ощутить Атех – магическая энергия, незнакомая, непривычная, но приносившая с собой какое-то умиротворение и чувство безопасности. Она заполняла собой всё пространство под ним. И возможно именно эта энергия является секретом крепкого здоровья горожан. Вот только что могло послужить причиной её возникновения, что именно вырабатывает её Аллиль не знал и не стремился к этому – если жителям города от этого только лучше, то пусть всё так и будет.
И вот они теперь летели над крышами домов. Не очень высоко, чтобы Атех могла разглядеть: почти беззаботный и счастливый настрой горожан, плещущихся в искусственных прудиках витвисов, небольшие стайки ледяных дракончиков, летящих то сами по себе, то за кем-то из прохожих, как кипит в городе жизнь.
"Прилетели".
Аллиль приземлился на широкую каменную площадку у самого здания гильдии Драконьих Всадниц и прилёг, чтобы Атех могла с него слезть. Первыми к ним прибежала небольшая компания развесёлой детворы, заметившая приближение дракона.
С возвращением! – кричал каждый из них, а одна из девочек без всякого стеснения обняла целительницу. Будь последняя выше, то вряд ли бы малышка смогла достать до её талии. И, возможно, знай ребёнок, что Атех из Большого мира, то не старалась бы обнять её так крепко-крепко и не улыбалась бы так счастливо и тепло, как делают это сёстры после долгого расставания. Жители Валариса уже привыкли, что чужаки к ним сюда являются крайне редко, а на самих васаларисов и того реже. Наверное, такие моменты можно пересчитать по пальцам, поэтому детишки нисколько не усомнились, что это прилетела одна из Всадниц.
Но как только прибежали детишки, к площади подтянулось несколько васаларисов. Они с интересом рассматривали Атех и Аллиля, переглядывались, фыркали и время от времени издавали утробный рык – словно разговаривали друг с дружкой в то время, пока детишки развлекались с Аллилем, то пытаясь поймать кисточку хвоста, то оседлать его.
Такое внимание, да ещё и у порога гильдии не могло не остаться без внимания и самих Всадниц.
Дети, не докучайте им особо шибко! Они только что вернулись и могли устать с дороги, – громко, да так, что волей не волей услышишь, обратилась розовласая женщина с кисеру (тонкой курительной трубкой) в руках , поднимаясь по лестнице сюда, на площадь.
"Тенрю – не местная. Из города Троецарствия или Сангоку, зови как хочешь, если мне память не изменяет, но тоже Всадница. Никогда не пей с ней на спор – никогда у неё не выиграешь", – вдруг предупредил дракон, глядя на неё.
Тенрю подошла к Атех и Аллилю, склонила голову на бок, осматривая своим единственным, правым, глазом целительницу, а после усмехнулась:
Ты новенькая здесь? Раньше тебя здесь не видела. Может, тогда ты выпьешь со мной? Вчера вечером привезли отменное сакэ прямиком из Сангоку. Пальчики оближешь.
Снова пытаешься споить сестёр? Рью, тебе не стыдно? – поинтересовалась только что прилетевшая на своём васаларисе очередная Всадница. Её дракон почти точь в точь был похож на самого Аллиля, разве что черты морды более острые.
Не городи чушь! – в возмущении воскликнула Тенрю, оборачиваясь к Всаднице полубоком. – Так говоришь, будто я в них насильно заливаю выпивку. Хотят – идут, а я только предлагаю!
"Похоже, они нисколько не удивлены твоему прилёту. Может, это знак?", – поделился своими мыслями Аллиль с Атех. 

[icon]http://sg.uploads.ru/jrOmi.jpg[/icon][status]Васаларис[/status][nick]Аллиль [/nick]

+2

28

Летели они не слишком долго - едва ли часа полтора - и практически весь их путь пролегал через горы. Большую часть времени дракон и полукровка молчали; первый явно был удовлетворен тем, что целительница, в конце концов, добровольно согласилась отправиться с ним, а вторая просто тихо сидела, держась за гребень васалариса и оглядываясь по сторонам. Только один раз последний заговорил, поведав о том, что неподалеку находится пещера, где хранятся яйца его сородичей и которая особенно надежно охранялась после одного давнего конфликта со светлыми эльфами. Атех слышала о том инциденте, однако не слишком много, поскольку в то время крайне редко бывала на Торвентиле, да и вмешиваться не стремилась. Как бы там не было, драконьи гнезда её не интересовали - по крайней мере, пока. Непонятно, зачем дракон рассказал ей об этом; может, предупреждал таким образом, что туда не стоит и соваться - себе дороже будет - а, может, таким образом стремился помочь ей пробудить память об этом месте - всё возможно. Впрочем, даже если последняя догадка и была верной, то в полукровке на это ничего не отзывалось. Впрочем, судить об этом пока было рано - возможно, всё изменится, когда она окажется в городе. Ей не хотелось думать, что будет с ней и её восприятием мира в таком случае, однако бежать назад было уже поздно - они стремительно приближались к Валарису.
В какой-то момент очередная цепь гор осталась позади, и девочка своими глазами увидела раскинувшийся внизу Град Всадниц, один только вид, пусть даже издалека, которого заставил её сердце замереть на месте - это ощущение было сравнимо с тем, что она испытала, впервые оторвавшись от земли верхом на Аллиле. И одновременно совершенно другое: отсутствовал тот дух свободы, а вместо него что-то другое, что именно - она пока не определила.
Дракон постепенно снижался, а крыши домов и улицы города приближались; в какой-то момент Атех почувствовала странный запах, а затем кожей ощутила легкий холодок.
"Щит. Он не пропускает никого из Большого мира, но его могут легко обойти звери, птицы и мы, васаларисы. Если бы ты одна пыталась пройти с этой стороной, то тебя ударило бы током. Многие из вас почему-то уверены, что если ничего не видят, значит, этого нет" - словно в ответ на её мысли пояснил васаларис.
"Уже почувствовала. Запах странный..." - мысленно согласилась девочка; она уже устала удивляться странной, необычной и, вместе с тем, такой естественной мысленной связи между ними.
Тем временем они продолжали снижаться, уже паря над самыми крышами; с такой высоты она могла в деталях разглядеть множество горожан - практически все они весело смеялись или просто улыбались, плескались в прудах, радостно спешили куда-то. Глядя на всё это, Атех посетило странное чувство... Точнее, целая совокупность последних. Здесь были и легкая зависть наряду с замешательством: тут было слишком... хорошо, что ли?.. Полукровка привыкла существовать в условиях практически постоянного стресса, который, тем не менее, как бы странно это не звучало, и делал её счастливой, и без него она жизни себе не представляла - естественно, если это касалось работы целителя. А здесь для неё, как минимум, работы бы не нашлось... Все эти счастливые лица... Люди и прочие жили в Валарисе, отгородившись от всего остального мира, и были вполне себе счастливы, в то же время, как за его стенами кипела совершенно другая жизнь; Атех не осуждала их за это - просто такая жизнь казалась ей несколько искусственной - она бы так не смогла. Отчасти, это успокаивало, ведь значило, что она не могла быть Всадницей, забывшей о своем прошлом. Или же это было лишь первое, поверхностное впечатление?.. Полукровка вздохнула: с выводами следовало обождать, а сначала надо было решить проблему с драконом и его почившей всадницей. И, думая об этом, она чувствовала себя... нечистой?.. Безнадежно чужой, принесшей - пусть даже ненадолго - горе в эту обитель радости.
Наконец васаларис мягко опустился на широкую каменную площадку рядом с каким-то высоким зданием и лег так, чтобы девочка могла спокойно спешиться, что та и сделала и замерла, настороженно оглядываясь и принюхиваясь. Тут к ним подбежали несколько детей, радостно приветствуя Атех, а одна девочка даже крепко обняла её, в ответ на что полукровка дернулась, с трудом заставив себя стерпеть чужие объятия и мягко высвободиться, а не оттолкнуть её; также подошли несколько васаларисов, весьма похожих на Аллиля, который в свою очередь обратил внимание маленькой спутницы на одноглазую женщину с розовыми волосами, которая подошла к ним и отогнала детей.
– Ты новенькая здесь? Раньше тебя здесь не видела. Может, тогда ты выпьешь со мной? Вчера вечером привезли отменное сакэ прямиком из Сангоку. Пальчики оближешь, - словно подтверждая предупреждения дракона, обратилась она к Атех.
- Благодарю за приглашение, я не пью, - сдержанно отозвалась последняя. Внимательно осмотрела двух Всадниц - еще одна подошла несколько минут спустя - выдохнула. Голос её был практически не слышен, однако женщины могли с легкостью прочитать по её губам каждое слово. - Я не новенькая и не являюсь Всадницей. Вчерашним вечером на Торвентиле я встретила вашу сестру. Она была тяжело ранена, а я... - девочка прикрыла глаза, пряча на их дне горечь, - не смогла спасти её. После этого её васаларис привез меня сюда, пусть я и не знаю, зачем. Я не успела узнать имя той девушки, однако она оставила мне это... - с этими словами она протянула Тенрю перчатку преобразования, подаренную ей Мэй. - Возможно, вы сумеете определить, кому она пренадлежала... - Атех глубоко судорожно выдохнула, поклонилась, прикрывая глаза и кусая губы. - Простите меня. Я должна была помочь, но не смогла... - великий Волдазер, как же она не любила сообщать плохие новости близким её пациентов. Но, в данном случае, у неё попросту не было выбора. Оставалось лишь надеяться, что Всадницы не решат, будто это она убила их сестру, завладела её ценной вещью, а теперь еще и заявилась в их город с целью занять место покойной. Впрочем, нет, не должны - ведь дракон не только не убил её тогда, но и привез сюда. В любом случае, оставалось лишь уповать на лучшее...

Отредактировано Атех (10-05-2019 23:37:23)

+2

29

Аллиль прижался к земле, видя замешательство на лицах Всадниц и чувствуя беспокойство ближайших васаларисов после слов Атех. Этой реакции от всех стоило ожидать.
Дракон, что прилетел с Всадницей на спине, тихо зарычал, обнажив острые громадные клыки, но слабая вспышка агрессии оказалась почти тут же подавлена напарницей: несильного удара ногой, чтобы привлечь к себе внимание, и командного "Цеце, тише!" оказалось вполне достаточно. Другой васаларис тоже издал тихий рык, но ушёл за спину Тенрю, словно в ожидании её команды или действия. Не сложно было уже догадаться, кому принадлежал этот дракон.
Тенрю же тем временем озадаченно смотрела на протянутую ей перчатку преобразования. Новость о потере "сестры" была отнюдь не приятна, но, как бы странно это не звучало, поразила она её гораздо меньше, чем тот факт, что девочка-агварс прилетела сюда на чужом васаларисе. Так просто, словно… это её дракон. Это поразило и её васаларис в той же мере. Говоря же о смерти “сестры” – прожив половину своей жизни в Сангоку Тенрю начала смотреть на кончину своих знакомых намного спокойнее. Для неё это уже стало какой-то обыденностью.
Всадница из Сангоку фыркнула и резким движением руки забрала перчатку у Атех. На секунду Аллилю показалось, что она сейчас ударит ею целительницу.
Дура! Ты хоть понимаешь, за что извиняешься? – недовольно прикрикнула Тенрю на Атех и опустила руку с перчаткой, продолжив говорить уже спокойнее. – Если ты нашла её умирающей и смогла ослабить боль, значит, уже помогла. Не многие способны на это, не говоря уже о том, чтобы спасти кого-то от смерти. И не всё и не всегда зависит от нас, поэтому, – свободная рука женщины легла на макушку целительницы, а голос стал тише, почти превращаясь в шёпот; недовольства в нём более не было слышно, – подними голову и не расстраивайся по этому поводу. Как я уже говорила, не всё и не всегда зависит от нас. Главное, что ты не сидела сложа руки.
Слабая улыбка тронула уголки губ Тенрю. Дивная девчушка к ним залетела, как посчитала Всадница – беспокоится о том, что, казалось бы, недолжно её волновать так сильно.
Аллиль довольно фыркнул. Кажется, всё обошлось без страшных происшествий и лишнего недопонимания. И только васаларис собрался подняться на ноги, как на встречу к нему и Атех вышли новые лица.
Так значит, Мэй погибла, мне не послышалось, Аллиль?
Аллиль резко поднял голову и оглянулся на голос, донёсшийся со стороны здания гильдии. Неторопливо спускаясь по ступеням, к ним ступала женщина-фэтхерн в сопровождении двух Драконьих Всадниц. Ровная осанка, плавная и в тоже время горда походка, два крупных белоснежных крыла за спиной, чьи перья на концах еле касались земли, и роскошные золотистые локоны – этой женщиной с посохом в руках была никто иная, как Аннабель Мрафель, глава гильдии Драконьих Всадниц. И, пожалуй, она была одной из самых почитаемых жительниц города, не считая принцессу Кэтрин и её придворного мага Лав Самуи.
Аннабель остановилась возле Аллиля, положив руку ему на морду. Резвящиеся до этого момента детишки притихли и стали потихоньку слазить с дракона, словно на интуитивном уровне почувствовав, что время игр пока подошло к концу.
Аллиль ткнулся носом в ладонь Аннабель и скосил взгляд в сторону целительницы.
"Нет, не послышалось", - раздался его голос в головах фэтхерна и Атех. – "Но я привёз, кажется, другую Всадницу".
Какой странный и несчастный ты васаларис, – только и вымолвила тихо Аннабель, с печалью и грустью смотря на Аллиля.
Тенрю подошла к главе гильдии и вручила ей перчатку преобразования павшей "сестры". Та передала её одной из сопровождающих и оценивающе посмотрела на Атех.
Скажи мне, дитя, за этим ли ты только сюда прилетела иль какая ещё сила влекла тебя за собой? Я впечатлена твоим умением: прилететь на чужом Васаларисе не каждому под силу. Даже Тенрю во хмелю с трудом удалось своего укротить.
Со стороны Тенрю послышалось недовольное фырчанье.
Вы мне все этот случай припоминать будете? Откуда я тогда знала, что это не просто ящерица-перересток, а васаларис. Спал себе один у окраины леса, никого не трогал, вот и решила я проверить свои силы. Вы только представьте, как бы заговорили обо мне в Сангоку, если бы мне в одно лицо удалось бы завалить эту тварь. Меня бы сразу в армию взяли, возможно, даже в телохранители лорда Восточной части города.
Или отхлестали бы по попе за то, что, будучи женщиной, ты взяла в руки меч и убила священное животное другого города, – прыснула в кулачок Всадница на что в ответ ей последовало короткое, но возмущённое “Эй!”.
[icon]http://sg.uploads.ru/jrOmi.jpg[/icon][status]Васаларис[/status][nick]Аллиль [/nick]

+2

30

Тэнрю забрала у полукровки перчатку; от неё запахло гневом.
- Дура! Ты хоть понимаешь, за что извиняешься? - прикрикнула она, однако спустя мгновение продолжила говорить тише, мягче. - Если ты нашла её умирающей и смогла ослабить боль, значит, уже помогла. Не многие способны на это, не говоря уже о том, чтобы спасти кого-то от смерти. И не всё и не всегда зависит от нас, поэтому подними голову и не расстраивайся по этому поводу. Как я уже говорила, не всё и не всегда зависит от нас. Главное, что ты не сидела сложа руки, - её ладонь мягко легла у Атех между рогов, отчего та едва уловимо вздрогнула, напоминая себе, что жест этот угрозы не несет. И пусть умом она понимала, что женщина права, но, тем не менее, полукровка, в первую очередь, была целителем - а это, как известно, не лечится. По крайней мере, в её случае. А это значило, что она в ответе за всех, кого берется лечить, и неудача, пусть даже не по её вине - это очередной удар, напоминание о том, что она не справилась со своей работой. "В те моменты, когда ты врачевательница - то есть, практически всегда - у тебя словно включается комплекс неполноценности" - говорил ей когда-то Октинхейм. "Ты стремишься спасти каждого, за кого берешь ответственность; это при том, что ты далеко не ребенок и понимаешь, что не всесильна. Могла бы уже смириться с тем, что ты - не герой. Или же это?..". Последняя фраза пожилого эльфа намекала о том, что подобное качество появилось после той памятной стычки с фетхернами - точнее, событий, приведших к ней. Когда девочка не смогла спасти своих близких - причем, то, что это случилось по вине последних, она как-то упускала из виду. Ведь это её близкий друг вынудил её выпить снадобье, которое погрузило Убийцу магов в практически беспробудный сон на следующие несколько дней - просто, чтобы защитить, не дать ввязаться в бой, в котором бы она, скорее всего, погибла бы. А так полукровка выжила - вот только какой ценой?..
Впрочем, стоило ли вспоминать об этом сейчас? Что было, то прошло; а Драконья Всадница говорила правду - не вина Атех, что пришла слишком поздно. Ведь чистой случайностью было то, что она оказалась в то же время практически в том же месте. Девочке подумалось, что теперь-то она может уйти, поскольку уже сделала, что должна была: весть о погибшей "сестре" передала, дракона вернула, на Валарис посмотрела и, что бы там не думал Аллиль, так ничего и не вспомнила. Перчатка пускай остается у них - Атех спокойно проживет без неё, а им самим виднее, что с ней делать.
Увы, уйти она не успела: послышался глубокий мягкий голос, и полукровка выпрямилась, аккуратно снимая длань Тенрю и благодарно кивая ей, и обернулась на звук. К ним на встречу спускалась женщина-фетхерн, в сопровождении двух Всадниц. Её вид заставил Атех самую малость отшатнуться и вновь опустить глаза, на сей раз скрывая легкую неприязнь. Ей не за что было любить крылатых, мягко говоря - слишком уж много горя они принесли - однако она понимала, что её отторжение не должно распространяться на эту златовласую незнакомку.
"Но я привёз, кажется, другую Всадницу" - прозвучал в её голове голос васалариса - "Опять он за своё...".
- Я же тебе уже говорила - я не Всадница, - по тону и взгляду, брошенному в сторону дракона, целительницы большинство присутствующих могли понять, что эта тема уже не раз поднималась этими двоими уже раз и не два и успела порядком надоесть им обоим. Фетхерн обернулась к девочке, внимательно посмотрела на нее.
– Скажи мне, дитя, за этим ли ты только сюда прилетела иль какая ещё сила влекла тебя за собой? Я впечатлена твоим умением: прилететь на чужом Васаларисе не каждому под силу, - произнесла она.
- Я здесь потому, что понимала, что мне необходимо передать весть о смерти вашей Сестры; а также потому, что на этом настаивал Аллиль. Он уверен, что я - потерявшаяся Всадница, забывшая о своем доме и прошлом. Но я не верю в это, - а вот когда женщина упомянула о том, что управиться с васаларисом - пусть даде со своим - довольно-таки сложно, полукровка недоуменно моргнула. - Разве?.. Да, это достаточно непросто - особенно, когда дракон несколько раз перевернулся в воздухе, но... Ничего же особенно сложного в этом нет, правда? - и пусть устроиться верхом на Аллиле ей помог голос из артефакта, то держалась во время полета она самостоятельно - и не совсем понимала, что такого невероятного во всем этом.
Уже во второй раз за короткий промежуток времени девочка хотела уже было уйти - пусть даже на своих двоих - однако, похоже, у судьбы были на неё свои планы. Перед глазами внезапно потемнело, воздух в легких в один момент закончился; Атех показалось, что её сердце обнажилось, и теперь кто-то неведомый медленно обматывал его тонкой, но безумно прочной незримой нитью, второй конец которой уходил... к Аллилю?.. Это было невероятно мучительно и сладко вместе с тем; и ощущение это с каждым гновением становилось всё сильнее. Словно со стороны, не своими глазами, она наблюдала за тем, как мертвенная бледность заливает её, и она вздрагивает, ощутимо, пытается устоять на ногах. Это было чувство было знакомым - что-то похожее она испытывала в моменты ментальной близости со своей группой: когда одно сознание и душа на всех. И она слишком хорошо знала, чем это заканчивается. На полукровку навалилась слабость, казалось, еще мгновение - и сознание и вовсе ускользнет от неё; она была вынуждена опереться на то, что ей было уже знакомо - бок Аллиля. Если бы кто-то из присутствующих сейчас заглянул ей в глаза, то наверняка отшатнулся бы - в них были видны следы... слез?.. И лютая, практически невыразимая тоска, для описания которой ни у кого не хватало слов.
- Не надо, Аллиль... - едва слышно шептала Змея, прислонившись раскаленным лбом к прохладной чешуе васалариса, силясь унять дрожь во всем теле, кусая губы. - Зачем так?.. Я не хочу... Не хочу того, что было с ними... - в глазах помутнело, казалось, еще немного - и она просто упадет без сознания.

Отредактировано Атех (27-05-2019 23:11:11)

+2


Вы здесь » Кте Онор » В наше время » Врата в Валарис