Дитмар сдержанно улыбнулся, и приобнял белку по-дружески за плечи так, как обычно хорошие друзья обнимают друг друга. Было в Белке что-то такое свое и привычное, что трудно было сдерживаться рядом с ней и постоянно ходить с суровым лицом. Позитив ее что ли такой заразительный? - Значит обед, - резюмировал мечник и бодро зашагал в увлекаемом направлении. Где-то же рядом в любом случаи есть место, где можно перекусить. И запастись едой заранее, как заметила ушастая подруга. – Знаешь, я думаю нам надо нанять отдельного чичика, который будет таскать мешки с едой. А то тебе сколько не возьми – все мало! Дитмар невольно хохотнул, представив себе эту картину. Строгий молодой человек, фигуристая непоседливая девушка и чичик, тянущий за собой мешок в два раза больше него самого. Нет, пожалуй, им все же лучше оставить эту затею – за эксплуататорский тяжелый труд засудят.
Рейтинг форумов Forum-top.ru
11.06.19 Напоминаю, что максимальный срок отписи в квестах - 7 дней. Кто не будет успевать, должны либо предупредить, либо успеть. Иначе злой админ за яйцен клацен-клацен! Фирштейн? :З
02.06.19 Открыто три новых квеста: [Сюжетный квест "Рождение"] Долгожданная находка, [Квест] Чумные Доктора, [Квест] В чем сила, брат?. Внимательно следите за своей очередью. А также напоминаем, что максимальный срок отписи в сюжетном квесте - 7 дней. Всем приятной игры.
31.05.19 Есть опрос. Его надо пройти:[Допрос с пристрастием] А надо ли оно вам?
31.05.19 Новостная лента почищена. Ждите новых новостей.
16.03.17 Мы рады приветствовать Вас на просторах Кте Онор. Приключения ждать не станут, так что самое время начинать!
Мир по дороге, путник! ► Рейтинг игры: NC-21.
► Система игры: эпизодическая.
► Игровая дата: 234 год Тысячелетия Света.

Основное время игры для раздела «В наше время» - декада. Т.е. все эпизоды с 234 по 244 год Тысячелетия Света отыгрываются в разделе «Наше время».

Всем приятной игры и отличного настроения!
[Сюжетный квест: "Рождение"] Долгожданная находка следующий пост пишет GM
до 25.06.2019г.
Чумные Доктора следующий пост пишет Дрейталиан Вар'Анлек
до 18.06.2019г.
В чем сила, брат? следующий пост пишет Азура Сакурай
до 24.06.2019г.
Разбор полетов следующий пост пишет Нанами Риюки
до 24.06.2019г.
Правда безумца следующий пост пишет Нанниэль Фераса’эл
до 19.06.2019г.
Мрачный Замок следующий пост пишет GM
до 24.06.2019г.
Убийственный стриптиз следующий пост пишет Краш Трешен
до 24.06.2019г.
Звериная натура следующий пост пишет Нарви
до 25.06.2019г.

Кте Онор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кте Онор » То, что было » Закрой глаза и в тишине услышишь песни мёртвых


Закрой глаза и в тишине услышишь песни мёртвых

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

► Действующие лица: Нанниэль Фераса’эл,  Келлог
► Дата: 15 число месяца Зверолюдовой Конопли, 198 год Тысячелетия Света. И далее.
► Места действия, погодные условия: полночь, Криоп, окрестности,  кладбище
► Краткое описание: задав вопрос мёртвым на кладбище в полночь,  вы рискуете нарваться на ответ от лица сил,  с которыми связываться опасно,  но иногда так интересно узнать

0

2

Сколько раз Нанниэль возвращалась к образу Альвариала. Начиная с того самого момента, когда она стала его ученицей. С ним было весело, тепло, так приятно. Ей нравилось с ним шутить, спорить, доказывать ему что-то. Нравилось, как он трепал ее по голове и звал малышкой. Нравилось настолько, что она хотела стать ему ещё ближе, но так и не вышло. Его женой стала другая, но счастья никто так и не получил. Кардио... это проклятое имя. Почему Альвариал был там, почему? Как даже так вышло, что он не выжил?
Первый раз оказавшись в Криопе, Нанниэль не переставала думать об Альвариале. Бережно хранила те немногие вещи, которые у неё от него остались. Эскиз венца, та холодная записка, указ о ее переводе другим учителя, эскиз браслета, конспекты... сами венец и браслет. Ее послали в более мирный Криоп для того, чтобы она была представлена советнику, чтобы она увидела страну, с которой регулярно будет работать, однако она понимала, что не сможет работать и узнавать о другой земле, пока не посетит  ту общую могилу павших. Общую, для представителей расы, павших от рук Кардио и его последователей.
- Альвариал, - Нанниэль встала рядом с той самой могилой. Табличка была скромная, маленькая, однако жена Альвариала обвила ее цветами. Кажется, она приезжает сюда часто, чтобы почтить его память, вспомнить любимого. Сильного эльфа, хорошего друга и нежного мужа, а отцом он так и не стал. - Почему ты... пошёл на это. Почему ты умер... Альвариал? Любимый. Учитель, - поспешно поправилась Нанниэль, чувствуя горечь во рту, - Альвариал... как ты умер? Мы даже не смогли увидеть твоё тело, - голос Нанниэли стал сдавленным, начал ломаться, - а быть может, и не стоило? Что с тобой случилось?
Внутри Нанниэли стало горько и тяжело, в глазах защипало, а в груди стало очень больно. Боль была острая и сбивала дыхание эльфийки, которая согнулась, тяжело дыша и стараясь подавить слезы. Пока получалось, но очень плохо, так что всхлипы все равно вырывались из ее маленькой груди. Рука эльфийки коснулась земли, и немного энергии вошло в ее ладонь так, словно Альвариал ее взял за руку. Он же никогда не относился к ней плохо, ни разу не обижал, кроме той ситуации, но и она сама переступила черту. Может быть, ее душа видела ее и хотела, как и раньше, взять за руку, погладить по голове?
- Как ты умер... друг? Кто был с тобой перед твоей смертью? О ком ты вспомнил? - Нанниэль положила и вторую руку на землю и закрыла глаза. Все камни в венце эльфийки разом покрылись толстым слоем льда, полностью превратились в лёд, когда она полностью открыла разум, стараясь услышать те, ушедшие эмоции. Это была авантюра, безумная мысль, безумная и странная идея, Нанниэль не знала, чем это ей грозило, но она решила попробовать.
Пока ничего. Совсем, только ветер слегка колыхал ее платья.
- Пожалуйста... прошу тебя, дай увидеть тебя. Прошу... - по щекам Нанниэли стали катиться слезы, а в голову стали пробираться не те мысли. Другие люди, чужие мысли, которые были сейчас не нужны, которые она не хотела! Ей были нужны другие мысли, но их она не слышала пока.
Все сильнее в голову стал закрадываться коктейль из странного веселья, боли, отчаяния, лихости, некой даже...пафосности, огромный спектр эмоций, которые испытывали люди разом. Как же давно она не открывала свой разум полностью и о Драконы! Как это было тяжело! Нанниэль встала на четвереньки, тяжело дыша. Камни в венце постепенно стали таять, но Нанниэль снова сняла щит, стараясь услышать дальше и стиснув зубы.
Альвариала нет, но что есть?

Отредактировано Нанниэль Фераса’эл (22-11-2018 00:21:18)

+1

3

-Альвариал то, Альвариал это. Хе-хе-хе-хе-хе...
На надгробии погибшим, будто из ниоткуда, появилось нечто. В темноте было видно только как тлеет сигара, да над огоньком сигары горят два фиолетовых глаза. Гость фривольно уселся на монументе, скрестив ноги. В одной руке он держал бутылку с чем-то горячительным. И он явно не чувствовал угрызений совести от того, что буквально сидел на могиле.
-Поверь, милашка, ему сейчас хлопот хватает и без твоих слёз и  стенаний.
"Существо" качнулось и ловко спрыгнуло на землю, приземлившись прямо напротив эльфийки. Теперь его можно было разглядеть как следует в свете луны. Света в глазах, что был ранее, не было. И тут можно было гадать ,что это было. Игра света? Просто показалось? С уверенностью сказать, кем был этот человек, было весьма проблематично. Его лицо и возраст скрывал грим под нежить. В целом же мужчина  выглядел так, будто одной ногой он уже был в могиле. Впрочем это от части было правдой. Это тело Келлога уже подходило к крайнему сроку своей службы. Магия уже практически довела плоть до грани уничтожения. 
-И, к твоему сведению, милочка, всё  это не так работает. Глубокая скорбь и прочие сопли, это хорошо. Но и от ритуалов отказываться не надо. Хочешь поболтать с усопшим - найди хорошего некроманта.
Келлог отхлебнул из бутылки и улыбнулся.
-Кстати о некромантии. Позвольте отрекомендоваться. Келлог, трактирщик и немного некромант-любитель.
Мужчина сделал реверанс, всё так же улыбаясь. И выглядел он, не смотря на свой плачевный вид, как тот, кто радуется жизни, ни о чём не жалеет и полон планов и желаний. Впрочем, это было внешнее проявление. Внутри бога бушевали страсти, коих нельзя просто так описать. Буйная смесь радости, куража и задора, приправленная щепоткой безумия, в обёртке из сожалений о прошлом, обсыпкой от ожидания будущего и на блюде из холодного, неколебимого расчёта. Да, Келлог был богом с чудинкой. Но он был Смертью в этом мире. И, как смерть, он был расчётлив, суров и неотвратим.

+2

4

Когда некто, пахнувший смертью, появился, Нанниэль, полностью открывшая свой разум, задрожала и даже задохнулась от боли в своём разуме. От безумной смеси радости, отчаяния, страдания и веселья ее голова превратилась в кипящий котёл боли. Давно на неё столько не вываливали разом. Щит... надо возвратить щит... Нанниэль закрыла глаза, стараясь вернуться к комфорту в разуме, однако камни таять не хотели, а щит не хотел возвращаться. Слишком сильная личность находилась с ней рядом, чтобы все ее мастерские щиты были способны и в самом деле его остановить.
Сжав обеим руками металл венца, Нанни от напряжения упала на могилу учителя, судорожно напрягая разум и стараясь вернуть защиту, но пока что ей было лишь больно. Немного... чуть-чуть... понемногу нужно возвращать себе спокойствие и комфорт, это необходимо...
Наконец, стоя на могиле Альвариала на коленях, девушка надела щит и осмелилась взглянуть в глаза этому незнакомцу. Однако стоило их взглядам пересечься, то тонкий к чужим сознаниям дар Нанниэли вновь взорвался болью. В этих глазах было слишком много... даже не понять чего. Казалось, будто это пустота, но в этой пустоте что-то плескалось. Что-то неуловимое, страшное и такое притягательное. Краем глаза Нанниэль увидела, как ей казалось, и Альвариала. Взгляд жрицы старался проникнуть глубже и поймать любимый образ, но из глаз девушку словно окатило могильным холодом, смесью безумных эмоций этого человека... Или не человека, кем бы тот ни был.
Тот посмотрел на неё, и Нанни даже показалось, будто Альвариал из могилы коснулся руки своей ученицы, а та смогла его почувствовать. Однако с другой стороны ей казалось, что то была лишь видимость, призванная продемонстрировать силу нежданного гостя.
Крепко сжав глаза и стараясь возвратиться обратно к спокойствию, Нанни тихо прошептала:
- Вы не похожи на любителя. Кто вы? И... мой метод почувствовать его не сработает ни коим образом, да? 
Смог ли «трактирщик» опознать ее дар сразу или нет?

+3

5

Трактирщик с любопытством смотрел, как девушка будто борется с чем-то. Келлог задумчиво погонял сигару из одного уголка рта в другой и обратно.
-Кто я? Ну, в зависимости от твоих религиозных взглядов ответ может быть разным, моя милая. НО, в целом то, я представился. Келлог я, Келлог. Трактирщик. Некромант немного и целитель чуточку. Хотя из лекарств у меня в основном разговоры по душам да бухлишко забористое.
Колдун улыбнулся. Ему было интересно ,что же так мучило девушку, когда он появился? Скорбь и страдания были понятны. Но только с ео появлением она испытала настоящее страдание. Такое Келлог видел, когда один маг-менталист попытался залезть к нему в голову. Ох и натерпелся бедняга страха. Лезть в голову того, чьё понимание мира отличается от твоего на уровне мироздания, кто знает, как устроен этот мир лучше, чем кто либо. Это опасно. В конце концов, страшно посмотреть на мир глазами того, кто видит, когда и кто закончит свой жизненный путь, довольно страшно. Особенно если он смотрит на тебя. Вот только девушка эта явно не лезла в голову Келлога. Скорее наоборот, пыталась отгородиться. Неконтролируемые способности? Трактирщику стало любопытно.
-Что до способа. Ну почему же не сработают. Сработают. Искренние чувства, как правило, довольно могучая штука. И они способны достучаться до души умершего. Маленькая лекция по потусторонним силам. Мир мёртвых ближе остальных к нашему миру. Иначе призраков бы не существовало, да? Правда если вызвать твой объект таким грубым образом, он может потерять дорогу домой. А вне мира мёртвых души начинают деградировать и становятся весьма противными сущностями. И если ты не прекратишь это, то так и случится. Довольно эгоистично с твоей стороны. А ещё есть риск накликать гнев хозяина мёртвых. У вас, у эльфов, его, кажется, Мёртвым Древом кличут. Или Сартурином... иногда забываю, кто там у вас антипод Лоэтель?
Мужчина протянул руку, чтобы помочь девушке встать с колен. Не очень хорошо топтать могилы, пусть и не по собственной воле. Впрочем, это скорее было больше табу для Нанниэль, чем для Келлога. Повелителя мира мёртвых эти ямы в земле интересовали только в разрезе хранилища для материалов, пригодных для некромантии. А заодно с этим добропорядочным жестом истинного джентльмена, Келлог не забыл оценить красоту собеседницы и то, что был бы не против некоторой близости с ней. Но это так, мимолётная мысль в силу привычки.
-Ну кто по доброй воле решит накликать на себя гнев злого бога, да? Хе-хе-хе. Хотя кто сейчас верит в богов? Хотя один почти что бог даже сидит в заточении сейчас. Хотя он пока-что только почти-что-бог. Для становления богом ему кое чего не хватает.

Отредактировано Келлог (07-12-2018 11:52:49)

+1

6

- Некромант? - Нанниэль неуверенно приняла руку трактирщика, вновь чувствуя, как щиты падают. Больно! Больно! Водяные камни снова покрылись сильным льдом, и Нанни спешно вырвала белоснежную руку из ладони некроманта. Ей было больно с ним рядом. Слишком больно. Так, словно он не галантно подал ей руку, а этой самой рукой вытаскивал ей сердце. - Скольких вы подняли? Разве в некроманте сохраняются все, кого он поднимал? Ведь тогда заниматься некромантией было бы чрезвычайно тяжело для души и разума мага.
В любой магии были свои собственные минусы и сложности. Ее собственная эмпатия была очень могущественной, но боли ей причиняла много. Так почему некромантия не должна была быть болезненной и тяжёлой? Быть может, род занятий настолько искажает носителя, сводит его с ума, что его разум превращается в такой кошмар? Получается, Нанниэль говорит с сумасшедшим? На сумасшедшего он не похож совсем. Наоборот, казалось он понимал много большее ее. Намного больше.
- Я не хочу, чтобы Альвариал так мучился. Но я не хотела его именно вызвать. Я хотела почувствовать его... Там. Я не хочу его мучить, но и самой затеряться в том мире... это ужасно.
Если он и предлагает свои услуги - сколько они будут ей стоить? И что сам бы Альвариал сказал ей, узнай он, что она прибегает к помощи некроманта? А если она застрянет, каково будет ему?
Забавно они, наверное, выглядели со стороны. Нежная дева в красивом серебряном платье, с серебряными волосами, нежная и утончённая и тип, ухмылявшийся насколько гадко, что его лицо напрашивалось на камень. Определенно, хорошее начало для истории, но плохое знакомство для принцессы. Или, наоборот, хорошее? Сильно расширявшее кругозор.
Особенно после последней фразы трактирщика, после которой Нанни смотрела на трактирщика расширенными глазами. Не стали бы здравомыслящий, разумный человек говорить так о боге которому служит, с такой ехидцей, с таким смехом. Особенно о самой Смерти. По идее, бога Смерти почитают, особенно те, кто ему служат. Не стал бы он так говорить и Кардио, не видя, что последний по силе ему и в подметки не годится. Некромант? Сумасшедший? Что-то больше?
- И чего же не хватает Кардио? - осторожно, крайне осторожно говорила Нанниэль, всеми силами держа щит. Как много он знает о богах за пределами знания могущественного служителя? Нанниэль и сама служила божеству и знала много, но не знала, чего Кардио не хватает.

+1

7

-Задавать такие вопросы некроманту не культурно. А про то, что поднятие нежити пагубно влияет на душу и разум некроманта - это заблуждение. Это справедливо, если ты не умеешь это делать.
Келлог подмигнул.
-Новички и любители... ну которые совсем уж любители. А если с умом делом заниматься, то и твоя душа в покое будет. И мертвецу, из мира потустороннего вырванного, комфортнее буде в нашем мире существовать.
Трактирщик задумчиво посмотрел на небо. Разговоры о некромантии всегда ему нравились. Или о целительстве. Он мог говорить много. И учить. Если ты целитель или некромант, то разговор с богом сулит тебе множество полезных открытий, если ты понравился хозяину жизни и смерти.
-Некромантия, это искусство. Либо ты можешь искусно управлять магией. Либо знаешь, как ритуалами ликвидировать недостатки. Мне всегда нравились ритуалы. Магические круги, амулеты. Это как танец в ночи при свете полной луны.
Келлог поставил руки, будто обнимал кого-то, и начал вальсировать вокруг Нанниэль. Шаг, шаг, поворот. И носками и каблуками своих ботинок при каждом па он вычерчивал на земле линии, которые постепенно складывались в причудливый узор. Круг вычерчивался вокруг эльфийки, а эмоции, которые она могла чувствовать от Келлога, становились всё призрачней. Зато грань между этим миром и миром мёртвых становилась тоньше. Не понятно почему, но бог решил подарить этой девочке то, чего она так хотела - почувствовать потусторонний мир. И вот, когда круг полностью завершился, следа от былого Келлога уже не осталось. Не было его веселья и бесшабашности. Остались только невероятная доброта целителя и морозящая рассудительность некроманта.
-Ты хочешь знать, чего не хватает тому, кого вы все боитесь, до статуса бога? Ну, всё просто, девочка моя. Мелочи. У него есть огромная сила. Есть верные последователи. Он умеет планировать на годы и даже десятилетия вперёд. У него много знаний. И есть жгучее желание создать новый мир.
Трактирщик с ухмылкой покачал головой.
-А не хватает сущей мелочи. Независимости. О может быть сколь угодно силён. Но он зависим от своих страхов, ненависти. И силы этого глупого артефакта. Этот мальчишка хочет получить силу Первобога и изменить мир. Он хочет пойти простым путём. Поэтому и приносит в жерту всех вокруг, не жертвуя сам. Бог не может идти простым путём. Он жертвует собой. Своими силами. Кардио этого не достаёт. Он мог бы стать хорошим богом, имея меньше сил, чем сейчас. Но решил стать вором. Не пошел на перекор силам, которые были сильнее его. Он решил их украсть. И сам, в результате, сильнее не стал. Маленькая, слабая, злобная и измученная душа в бессмертном и сильном теле. Его не надо бояться или ненавидеть. Только сочувствовать.

+2

8

Нанниэль слушала божество, затаив дыхание. А в том, что перед ней божество, она теперь не смела сомневаться. Она это чувствовала, но теперь давление на ее психику было с каждым мгновением все меньше. Забавно, но она, чистое дитя Света, светлая эльфийка и менталист,  чувствовала невероятное увлечение, мощный душевный подъем, пока этот невероятный, завораживающий и почти нежный танец длился. Келлог двигался так, словно обнимает потусторонний мир, он поистине чувствовал его, и Нанниэль... ее потянуло к нему. Казалось, что она могла- через эту, казавшуюся сейчас такой ласковой руку - коснуться чего-то большего, чем все их острова и мосты вместе взятые.
Интересно, все ли, на кого воздействовал потусторонний магнетизм божества, оказывались им настолько одурманены?

Альвариал мелькнул в ее открытом сознании, такой далекий - и близкий. И он улыбался, но вместе с его улыбкой она разом увидела страшную рану и боль, увидела желание вернуться домой и спокойствие наблюдателя. Он хотел бы жить, да, хотел, но там... там не было привычного страха и волнений. Сейчас казалось, ему было хорошо, а Нанниэль... словно отпустила его, позволив ему жить дальше. Забавно, но сейчас она не чувствовала и тени прежней боли. Было только спокойствие, жажда увидеть и полное погружение. Эти ощущения захлестнули ее и увлекли, но главное - она, сняв свой щит полностью, дав ему разлететься на кусочки, не умерла от боли, чувствуя только спокойствие и не чужое, но свое увлечение и желание. Сама того не осознавая, эльфийка была необычайно хороша, подавшаяся вперед и жадно смотревшая. Ее щит полностью спал, ее венец сиял яркими серебряными огнями, а ее красивые светлые волосы словно создавали облачко серебряного света. Легкая улыбка блуждала на губах, обнажая ровные, чуть блестящие зубки. А сами губы, облизанные во время наблюдения, блестели нежно-розовым цветом. В глазах же царило марево вовлеченности. И все это Нанниэли шло чрезвычайно.

Рядом с этой силой она и сама подумала о Кардио как о несчастной и потерянной душе, достойной лишь жалости. И он так легко выскользнул из ее головы, вытесненный, выброшенный, забытый.

Осталась только она и это потустороннее. Нанниэль не видела его, но чувствовала своим острым чутьем эмпата. Сотни эмоций, приглушенных обволакивающим ее мягким одеялом. Улыбка Альвариала, его тепло и ласка - и сила танцевавшей Смерти. Она смогла увидеть друга и наставника, но горечь его смерти ее оставила.

Сама не понимая, что делает, Нанниэль протянула руку и сделала шаг, вкладывая свою ладонь в ладонь некроманта. Камни вспыхнули еще ярче, но сейчас не было отчаяния и страха.

- Спасибо, - хрустально и неведомо сказала она.

+2

9

Некромант смотрел на преобразившуюся эльфийку. Сейчас, находясь близко к потустороннему миру, она сумела преобразиться. Эльфы красивы сами по себе. Однако Нанниэль умудрилась выйти за пределы своего облика, примерив на себя вуаль потустороннего мира. В её глазах блестел огонёк жажды знаний, желания окунуться в бездну.
Девушка медленно подошла, занимая место воображаемого партнёра по танцам. Её ладонь мягко легла в ладонь Келлога. И трактирщик не задавая вопросов, другой рукой подхватил девушку за талию, прижимая её к себе. И танец в дымке смерти, на грани миров, продолжился. Но теперь у Смерти был партнёр. Они сделали несколько движений, потом ещё. Келлог закружил Нанниэль в танце, хрипло смеясь и улыбаясь.
-Это тебе спасибо, малышка…
Некромант легонько поцеловал девушку в щёку.
-Ты мне помогла с моей работой. Теперь душа твоего учителя найдёт свой путь. И это хорошо думаю. Хотя, если подумать, он стал бы хорошим дополнением к армии Серого перекрёстка. Впрочем, какой путь он выберет – его решение. Неволить не буду. Клянусь.
Ещё один пируэт, и Келлог отпустил руку девушки. Завеса между мирами стала вновь возвращаться в нормальное состояние. Потусторонний мир стал меркнуть, вновь становясь смутным воспоминанием из снов.
-Ах, танец со столь прекрасным цветком, как ты, вселяет в меня жажду жить.
Келлог ехидно улыбнулся и подмигнул девушке.
-Впрочем, это желание во мне никогда и не гасло. Не когда я был живым существом, не когда я стал бессмертным духом. Все хотят жить. Даже ваши предки боги хотели жить. Забавно. Я не бог, в истинном значении этого слова, а богов пережил. Забавно, да?
Мужчина уселся на ближайшее надгробие, скрестив ноги и закурил новую сигару. Он любовался своей собеседницей в свете луны. И наслаждался ночным небом. Всё было ему по душе.
-Хотя что я о себе да о себе. Давай поговорим о тебе, мой цветочек. Я люблю тайны и истории жизни. И готов послушать твою. Или же ответить на твои вопросы и исполнить твои желания. Если договоримся, конечно же. Ведь знания и ответы, штука дорогая. То, что ты видела, это мой подарок. А дальше – решай сама. Идти ли дальше.
И Келлог захохотал. И правда, даже благородный поступок – прощание с учителем Нанниэль, он превратил в повод для сделки. Всё же не даром все религии прошлого выставляли его противником богов. Если боги хранили свои тайны, но могли чем-то поделиться ради блага народов своих, Келлог готов был ответить на любой вопрос, за умеренную плату.

+1

10

Нанниэль, ожидавшая было боль, ее не получила. Выдохнув, она танцевала с самой Смертью, находя в этом необъяснимую прелесть, легкую, прекрасную и такую неуловимую. Келлог был замечательным партнером, уверенно ведущим ее по линии танца, так что в его руках она чувствовала себя легкой пушинкой, которую несёт ветер. Когда же губы некроманта коснулись гладкой щеки эльфийки, сердце той чуть дрогнуло в груди.

- Мой учитель заслужил покой. Он был благородным, отважным и честным. И он умел отступить когда было необходимо, - шепнула Нанниэль, садясь рядом с некромантом и смотря на него во все глаза. В свете луны она словно светилась. - Спасибо тебе за это. И прошу простить меня за ту слабость, которую я проявила при твоём появлении. Иногда мой дар контролировать очень трудно. Так с самого рождения было - чувствую чужие эмоции и души, ничего не могу с этим поделать, даже... даже если бы хотела. А очутиться по чистой случайности - в мыслях чего-то вечного - для смертного существа подобно пытке.

Когда же Келлог сказал об услуге, о просьбе - за плату - Нанниэль смутилась. И повод для смущения был нешуточный: у неё все было. В сказках иногда пишут, что в главному герою явился дух, исполняющий желания, и предложил. Герои знали, чего им хотелось, или же сходили с ума в самых извращённых желаниях,но Нанниэль даже не знала, что попросить. Она была богата, уважаема, ее окружала безопасность и уют. У неё была семья. Этого достаточно.

- Когда такое создание, вечное и спокойное, говорит о знаниях, сперва всегда хочется спросить о чем-то слишком большом, например о будущем нашего мира или расы, а потом о своей судьбе. Но первое слишком велико, чтобы это знала я, а второе слишком мелко, чтобы отвечал ты. А есть ли что-то, что хотелось бы рассказать тебе? Ты встретил на кладбище невежественную деву, заинтересованную тобой, с пытливым разумом и странной реакцией на Смерть. Что бы ты хотел рассказать этой глупышке? Что хотел бы получить от неё? - Нанниэли в самом деле было интересно, чего он сам хотел. Не о потустороннем мире, не о смерти, а о нем самом - таком необычном и притягательном собеседнике.  Ей хотелось приятной беседы, а не лекции, урока или же прагматичного расчета и обмена услугами.

В голове эльфийки предостерегающе мелькнули строки из песни: «он так весел и опасен в пляске лунных теней, но на шорох маракасов отзываться не смей», но она выбросила их из головы. Слишком хороша ночь и слишком приятен собеседник, чтобы слушать предостережения.

+1

11

Самеди сделал глубокую затяжку и выпустил в сторону эльфийки кольцо дыма.
-Что бы я хотел рассказать? Хм... Какую бы я мысль хотел передать неразумному смертному? Дай-ка подумать.
Келлог наклонил голову вправо, потомв лево, будто разминая шею. Потом улыбнулся.
-Весь этот мир не то, что вы думаете и к чему привыкли. А самое главное, что вы - его хозяева.
Бог спрыгнул с надгробия и подошел вплотную к девушке, обнимая ту за талию и прижимая к себе.
-Но ты меня перехваливаешь. Я не вечен. У меня есть тот момент, когда я родился и будет тот момент, когда и мой путь завершиться. И я не спокоен. Мой отец - страх, моя мать - жадность. Я воплощение порока. Само зло-ооооо.
Мужчина провёл пальцем по губам Нанниэль.
-Ты же жррица.  Ты должна знать, что я - главный враг и противник Лоэлет. Мёртвое Древо. Так, кажется, вы меня называете? Или называли раньше. Страшный демон, враг всего живого. Лжец и развратник.
Казалось, что еще чуть-чуть. и трактирщик просто начнёт раздевать девушку прямо здесь, на кладбище. Но это ощущение было только ощущением.
-Впрочем про развратника - это чистая правда. И я могу точно ответить на вопрос, что бы я хотел. Я бы хотел тебя, маленькая эльфийка. Но, так уж и быть. Не буду пока совращать чистых сердцем детей моей сводной сестрички. По крайней мер в данный момент. Если сама не попросишь.
Мужчина аккуратнно дотронулся кончиком указательного пальца до кончика носа эльфийки.
-Но ты не бойся меня. Уверен, разговоры со мной ни коим образом не разгневают твою богиню. Как я уже сказал, этот мир полон легенд. Вот только что из этих легенд правда - другой вопрос. Я развратник. Это правда. Но я не лжец. Я не лгу. Вопрос скорее стоит в том - о чем я умолчал. Или что вы поняли не так. Хе-хе-хе-хе-хе. Вы многое понимаете не так.

0

12

В отличие от этой сущности Лоэлет точно обладала меньшим многословием, она вообще не была словоохотлива. И, хотя большей частью с ней разговаривали другие, Нанни была готова поручиться, что Лоэлет такими загадками с ними не говорила!

Однако Келлог самой правдой о том, кто он такой, поставил ее в неловкое положение. Она и в самом деле не должна была с ним говорить, но и не имела права проявлять постыдную трусость. Она должна была хранить спокойствие и силу сама. Беда ещё в том, что она его уже встретила, он уже оказал ей услугу, и она ее приняла, не отвернувшись от дара Врага с презрением.

- Да я жрица. Всего лишь жрица. Ты же антипод Лоэлет, а значит, силён, я это уже почувствовала. Пытаться броситься в бой было бы наиглупейшим и последним решением в моей жизни, - Нанни чуть потерлась носиком о вкусно пахнущую руку. Похоже на специи или какой-то дурман, но вкусно. - Но и побежать от тебя в страхе недоостойно ее жрицы. И я уже воспользовалась твоей помощью, которую, будучи жрицей, обязана была отвергнуть с презрением. Это уже меня пятнает и лишает возможности изобразить оскорбленную душу. Однако, - Нанни перехватила ладонь некроманта, очерчивавшую черты ее лица, и сжала в своей, не выскальзывая тем не менее из запретных, но приятных объятий, - Вежливость и корректность не пятнают ничью честь и не бросают ни на кого тень, а ты весьма приятный собеседник. Скажи, что же тогда такое мир? Какое место занимают боги в кровопролитных войнах, в которых мы все участвуем? И какая Лоэлет... ты ведь общался с нею? Какая она, что она любит? Какая она... среди равных?

На самом деле Нанни очень хотелось это узнать. Она верила в дерево, обожала свою богиню, но ей было очень интересно... какая она среди равных себе. Весёлая ли, игривая ли, каменно ли спокойная?

Ведь все мы носим маски в зависимости от ситуации. Почему же боги не должны?

Отредактировано Нанниэль Фераса’эл (23-03-2019 16:26:32)

+1

13

-Фанатичная преданность и широта взглядов. Боже, ты идеал служительницы своей богини.
Демиург загробного мира только крепче прижал к себе эльфийку. Сильнее обнять было уже невозможно. Дальше - только интимная близость.
-Твоя бгиня тоже злилась на меня меньше всех. И первой признала, что разрушение мира, которое я устроил, было отчасти и их виной. Недосмотрели, не уберегли. Ну что поделать. В своё оправдание скажу что катаклизм устроил не из злого умысла. Хотя и случайностью это назвать нельзя. Просто опасные эксперименты.
Трактирщику нравилась эта близость со жрицей Лоэлет. В ней была и женственность. И, одновременно, сила, способная подчинять многих вокруг.
-Кстати, вот тебе и ответ на вопрос. Мир - это эксперимент богов, который пошел не по плану. Но, с другой стороны. Если бы не это, то не было бы эльфов, людей и гномов. Были бы только Изначальные. Первая раса, что населяла этот мир. А так - посмотри, какое разнообразие. И магия кругом. В древние времена магии было не так много. А вот заклинания были гораздо мощнее. Забавный факт. Вы, по сути, не умеете использовать магию на полную. Сказывается её доступность, так сказать.
Келлог загоготал хриплым смехом, понимая, что сильно раздвинул рамки познаний жрицы. Сейчас уже никто и не вспомнит про Изначальных. Их будто и не существовало. Хотя вот он, Келлог, последний Изначальный, сохранивший душу и разум в неизменном состоянии. Был ещё, правда, один из его проводников. Да и в армии загробного мира были Изначальные. Но они уже были давно не теми, что при жизни. Да и лорды демонов тоже были сородичами Келлога. Правда в них от Изначальных осталось ещё меньше. Но от этой информации бог решил оградить разум бедной Нанниэль.
-Да, твоя богиня всегда относилась ко мне лучше остальных. Наверно именно поэтому, когда она у...
Келлог неожиданно замолчал. Будто чуть не взболтнул таййну, которую лучше не знать никому.
-Ну, об этом я расскажу в другой раз. Этот секретик только между мной и Лоэлет.
Трактирщик подмигнул девушке и улыбнулся. Незачем никому знать, что боги уже давно не в этом мире. Пусть уж Келлог и дальше будет в глазах элифийки одним из богов, а не последним из них.
-Кстати о войнах. Боги к ним никакого отношения не имеют. Это всё ваши выдумки. Вините только себя.

+2

14

- Забавная похвала со стороны антипода моей богини, - руки Смерти обнимали ее так сильно, что Нанни чувствовала очень много: его силу, его магическую мощь, крепость его рук и даже прикосновения того, чего не хотела бы касаться ещё лет сто. Она была невинна в этом вопросе, но кто знал, чем все обернётся... она сейчас это отчетливо поняла. Может быть и... - И с этим разнообразием. С этой магией вам, богам, стало интереснее? Или, напротив, скучнее?
В глазах жрицы зажегся огонёк интереса, а грудь вздымалась вверх, когда она глубоко вдохнула. Было ли это вызвано крепким объятием или же интересом к истории?
- Она добрая, да? - в неуверенной улыбке жрицы было немного умилительного детского вопроса и легкой девичьей нежности. - Она милосердная? И ласковая? Она же не творила смертельные для всех эксперименты? Правда? - Вопросы посыпались еще сильнее, еще активнее, - А эти много более мощные заклинания сейчас творить ещё проще. Ведь магии в мире стало больше. И те, кто освоит, смогут делать... что? Каким был тот мир, истинный, не искаженный? Какой больше нравится вам, богам? Вы бы хотели вернуть? Или что-то поменять?
Разум Нанниэли блуждал, ведомый рассказом Смерти, порхал с ветки на ветку. Но в одном она цеплялась. Эксперименты. Нанни представила себе безумных ученых, стоящих над инструментами и колбами в своих лабораториях, смеющихся и не замечающих, как за их спинами сгорали люди, эльфы, гномы. Злой и тяжелой смертью.
Нанни увидела, что Келлог что-то рассказывать не хочет, и настаивать не стала. Ей было интересно, но она не была наглой.
- Войны это наша вина, а вы делали эксперименты, в которых можем погибнуть мы все?  Хотелось бы верить, что экспериментальная смерть не за поворотом. И Лоэлет... она же любит свой народ, не экспериментирует с нами?
Ощущение близкой смерти несколько страшило. Но речь не о Келлоге, речь о вероятности умереть, о страхе неизбежного, об ужасе перед болью. И сейчас от этого страха она искала спасения, как это ни странно, в ближайшем существе, что был рядом.
В Смерти.
Тонкие белые ручки Нанни сомкнулись на талии Келлога, а ее щека прижалась к его груди, крепкой и сильной.
- Ведь она не такая? И вы... ведь мы вас устраиваем или нас ждёт ещё эксперимент?
Словно Нанни и забыла свои слова про «слишком мала, чтобы знать».

+1

15

Келлог вздохнул. Он погладил прижавшуюся к нему Нанни и тихо прошептал.
-Тссс... спокойнее. Ты поняла меня не так. Эксперимент был не над вами. Это был эксперимент по созданию жизни. И подопытными были мы, первые, кто населял этот мир. Мы жили, любили, страдали и умирали. Мы дышали грудью полной. А провалился этот эксперимент, когда один глупец испугался смерти. И мир раскололся. Тогда Боги, и твоя Лоэлет, в том числе, спустились сюда и помогли оставшимся в живых. Так появились все народы мира. А нас, Изначальных, не осталось.
Со стороны это ,наверное, смотрелось крайне странно. Светлая и хрупкая эльфийка в объятиях тёмного существа. И, одновременно - это была картина мира - танец тьмы и света.
-А боги всегда черпали силу из источника магии. Им незачем было экономить. И придумывать сложные формулы. Так что на твой вопрос трудно ответить. Заклинания мощные творить стало проще, конечно. Вернее, надо сказать - быстрее. Вы в целом живёте в более быстром темпе.
Руки трактирщика скользнули по телу девушки, от спины до талии, а после ниже, по её бёдрам.
-А что до твоей богини. Она такова, какой ты её себе представляешь. И она, безусловно, любит вас всех. Это справедливо для всех народов и их богов. Сама подумай, если бы боги вас не любили и вы их бы не устраивали, были бы вы до сих пор живы? Они вели вас сквозь тьму разрушающегося мира к свету. И теперь посмотри на этот мир! Он прекрасен. Хоть и расколот на кусочки. Каюсь, я случайно. Но даже это, вашими усилиями, придаёт ему шарм.

+1


Вы здесь » Кте Онор » То, что было » Закрой глаза и в тишине услышишь песни мёртвых