-Ей богу, остроухие, когда же уже до вас дойдёт, что для более стабильного, менее маназатратного переноса материи нужно создать статичное подпространство. Создать две дыры в пространстве гораздо проще, чем смыкать две точки пространства для создания единых врат. Вы же, в конце концов, создали мосты, мать вашу за ногу.
Рейтинг форумов Forum-top.ru
27.11.2021
Всем выданы литеры за июнь-ноябрь. А также награды за участие в ивенте "Фестиваль Мрачного Духа". Проверить можно в карточке и теме Банка. Если найдете ошибку или какой-то недочет, напишите в личку Нимэль, пересчитаем.
26.07.2021
Подфорум "Вестник" перенесен в категорию "Пролог".
25.05.2021
Всем выданы литеры за февраль-май. Проверить можно в карточке и теме Банка. Если найдете ошибку или какой-то недочет, напишите в личку Нимэль, пересчитаем.
09.09.20
Категоричная Шестерня переходит в режим работы газеты по заявкам. Подать заявку на интересующую вас статью можно Категоричная Шестерня: бюро заявок.
08.07.20
Пока мы дописываем сюжетные события, поучаствуйте в опросе на тему местной газеты. Будем рады вашим ответам!
Категоричная Шестерня: ожидания и возможности.
17.11.19 Внимание! По поводу картинок.
Мы в курсе что они посыпались. Просело большинство хостингов майбба. На данный момент мы ждем реакции тех. поддержки. Пару дней придется посидеть так, потому что времени перезаливать все просто нет. Ждем, возможно какую-то часть картинок восстановят, а остальное перезальем.
Просим прощение за неудобство.
Пы.Сы. Не чистите кэш, тогда будет меньше посыпавшихся картинок :D
01.11.19 Внимание! Вот и последний, обещанный конкурс в честь хэллоуина [Ивент-лабиринт] Дом-Монстр. Смотрите, не потеряйтесь в нём.
06.10.19 Внимание! Сегодня последний день нашего цветочного ивента. Если у вас есть ещё не сданные посты, которых хватит на получение цветочка, то скорее несите Корнелии Эсфорт в ЛС. Также отпишитесь и те, кто получил цветок: будете вы его дарить кому-то из игроков или же оставите себе в качестве подарка.
07.07.19 Внимание! Открылся наш летний ивент по сбору цветочков. Порадуйте ими своих соигроков или же просто повеселитесь с ними: половите морские звёзды, приготовьте коктейльчики, возможно, вам даже удастся найти сокровища. Всем, кому интересно, прошу проследовать в эту тему: [Магазин] Чудо садовод: Лавка "Цветущий папоротник"
06.07.19 ВНИМАНИЕ ВСЕМ ИГРОКАМ!!!
Совсем скоро статусы "Постописец" и "Лучший пост недели" будеут упразднены! Вследствие чего будут переработаны и сменены некоторые коллекции, а также закрыты для получения некоторые достижения. Все, кто оттягивал, но хотел собрать такие достижения как "Активный постописец" и еже с ними, могут получить их до конца следующей недели, затем они будут закрыты. Так что, если вы выполнили условия для ачивки - отпишитесь в теме. То же касается и коллекций. Если хотите собрать их в нынешнем виде, то дерзайте, потом будет поздно.
Тема с ачивками: Достижения
Тема с коллешками: Коллекции
Посчитать свои статусы можно в теме: Новости
11.06.19 Напоминаю, что максимальный срок отписи в квестах - 7 дней. Кто не будет успевать, должны либо предупредить, либо успеть. Иначе злой админ за яйцен клацен-клацен! Фирштейн? :З
02.06.19 Открыто три новых квеста: [Сюжетный квест "Рождение"] Долгожданная находка, [Квест] Чумные Доктора, [Квест] В чем сила, брат?. Внимательно следите за своей очередью. А также напоминаем, что максимальный срок отписи в сюжетном квесте - 7 дней. Всем приятной игры.
31.05.19 Есть опрос. Его надо пройти:[Допрос с пристрастием] А надо ли оно вам?
31.05.19 Новостная лента почищена. Ждите новых новостей.
16.03.17 Мы рады приветствовать Вас на просторах Кте Онор. Приключения ждать не станут, так что самое время начинать!
Мир по дороге, путник! ► Рейтинг игры: NC-21.
► Система игры: эпизодическая.
► Игровая дата: 235 год Тысячелетия Света.

Основное время игры для раздела «В наше время» - декада. Т.е. все эпизоды с 234 по 244 год Тысячелетия Света отыгрываются в разделе «Наше время».

Всем приятной игры и отличного настроения!
[Сюжетный квест: "Рождение"] Долгожданная находка следующий пост пишет Дитмар Дейс
до 17.10.2019г.
Чумные Доктора следующий пост пишет GM
до 25.06.2019г.
В чем сила, брат? следующий пост пишет GM
до 04.07.2019г.
Разбор полетов следующий пост пишет GM
до 01.07.2019г.
Правда безумца следующий пост пишет Келлог
до 17.10.2019г.
Мрачный Замок следующий пост пишет GM
до 06.10.2019г.
Убийственный стриптиз следующий пост пишет Иши
до 27.10.2019г.
Звериная натура следующий пост пишет Келлог
до 11.10.2019г.

Кте Онор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кте Онор » Оконченные истории » Чем дольше разлука, тем больше пролитой крови при встрече


Чем дольше разлука, тем больше пролитой крови при встрече

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

http://sh.uploads.ru/DEmkA.gif

► Действующие лица:
Кисарэ Казеру и Краш Трешен

► Дата:
232 год, середина месяца Оборотничьего Хмеля

► Места действия, погодные условия:
Встреча братьев происходит в метхаринской деревни, что находится у моста на Армадос.

► Краткое описание:
Наконец настал этот день: разлучённые ещё в детстве братья спустя почти два десятка лет находят друг друга. Но, увы, эта встреча оказалось не так прекрасна и радостна, как братья могли её себе представить.

► Дополнительно:
...

0

2

Первый солнечный день за эти последние пять дней. Пурга, наконец, закончилась, и теперь можно было без опаски отправиться в путь хоть на другой конец острова. Впрочем, даже самая страшная вьюга не смогла бы заставить Кисарэ отказаться от поездки, так что ясная погода лишь небольшая приятность.
Покинуть свой пост без всякого на то разрешения, прямо перед событиями, которые заставили серьёзно усомниться вышестоящих личностей в тебе, означает поставить жирный крест на своей карьере. В ещё худшем случае можно угодить за решётку. Однако такой расклад нисколько не беспокоил полковника Казеру – он был готов к этому. К чёрту всё, когда он, наконец, отыскал того, кого искал столько времени, на чьи поиски была потрачена баснословная сумма денег и нервов. Всё это теперь неважно и не имеет никакого значения.
Карета неторопливо ехала по заснеженной дороге, давая пассажиру возможность насладиться видами зимнего леса. Но Кисарэ даже это не интересовало – он погряз в своих мыслях и совершенно не обращал внимания на пейзаж у себя за окном. В любой другой ситуации молодой полковник торопил бы извозчика, заставлял его гнать своих лошадей со всех ног, даже если эта карета была бы под угрозой развала. Но сейчас он  был уверен, чувствовал на каком-то интуитивном уровне, что спешить некуда – братец от него никуда не сбежит.
Извини, что отвлекаю тебя, но ты уверен, что они тебе не солгали? Тебе неоднократно пытались подсунуть некоторых и заявить, что это твой брат. Не боишься, что этот раз не исключение? – раздался в голове Кисарэ полный сомнения и недоверия девичий голос.
Буквально тут же напротив юноши из воздуха возникла белоснежная дева. Дух пытливо смотрела на него, но хозяин не спешил отвечать – на его лице только появилась усмешка. Если бы он только сам знал, откуда в нём такая уверенность, почему поверил, что его братец действительно нашёлся, ведь особых доказательств, что это он нет.
Девушка усмехнулась, подперев голову рукой. Просто не верится, какой хозяин спокойный сейчас. Другой бы на его месте уже извёлся весь от волнения – столь долгожданная встреча вот-вот произойдёт, как здесь не волноваться! Но вот вопрос: будет ли он столь спокоен до самого конца и не пожалеет ли об этой поездке?
Дух считала, что Кисарэ стоило повременить со встречей и немного отсидеться в столице, пока подозрения с него не будут сняты. Кто бы мог подумать, что разборки с дикими вильваринами могут привести к полному уничтожению всего его отряда. И всё бы ничего, если бы в этом столкновении действительно участвовали вильварины, но они, похоже, покинули уничтоженную собственными руками деревню до того, как прибыли военные. Кто же тогда убил весь отряд? Хороший вопрос, на который никто не может ответить. Даже Лиричи не знает, что произошло там, почему повсюду был лёд, и как так получилось, что её хозяин оказался единственным, кто остался в живых. Казалось, она должна была отчётливо помнить события того дня, но память молчала, как и память самого Кисарэ.
"Любишь же ты наживать себе бед, Снежок. Как бы тебе это не аукнулось".

0

3

Сегодня был один из тех дней, когда все в таверне просто сбивались с ног, чтобы обслужить зашедших на огонек. Погода на улице была преотвратная, поэтому многие стремились найти теплое пристанище, где можно выпить чего-нибудь горячего и, конечно, горячительного. Немало было и постояльцев, многих непогода заперла в Криопе.
Нанами нисколько не гнушаясь привлекла его к работе, аргументируя все нехваткой рук. Впрочем, дел у Раша действительно не было. Услуги наемников сейчас были не нужны: в такую погоду купцы держали товар на складах, а сами сидели в уютных гостиных в мягких креслах перед камином; путешественники пережидали непогоду в постоялых дворах; отправлять кого-то на вылазку за сокровищами и вовсе не было смысла.
Другие же виды работ предполагали более длительные отношения с заказчиком. Рашу это не подходило, так как с людьми, равно как и с другими живыми существами, мужчина сходился сложно. Собственно по тому же он не долго задерживался в зале, а чаще помогал на кухне. Это вызывало меньше конфликтов. Хотя были еще ситуации, когда его помощь была необходима: нельзя же было позволять Белке разнимать поссорившихся гостей. И Роджер, и он понимали, что ей не ничего не угрожает и более того, драчуны рискуют куда больше, а все равно оба берегли девушку от подобных склок. Пьяные драки опасны тем, что некоторые личности ведут себя совсем неадекватно и вполне могут пырнуть кого-то вилкой или ножом, не особо разбираясь, кто это.
Наемник был рад, когда подошло время залу опустеть. Кто-то разбрелся по домам, кто-то ушел в жилые комнаты наверху, часть осталась, но это уже не требовало его вмешательства. Нанами сама занималась гостями, Роджер стоял за стойкой.
Трешен же взял себе пива и сел за столик в углу. Да, сбежал от работы, но особо виноватым он себя не чувствовал. Давненько ему не полагались карманные деньги за помощь, к тому же теперь он исправно платил за свою комнату, хоть ценник с большой скидкой. Он не был против, что однажды у него будет подселенец, однако за все это время в таверне сложилась определенная традиция считать его комнату целиком заселенной. Его это полностью устраивало. Да и это позволяло укладывать в его комнате гостей Риюки в случае, если дойти до собственной постели они уже не в состоянии, даже когда другие комнаты были заняты.
Вообще он ждал, что сестричка присоединится к нему позже. Редко они ужинали вместе, но сегодня был такой день, что невольно хотелось провести больше времени  кругу близких людей. Завтра буря обещала угомониться окончательно, но пока за окном завывал ветер в это не особенно верилось, пусть барометр на стене и показывал, что завтра станет намного теплее и выйдет солнце.

Утро следующего дня и правда оказалось достаточно солнечным. Кращ вышел из таверны с лопатой, намереваясь расчистить дорожки от снега. Старику это уже тяжело, так что в последнее время это входило в его обязанности.
"Теперь народу будет поменьше", -- подумал мужчина. А вот предположить, что сегодня он наконец увидит потерянного брата, Трешен не мог. За столько лет он потерял всякую веру в то, что тот может найтись.
Еще тогда было понятно, что увезли его слишком далеко, а сколько бы он не получал за работу... что ж, наемничий заработок не был таким баснословным, как он думал в детстве. Тогда мешочки с деньгами казались ему невероятными суммами, но теперь он понимал, что большую часть этих денег съедает необходимость на что-то жить, есть и одеваться. К тому же на монетах редко стоял большой номинал. Чаще и вовсе ссыпали мелочевку, чтобы мешок казался тяжелее.
За такие деньги не найти хорошего сыщика, да и что он теперь знал о брате? Тот давно вырос из того худенького светленького мальчугана в юношу. Хотелось верить, что он стал выше и сильнее за прошедшие в разлуке годы. И еще, что научился пользоваться магией, которой и сам иногда боялся. Мужчина старался придумать брату лучшую судьбу. Это немного заглушало голос совести, который твердил ему о том, что он попросту бросил попытки его разыскать.
Он иногда еще думал о нем. Но все реже, да и черты лица Кисарэ забывались. Слишком давно он видел его в последний раз. А вот голос он помнил, но это вряд ли поможет. Голос изменялся быстрее лица, наверняка он уже не такой звонкий и высокий, каким был в детстве.

+1

4

Хогвард привык всегда заканчивать то, за что брался. Это касалось как обычной повседневности, начиная с качественной заправки кровати и заканчивая масштабной уборкой во всём доме, так и работы: взялся за дело – заканчивай, даже если это трудно и требует очень много времени. Впрочем, если не готов тратить на поиск людей недели, а то и месяцы, то зачем идти в сыщики, верно? Хогварду, в силу своих связей и любви к путешествиям, нравилась эта работка, нравилось искать потеряшек и по возможности возвращать их своим клиентам. Ради этого он даже открыл собственную уже довольно популярную за пределами Рейстара контору.
Нынешнее же задание ничем особым не выделялось от множества его предшественников: один человек ищет другого, даёт примерные координаты нахождения цели поиска и Хогварду остаётся только всё как можно тщательней проверить и доложить о ситуации. К счастью заказчика искомый им молодой мужчина был найден. Не сразу, конечно, спустя пару месяцев, но всё-таки. Удивительно, что столь богатая аристократская семья, как Казеру, не смогла сделать этого раньше при всём том, что она якобы нанимала сыщиков. Что-то здесь было не так: кажется, глава семейства вовсе не хочет, чтобы его сын отыскал своего брата. Впрочем, это не столь важно – не для этого Хогварда нанимал юный полковник и платил ему деньги не просто за поиски, но за молчание перед его семейством. Точно что-то не так с Казеру…
И вот очередное доказательство того, как хорошо дружить с существами, имеющими достаточно большую власть и ещё более обширные связи, чем у тебя, и поддерживать с ними хорошие отношения. Благодаря не безызвестной на Метхарине организации "Сумрачная тень" Хогварду удалось отыскать парочку похожих на брата полковника существ. Кто бы мог подумать, что беловолосых парней полукровок так много в одном городе. Но мужчине всё же удалось отыскать нужного.
А вот и он, – потирая ус и наблюдая за очищающим дорогу от снега Крашем, довольно протянул Хогвард. Теперь дело за малым: устроить встречу между ним и клиентом, благо последнего заранее предупредили и он теперь едет на остров.
Бонжур ами! Наконец-то я нашёл вас и как же я рад, что вы в полном здравии! – громко и радостно заговорил сыщик, подходя к Рашу буквально с широко расправленными в стороны руками, словно желая обнять его. Но нет, подойдя ближе к мужчине, Хогвард тут же полез в свою наплечную сумку, продолжая свой монолог. – Знали бы вы только сколько мне пришлось потратить время на ваши поиски, ух… не сильно бы удивились, пожалуй. Но я всё же отыскал вас! Не без чужой помощи, однако кого это волнует? Главное, что ваш брат будет доволен моей работой.
Заметив недоумённый взгляд собеседника, Хогвард по-лисьи улыбнулся и выудил из сумки футляр для хранения свитков.
Это так, в качестве доказательства того, что я не пытаюсь вас надурить и меня действительно нанял на ваши поиски ваш брат. Кисарэ должен был написать там немного из вашего совместного прошлого.
Хогвард передал футляр Рашу и принялся смиренно ждать, когда тот прочтёт запечатанное в нём сообщение. Сам его сыщик не открывал и понятия не имел, что именно туда записал полковник. Не знал он, что у матери их был милый домик на дереве за пределами Криопа, в лесу, который, увы, сгинул в пламени спустя полгода после их с братом расставания (Кисарэ был в этом лесу в ту ночь, но пережидал непогоду в уютном домике лекаря, что тоже находился в этом же лесу). Не знал он и того, что Кисарэ сам попросил брата дать ему новое имя, комментируя это тем, что чтобы не случилось в жизни его никто при всём желании не сможет отобрать, а значит будет хоть что-то, напоминающее о своём любимом братике. А так же не знал он о том, что долгое время братья провели на чердаке уже после смерти матери – их не сразу нашли жандармы, осматривающие место преступления. Возможно, если бы Раш не решил выйти на люди, то их бы так никто и не нашёл, настолько незаметна дверца на потолке в их спальне.
Прочитали, верно? В таком случае рекомендую вам как можно скорее бежать и заказывать самую быструю карету и мчаться в деревню, что ближе всего находится к мосту на Армадос! Возможно, поздно вечером вы встретитесь со своим братом там. А я пока останусь здесь, повеселюсь немного от души.

[AVA]http://sg.uploads.ru/rRE7X.png[/AVA][status]Сыщик[/status][nick]Хогвард[/nick]

0

5

– Бонжур ами! Наконец-то я нашёл вас и как же я рад, что вы в полном здравии! - чужой голос оторвал мужчину от работы. Незнакомец подходил к нему чуть ли не с распростертыми объятиями, чем уже вызвал достаточное удивление у Краша, а тут и вовсе стал говорить о поисках и... о брате? О его брате?
- Мой брат послал тебя? - он взял футляр и достал письмо. Неужели Кисарэ искал его все эти годы? Но... кто же были те люди тогда?
Краш пробежал глазами по строчкам. Напоминания о доме, об их матери... неужели их дом правда сгорел? Мужчина перевел взгляд на незнакомца, когда тот снова его окликнул. Он не дочитал, потому что был слишком потрясен осознанием того, что это происходит. Странно, он должен был почувствовать облегчение и нестерпимое желание увидеться с братом, но сейчас в его душе было другое. Он боялся, хотя сам не до конца понимал чего боится теперь.
- Значит Армадос... отлично. Спасибо за письмо. - он отдал футляр, а саму бумагу сложил и убрал за пазуху.
Краш взял лопату, чтобы убрать ее. Просто сорваться с места он не мог. Надо предупредить Роджера и Нанами, что его не будет какое-то время. И взять денег. Нанимать карету он не собирался. Ему удобнее передвигаться на лошади, да и в такую погоду чем искать возницу, проще самому озаботиться своей поездкой.
В таверне все еще было предостаточно народу. Он с трудом выцепил Нанами, чтобы предупредить ее. Наверное, он выглядел взволнованно потому что она даже не слишком удивилась, что он уезжает. Карман жгло недочитанное письмо, а в груди роились мысли, которых не было уже давно. И сердце стучало как бешеное.
Странно, но он уже не верил, что вообще когда-нибудь услышит о брате, не то что будет иметь возможность увидеть его своими собственными глазами. Это было как во сне. Но чем больше ему казалось, что это сон, тем больше он боялся, что ему не кажется, а... разве это может быть просто шутка? Это было бы слишком жестоко, да и знать такие подробности... это просто невозможно. Раш вышел на улицу и открыл письмо. Нет, такие вещи мог знать только один человек. Мужчина дочитал до конца и вновь спрятал бумагу.
Значит его брат живет и здравствует. И при этом все еще не забыл его, и даже не ненавидит, иначе бы не искал.
Оглушение, пришедшее с нежданной новостью, сошло на нет, как и переизбыток эмоций. Он выдохнул и в тот же момент вновь зашел в таверну. На этот раз он поднялся в свою комнату и затем, взяв оружие и достаточное на дорогу количество денег, покинул место ставшее домом если не навсегда, то очень надолго. Краш не имел ни малейшего понятия, что он будет делать с вновь приобретенным братцем. В детстве все казалось простым, но теперь парня может что-то держать в чужих краях.
Он взял коня на станции и отправился в путь. Лошаденка бежала споро. Тем более что, как он справился на станции, поездок на Армадос, а равно и в его сторону не намечалось. Была пара торговых поклаж, но те ждали пока к ним наймется охрана, Раш не хотел быть связан чужими целями и планами. Если он хочет как можно быстрее увидеть брата, ему следует оставаться свободным от других.
Далеко он вряд ли уедет, но, если верить тому человеку, то Кисарэ тоже не стоит на месте. Он в пути. Если они правда встретятся этим вечером... неужели эта пустота внутри него наконец-то будет заполнена?
Краш никому не признавался, но всю его сознательную жизнь он скучал по брату, и если раньше мечта найти его давала сил, то в последние годы он все больше понимал, что это невозможно, и это гложило его. Жизнь превращалась в пустое собирательство каких-то благ. Да, у него была семья здесь, но это не меняло того факта, что он не мог заполнить ту часть своего сердца, что была отдана его другой семье. И если с потерей других братьев и сестер он еще мог немного смириться, то Кисарэ и Люсиль были ему особенно дороги.

+1

6

Хогвард ошибся – Кисарэ приехал в деревню гораздо позже положенного, когда все уже давно спали. Только собака надрывалась неподалёку, нарушая ночную тишину.
Небольшенькая и в данный момент запустевшая деревенька выглядела весьма неплохо, намного лучше тех, что порой приходилось видеть Кисарэ в своих путешествиях: дома приличные крепкие на разваливающиеся сараи не похожи, улочки чистые не захламлённые мусором, дороги относительно ровные даже с учётом снега. Здесь было всё, как подобало близ находящимся возле Мостов деревням, ведь зачастую именно сюда съезжаются многие путешественники с Армадоса, чтобы привести себя в порядок перед дальнейшей дорогой. А где как не в уютном месте можно сыскать хороший отдых.
Кисарэ осмотрелся по сторонам.
Он говорил об этой деревне?
Дух в ответ пожала плечами и посмотрела в сторону уходящего к конюшням кучера. Что тот всю дорогу не спал, что хозяин, но последний вряд ли остановится здесь надолго, если окажется, что брат опять не тот. Бедный-бедный кучер – опять ему глаз не смыкать долгое время.
Покуда мне знать, не я с ним разговаривала через связующий кристалл. К тому же ты прекрасно знаешь, я твои разговоры никогда не подслушиваю, – в кулачок захихикала вредная Лиричи, определённо лукавя – сколько раз Кисарэ ловил её за этим делом.
Они стояли у здания постоялого двора, за углом.
Кисарэ было сложно поверить, что сейчас по ту сторону стены находился его любимый старший братик. Сохраняя до этого момента хладнокровие, полковник всё острее и острее стал ощущать охватывающее его волнение. Он знал, Раш точно был здесь. Чувствовал на каком-то интуитивном уровне, да только на встречу Кисарэ теперь не спешил. Раньше он об этом не задумывался, но сейчас, когда брат так близко, невольно задумался: будут ли ему рады и не испортит ли он своим неожиданным появлением ему жизнь. Может, только он, Кисарэ, один грезил о старой семье, о воссоединении с ней, а Раш тем временем нашёл себе новую, не менее любящую, чем была с Люсиль.
Лиричи почувствовала настрой хозяина, поняла, о чём тот думает, потому решила его немножечко отвлечь.
Что, боязно? – усмехнулась она.
С чего ты взяла? – нахмурился Кисарэ в ответ, скосив взгляд в сторону подруги. – Я просто... не хочу спешить. Может, он уже спит.
Проснётся. Тут его брат приехал, которого он уйму лет не видел. К тому же я очень сильно сомневаюсь, что такой эгоист как ты оставит всё как есть и не попытается всеми силами заполучить желаемое даже против воли того, кто не хочет твоего вмешательства. А будет твой брат ворчать и жаловаться – голову ему отрубим, делов-то.
Голову? – как-то сухо и даже без доли удивления переспросил Кисарэ.
Девушка небрежно махнула рукой, отбрасывая прядь белоснежных волос за плечо, и со всей серьёзностью поинтересовалась:
Хочешь другой кусочек от него?
Кисарэ прокашлялся в кулак и отрицательно покачал головой. Рубить на куски своего дорогого братца у него в планах не было, но кое в чём Лиричи была права: он эгоист и даже если его видеть в своей жизни не захотят, вряд это что-то изменит – не для того Кисарэ искал брата столько лет, чтобы его потом с кем-то делить.
Как пожелаешь. Но знай, чтобы не произошло в твоей жизни, - Лиричи залетела Кисарэ за спину и обняла его за шею. Лёгкий холодок от её прикосновений коснулся кожи даже сквозь одежду, а на меховом воротнике длинного пальто появились мелкие кристаллики инея. Дух мило улыбнулась, слегка наклонив голову на бок, и прикрыла глаза. – Я всегда буду рядом с тобой и никогда не брошу.
"Где я так согрешил?" – вздохнул полковник, на что дух задорно хихикнула.
Хлопнула дверь заведения. Кисарэ невольно скосил взгляд на вышедшего на улицу мужчину и обомлел. Если в нём до сих пор жила крошечная крупица сомнения, то теперь от неё не осталось и следа: Хогвард и интуиция не соврали.
Снежинка? – заметив растерянность на лице хозяина, дух чуток отстранилась, не разрывая объятий. Она подняла голову и увидела Раша. Тот их совсем не заметил, устремив свой взор в противоположную сторону, туда, куда вела дорога на остров Армадос.
Так значит, это и есть твой брат? – поинтересовалась Лиричи. Она не боялась подавать голос в присутствии посторонних, всё равно никто её не увидит и не услышит, пока она сама того не пожелает.
Кисарэ кивнул, не заметив нотки неприязни в голосе подруги – всё его внимание было обращено на брата. Волнение прошло само собой, остались только желания: Кисарэ хотел, чтобы на него обратили внимание, хотел увидеть, какие эмоции вызовет у брата его появление, но вместе с тем ему хотелось и нечто другого, того, о чём в будущем будет горько жалеть и продолжать желать, потому без всяких раздумий, уверенно, он вышел из тени и мягко позвал:
Нии-сан.
Казалось, вот оно, долгожданное воссоединение братьев, столько лет прошло. Да, Кисарэ держал в руках меч, да только он был в ножнах, а сам юноша выглядел совершенно безобидно: он смотрел так тепло и улыбался так ласково, что ничего плохого от него ждать было невозможно. Однако всё изменилось в один миг.
Осторожно! – крикнула Лиричи, внезапно возникнув сбоку от Раша, так чтобы он её увидел и от неожиданности шарахнулся в противоположную от неё сторону.
Ещё бы доля секунды и его руку оторвало бы с концами – острое лезвие изо льда пронеслось рядом с ней с большой скоростью. Но что самое ужасное, прилетело оно не откуда-нибудь, а со стороны самого Кисарэ.
Промахнулся. Какая досада, – тихо и злобненько хихикнул тот, опуская руку которой и швырнул опасный кусок льда в братца. Выражение его лица ничуточки не изменилось, как и тон голоса, что после случившегося невольно заставляло напрячься. – Скажи мне, Нии-сан, ты ведь очень сильно по мне скучал?
Увидев, как ладонь хозяина неторопливо легла на рукоять меча и потянула её, медленно обнажая холодное лезвие из магического льда, Лиричи истерично замахала перед собой руками. Она уже поняла к чему идёт дело. Но почему? Всё должно было пойти не так!
Я пошутила. Пошутила насчёт его головы – он же ещё ничего не…
Но её уже никто не слушал. Кисарэ рванул в сторону Раша в попытке ударить его мечом.

0

7

Дальше была долгая поездка. Он ехал почти без остановок, поскольку за всеми перипетиями жизненных обстоятельств выехал за пределы Криопа ближе ко второй половине дня, а до ближайшей к мосту деревни ехать было совсем не близко. К тому же стоило помнить, что лошади нужен будет отдых, да и неплохо было бы сменить ее на ближайшей станции, чтобы не сильно терять в скорости со временем.
Так или иначе до указанного места он добрался только поздним вечером и остановился в одном из крупных постоялых дворов, поскольку здесь было больше шансов встретиться с братом, который как исходило из письма жил не бедно. Впрочем, этому была и иная причина. Если ты ищешь кого-то, то здесь проще было найти тех, кто за определенную плату расскажет все о постояльцах не только в этом дворе, но и во всей деревне. Была бы звонкая монета.
Краш сразу же снял комнату на ночь. Состоится их встреча сегодня или же завтра теперь уже не так важно. Ночью ехать на лошади в точно неизвестном направлении, тем более зимой было не просто не безопасно, а даже безрассудно.
Поужинав и оплатив услуги одного из местных "сыщиков", он выяснил, что никого, кто бы походил по описанию на его брата в деревне не было. О проезжавших с такой внешностью информации тоже не было, а потому мужчина решил, что опередил брата. То ли он сам поспешил, то ли что-то задержало Кисарэ в пути... эта мысль заставила его ощутить легкое чувство тревоги. Краш постарался отогнать его, успокаивая себя тем, что брат пошел по военной стезе, да и сколько он знал: у них обоих в жилах течет кровь вильваринов. Пусть они и полукровки, но тот, кто имея хоть каплю крови вильварина или же став им  результате обращения, не умеет обращаться с оружием вызовет у окружающих лишь смех.
И все же чуть позже он вышел на улицу и устремил свой взгляд в сторону Армадоса.
Остров людей... легко ли Кисарэ жилось там, учитывая, что не многие из людей обладают врожденными магическими способностями? И ругали ли его, когда его сила выходила из-под контроля?
Он попал в хорошее место, где ему почти не приходилось сталкиваться с ситуациями, выводившими его из себя в приюте. Он даже не сразу обнаружил свое умение воспламенять окружающие предметы. Помнится тогда Роджер отругал его за то, что он подверг опасности себя и Нанами. Для Раша это было сродни откровению: в приюте его ругали за испорченные вещи, но никто не говорил, что это было опасно для кого-то. Да, он понимал, что огонь может ранить живое существо, но взрослые обычно кричали, что от него одни траты  и что в один день он сожжет весь приют. Никто не заострял внимание на том, что кто-то может пострадать.
С тех пор он научился контролировать себя, потому что не хотел ранить тех, кто не имел вины перед ним, а тем более близких. Он лишь надеялся, что и его брату объяснили, что делать с его силой, быть может он даже учился ей управлять. В этом плане тот всегда был умнее.
От мыслей его отвлек чужой голос. Так его звал брат... давно, еще в детстве.
Он обернулся на зов, но буквально в то же мгновение ему пришлось отпрыгнуть в сторону. Из ниоткуда сбоку от него появилась девушка, а в следующую секунду пустоту справа от него пронзило ледяное лезвие.
Краш вскочил на ноги и отскочил назад, увеличивая дистанцию и выхватывая меч из ножен. Действие парня не ускользнуло от взгляда мечника.
Но почему он обнажил меч? И этот вопрос. А его лицо...
- Безумие... что ты творишь по-твоему?! Опусти меч.
Мужчина не стремился нападать первым, но тот уже начал атаку, не оставляя ему никакого выбора. - Кисарэ! - он отбил выпад, но похоже, что это было только начало. - Черт, зачем ты это делаешь?!
Он не хотел причинить вред брату, но это не было похоже на шутку или кратковременный приступ ярости в отношении него. Что там сказала та девушка? Что там насчет его головы? Он хочет его убить?

+1

8

Попытки докричаться до Кисарэ были безуспешны, он будто бы не слышал всех этих вопросов, продолжая как ненормальный нападать на Раша. Удары его были быстры, беспорядочны, размашисты, ледяной клинок то и дело мелькал перед глазами, с силой ударяясь о сталь меча оппонента. Снова и снова юноша старался поразить им своего брата, но из раза в раз у него не выходило - лишь пару царапин на нём оставлял, но этого было слишком мало.
Нии-сан, почему же ты не отвечаешь? Неужели ещё не так сильно соскучился? – безумно смеялся Кисарэ, не сбавляя напора.
Не осталась их, братьев, драка без внимания посетителей постоялого двора и жителей ближайших домов. Люди в ужасе выглянули на улицу: кто-то из трактира, кто-то, проснувшись, из окна своей комнаты. Поднялся гул голосов, всем хотелось посмотреть, что происходит во дворе, но не многим из заведения посчастливилось выйти из-за столпившегося в дверях народа.
Внезапно кто-то из толпы бросил в Кисарэ пивную кружку, но толи метатель из него был очень плохой, толи сильно косил, а может вовсе кто толкнул в момент запуска снаряда – как бы там ни было, кружка пролетела между братьями в момент удара младшего из них. Ледяное лезвие с силой ударило по ней, разбив на множество крупных осколков. Звон стекла напугал Кисарэ своей неожиданностью – заставил его отскочить назад и, наконец, обратить внимание на происходящее. Юноша был так увлечён попыткой убить брата, что мир вокруг для него перестал на время существовать, поэтому столпившиеся в паре метров люди стали полной неожиданностью. Он растерянно осматривался по сторонам и, казалось, безумие начало спадать – всё кончено, можно расслабиться и с облегчением вздохнуть. Так подумала и сама Лиричи, заметив замешательство хозяина. Похоже, появление людей немного привело его в чувство. Но как же сильно все ошибались. Стоило Кисарэ вновь обратить свой взор на брата, как в опасной близости от наблюдателей из-под земли образовались острые ледяные пики, взорвавшиеся почти в ту же минуту с ужасным звоном, но, к счастью, никого не ранившие. Этого было достаточно, чтобы распугать люд и вернуть его обратно в свои дома.
Запрокинув голову и схватившись за неё одной рукой, Кисарэ вновь разразился громким безумно-радостным смехом. Лиричи невольно поёжилась и медленно, но целеноправленно улетела за спину Раша.
Он с ума сошёл. А всё из-за тебя, Краш, – дрожащим голосом зло зашипела дух, сильно нервничая. – “Нии-сан”, “Нии-сан”, “мой милый Нии-сан”. У него от радости совсем крышу сорвало. И как её теперь восстановить обратно? Мне он нужен нормальный! – буквально на крик срывалась она и на интуитивном уровне старалась схватиться призрачными руками за ворот одежды Раша. Со стороны казалось, что Лиричи таким образом хотела хорошенько встряхнуть его, вытрясти из него ответ, но всё было безуспешно – пальцы то и дело проходили сквозь ткань, касаясь кончиками ногтей кожи и тем самым вызывая неприятное ощущение холодка на шее.
И вот мы снова одни, Нии-сан! Ты рад? Нам никто не будет мешать. Давай продолжим наше веселье! – И с этими словами по правую руку от Кисарэ образовалось тот самый ледяной клинок, который он швырял в Раша в самом начале.

+1

9

Слова прошли мимо ушей Кисарэ. Тот никаким образом не отреагировал на окрик брата, продолжая атаковать с яростью сумасшедшего. Тот стремился во что бы то ни стало его ранить, Краша спасало лишь то, что он годами оттачивал свое мастерство и был наполовину вильварином. В ином случае у него не было бы и шанса против мага. Он парировал удары меча и ледяных стрел, сыплющиеся на него словно град. Пара осколков оставила царапины на лице и руках, поэтому он не решил себя надеждой о том, что их удар будет не смертельно, если он пропустит хотя бы один.
- Черт, идиот! - мужчина сместился в сторону, чтобы хоть немного увести из-под возможных ударов вывалившихся на улицу зевак. И чего только ради они выступали на улицу? Жизнь не дорога?
Звон стекла заставил его на секунду отвлечься. Кружка летела не в него, поэтому прежде он не придал ей значения. Вот только ей можно было и покалечить Кисарэ. Мужчина перевел взгляд на брата. Не поранился.
Зато кажется пришел в себя. Значит это все же помутнение. Что ж, метатель кружек получит амнистию от старшего брата, если только это и смогло привести Кисарэ в чувства.
Краш опустил меч, подходя ближе. Мужчина выглядел растерянно и в какой-то мере испуганно. Нужно успокоить братца, но стоило ему позвать его по имени, как того накрыли новый приступ безумия. Неужели это...
Его мысли прервало злобное шипение духа за его спиной. - Заткнись! Что ты вообще такое? - он дернул плечом, пытаясь отогнать девушку от себя, но это было бесполезно. А воздух вокруг Раша стал медленно нагреваться.
Он еще держал себя в руках прежде, но дух задел его за больное место. Он виноват в этом? Он сделал это с Кисарэ? Неужели?
Краш почувствовал жжение воздуха. Кажется, теперь они оба не играют по правилам честного поединка. Вот только наемник этой силой не управлял и не знал, что случится в следующий момент. Он лишь надеялся, что в этот раз не покалечит брата.
Успокоиться и отодвинуть на задний план закипающую в нем злость во время схватки не просто даже для него. Хоть он и пытался контролировать это в себе. А может Кисарэ только того и добивался? Безумные смех становился все громче, а улыбка на лице брата и вовсе не оставляла шансов, что тот думается сам.
Краш задумался, что могло бы ему помочь привести мужчину в чувство и пропустил удар ледяного лезвия в плечо. Что ж, его крик явно не относится к числу тех факторов, которые могли бы образумить Кисарэ, как и его кровь, пачкающая одежду. Надо бы выставить своему благородном братцу счет. Боже, о чем он только пытается думать? Обратить это в шутку? Это просто невозможно.
Мужчина отскочил назад, потом вбок и начал рваными зигзагами приближаться к брату, надеясь сбить его с ног весом своего тела. Так тот не сможет проводить его ледяной стрелой не нами в себя. К тому же боль может привести его в чувства, поскольку в следующий момент Краш собирался со все дури стукнуло его в лоб своей же головой. И тут тот либо придет в себя, либо Краш все-таки расстанется с жизнью. Он не учел того, что от его руки уже шел пар, а потому первое же прикосновение к брату грозило тому получением ожога.
Оставшись без одной руки он вынужден был откинуть привычный в боевой обстановке клинок и сменить его на тот, которым пользовался как аргументом силы в мирной жизни и иногда что-то резал. Он никогда не рассчитывал на него в моменты опасности, но удержать сейчас тяжелый двуручный меч Трешен был не в состоянии. Он отбивал им удары ледяных клинков, но надежда была совсем не на это. Жар вокруг него немного мешал Кисарэ. Нужно успеть, пока он не должен что-нибудь и пока брат не добрался до него.
Последний рывок, теперь он либо пан, либо пропал. Краш кинулся на брата в попытке сбить его с ног.

+1

10

Тебя это действительно так сильно заботит?! Достаточно уже того, что я не дала тебе сдохнуть от его первого же удара! – огрызнулась в ответ Лиричи, переместившись в бок.
Сжав пальцы в кулак, девушка судорожно пыталась придумать, как привести Кисарэ в чувства. Увы, ничего путного в голову, кроме как позволить ему убить Краша, не приходило. С одной стороны идея была весьма неплоха – одним выстрелом двух зайцев – но с другой она не уверена, что после этого психика хозяина не треснет окончательно. Подобного никак нельзя допускать.
"Дьявол, всего этого вообще не должно было произойти! Или же…"
За собственными размышлениями Лиричи совершенно упустила момент, когда Кисарэ швырнул в своего брата ледяное лезвие. И в этот самый момент, когда раздался крик боли и пролилась первая кровь, когда был нанесён настоящий серьёзный удар вместо мелких царапинок и Краш рванул в сторону своего брата, девушка поняла – всё окончательно вышло из-под контроля.
Кретин, ты только себя так погубишь! – крикнула в след Рашу Лиричи. Но её вряд ли уже кто-то слушал и постарается услышать в дальнейшем, если она попробует до кого-нибудь докричаться. Единственное, что теперь ей оставалось – наблюдать за всем со стороны и надеяться, что хозяин не пострадает в этой схватке, что он, наконец-то, придёт в себя и весь этот ужас закончится. Нет, есть ещё один способ, но надёжным его назвать у Лиричи язык не поворачивался, особенно с учётом невменяемости Кисарэ.
Дьявол, – глухо прошипела она от безысходности сквозь плотно стиснутые зубы. Если не остановить драку, то обязательно кто-то один, а то и сразу двое братьев полягут. И ладно Краш, он меньше всего волновал девушку, чего нельзя было сказать о Кисарэ. Если тот умрёт, канули все её планы в небытие – пылиться ей на какой-нибудь стене в ожидании нового хозяина ещё десятилетия, похоронив свою мечту обрести новое тело. Этого никак нельзя было допустить.
Боль, раны, попытки отбиться или уклониться от летящих в него, Краша, ледяных клинков, конечно, всё это выматывало. И пусть Кисарэ вёл себя как на голову отбитый псих, со стороны Лиричи не могла не отметить – хозяин придерживался определённого плана. Он словно добивался того, чтобы Раш сам подбежал к нему ближе: никаких ледяных глыб с неба, никаких пик в сторону или попыток хоть как-то попасть ему по ногам – только клинки в небольших количествах, от которых существу с хорошей реакцией несложно уйти. Если всё именно так, то тут поговорка "лучшая защита – это нападение" может сыграть с Крашем злую шутку: Кисарэ опасен не только на расстоянии, но и в ближнем бою, где также не гнушается пользоваться магией. И пусть жар, исходящий от Краша, мешал Кисарэ, этого было недостаточно, чтобы стать настоящей проблемой для него.
Кисарэ делает резкий рывок в сторону, не желая попадаться братцу, и тут же наносит сильный удар глыбой льда в бок, отталкивая его и немедля обрушивая ему на голове дождь из множества острых ледяных осколков. Более мелкие таяли от исходящего от Раша жара, но более крупные льдинки всё равно доставляли ему немало хлопот до того момента, пока его не выбил из-под дождя пронёсшийся со стороны Кисарэ столб снега с кусками льда.
Я ожидал большего, Нии-сан. Неужели это всё, на что ты способен? За столько лет ты так и не овладел своей силой? Чем же ты занимался всё это время?
Подняться на ноги мужчине помешал лёд, сковавший его конечности, кроме одной руки. Слишком горячая, чтобы тратить на неё ещё больше сил, куда проще отрезать с концами. И возможно, Кисарэ бы это и сделал, если бы в последний момент не передумал. Он ухмыльнулся, и в мгновение ока из-под земли вырвалась ледяная пика, пронзившая обжигающую руку брата насквозь.
Неужели тебе больно, Нии-сан? – громко рассмеялся Кисарэ, стоило ему только услышать очередной крик Раша. – Почему ты мне не отвечаешь? Неужели ты мне больше не рад? Ты меня ненавидишь?
Подойдя к брату, он едва коснулся остриём меча его щеки. Возможно о себе дали знать вильваринские корни, но в этот момент Кисарэ почувствовал, как запах крови начал дурманить его сознание: хотелось ощутить её вкус у себя на языке, почувствовать насколько она горяча у брата. Видимо, именно это желание и взыграло в юноше куда сильнее желания ещё немного повеселиться с Крашем и всё же добиться от него куда более интересных действий.
Скажи, Нии-сан, тебе же хорошо без меня жилось, верно? Обрёл новый дом, друзей, спокойную жизнь, – нараспев произнёс он с жуткой улыбкой, подходя ближе к Рашу и буквально нависая над ним мрачной снежной тучей. – Пора со всем этим прощаться, Нии-сан. Я не собираюсь делиться своей собственностью с кем-то ещё!
Обхватив обеими руками рукоять меча, Кисарэ одним резким движением занёс его над своей головой. Удар и... к всеобщему удивлению, лезвие застыло в паре сантиметров над Крашем. Кисарэ и сам стоял неподвижно, словно механическая кукла, у которой закончился заряд, лишь руки, а вместе с ними и меч, мелко подрагивали. Перед глазами юного полковника неясная расплывчатая картинка, усеянная множеством чёрных пятен, в голове стоит ужасный шум, средь которого еле различался лишь знакомый женский голос, но звучал он так глухо, что не разобрать слов. Краем сознания Кисарэ чувствовал, как что-то холодное крепко сжало его ладони, словно кто-то не хотел, чтобы он опускал руки. Юноша не понимал, что происходит – всё как в ужасном сумбурном сне, в котором нет какого-то чёткого действия, мысли, идеи, а лишь набор разноцветных картин никак не связанных друг с другом.
Вот она прекрасная возможность для Краша обернуть ситуацию в свою пользу пока Кисарэ в растерянности стоял перед ним.

0

11

Краш не разделял мыслей девушки. Отчего-то ему казалось, что не будь ее здесь, все было бы иначе, поскольку всего этого бы просто не произошло. Происходящее не было в характере Кисарэ. Тот просто не мог наброситься на него с таким яростным желанием убить. Да и вообще наброситься... вспыльчивость всегда была в его характере, не в характере брата.
Мужчина проигнорировал ее окрик на этот раз. У него был план, который должен был сработать так или иначе. Кисарэ пока не мог достать его, да и вся это ситуация настолько злила Краша, что воздух вокруг был уже не просто горячим, а обжигающим. Если он прикоснется к Кисарэ сейчас, то ожога тому не избежать, а вместе с тем его тело пронзит и боль. Это ведь не одержимость? Он надеялся лишь на это. В противном случае боль для полукровки будет пустым звуком.
Вот только его расчет на то чтобы оказаться ближе провалился с оглушительным треском. Он взвыл от боли. - Ах ты, сукин сын! - он попытался встать, но поскользнулся на льду, а после и вовсе оказался прикован к земле ледяными оковами. Черт, серьезно? Он правда хочет его убить? И что это за вопросы?
- Кисарэ! - его руку пронзила боль. Да, конечно же это была правая. Конечно же. Ведь плеча было мало. Для того, кто хочет его крови, такие царапины всего лишь аперитив перед основным блюдом.
Он наблюдал за ставшими неспешными движениями брата, пытаясь улучить момент. Думать о больной руке не было ни времени, ни смысла. К тому же сейчас это было ему лишь на руку, потому как теперь его цель была несколько иной, чем в начале.
Этот ублюдок искал его лишь за тем чтобы отомстить! Он мчался через весь Метхарин несмотря на едва утихшую пургу, не сказав никому толком куда и к кому едет... все ради этого? Ради этой ухмылки и взгляда полного лишь жажды крови?!
Вот только сейчас он не мог ничего сделать. Неужели так и кончит?
Заметив промедление в действиях брата, он уже не сомневался, а вырвал руки из заметно растаявших оков и что есть силы, оттолкнул Кисарэ прочь, затем бросаясь на него, чтобы отобрать меч.
Придется мужчине получить пару ожогов, пока он будет вправлять ему мозги. - Я искал тебя, сколько себя помню с того дня. Не моя вина, что я был так слаб! А ты хочешь меня убить?! - он с силой ударил полковника прямо в челюсть. - Я желал тебе счастья, а ты хочешь отнять у меня все, что я имею?! Ты - ублюдок!
Теперь, когда они оба были вынуждены сражаться врукопашную, его удары сыпались градом, да Краш и не сдерживался. Кисарэ посягнул на запретное - семью. Семью, в которую до сих пор входил и сам.
И хотел бы Краш, чтобы мужчина объяснился и прекратил это безумие, но пока что он не видел того, что так отчаянно искал в брате.

+1

12

Лиричи давно не испытывала такие трудности. Не помнила, когда в последний раз её руки так сильно дрожали, но пытались изо всех сил что-то удержать. Всё не могло так закончиться, только не здесь и не сейчас, поэтому девушке пришлось пойти на этот шаг – завладеть телом хозяина и попытаться докричаться до него. Но что первое, что второе было сделать куда сложнее, чем она предполагала. Ей словно мешал какой-то ментальный барьер - что-то магическое, злое, недовольное и… разочарованное? Увы, но времени на попытку понять, что же это такое и почему не удаётся взять полный контроль над телом Кисарэ, ей не дали.
Рашу всё же удалось выбить меч из рук брата, и Лиричи поспешно ретировалась, почувствовав, как с каждой секундой начинает слабеть.
Кисарэ от этого лучше не стало. Он до сих пор не понимал: какого чёрта здесь происходит, где сейчас находится и что с ним самим творится. Взор заволокло туманной пеленой, а когда последовал толчок, юноше на долю секунды показалось, что мир начал кружить вокруг него. Боль от удара в челюсть, сильного жжение и металлического привкуса крови во рту немного привели его в чувство и придали ясность взору. По крайней мере теперь юноша не чувствовал, что вот-вот вырубится. Но с прояснением сознания к нему вернулась способность наконец-то понимать, что ему говорит Раш и в каком тот сейчас состоянии. И то что он слышал и видел перед собой вводило ещё в большее замешательство.
"Какого чёрта здесь происходит?!" – эта мысль настойчиво билась в голове Кисарэ, но как бы ни было сильно желание произнести её вслух у него не получалось: с губ срывалось лишь болезненное шипение и вскрики, от обжигающих ударов Раша. Но Кисарэ старался уходить от некоторых атак, блокировать и даже отвечать в ответ, что только сильнее выматывало его. Только все эти действия совершались не осознанно, на каком-то подсознательном уровне. Словно и не он управляет своим телом, а кто-то мастерски дёргает за ниточки, заставляя делать то или иное действие. Отвратительное чувство.
Идиоты, прекратите немедленно! – вновь постаралась докричаться до кого-нибудь Лиричи и ей это удалось, только этим она подставила своего хозяина: Кисарэ отвлёкся на её голос, из-за чего пропустил очередной удар брата, сбивший его с ног. Выругавшись сквозь плотно стиснутые зубы дух тут же распалась на клубы тумана и резко возникла перед Крашем, разведя руки в стороны в попытке остановить его и защитить своего хозяина. Возможно, не вселись Лиричи тогда в тело Кисарэ, а Краш после этого умудрился каким-то чудом увернуться от смертельной атаки, то бой продлился бы ещё немного. – Достаточно! Ты победил! Он уже ничего тебе не сделает!
Сил и желания подниматься на ноги или даже думать об этом не было – тело будто налилось свинцом. Единственное на что хватило Кисарэ – вновь разразиться безумным смехом, игнорируя боль в груди, от ожогов и разбитой губы.
Надо же, Нии-сан, ты всё же что-то умеешь. – Улыбка медленно сползла с его лица, и юный полковник перевёл усталый взгляд на брата. Вздохнул и прикрыл глаза. – Но этого недостаточно. Дитя магии, а сих пор не обладает собственной силой, какая ирония. Тяжело тебе будет.
Снежинка? – обеспокоенно оглянулась через плечо Лиричи, но ответом ей было молчание. – Потерял сознание. Сильно же его это вымотало… – добавила она уже тише.

+1

13

Мужчина и сам понял, что увлекся, когда на секунду заметил страх и непонимание в глазах брата. Это сбило его с толку, а потом прямо перед ним появился призрак девушки. Опять.
Краш хмыкнул, переводя взгляд на парня. Без сил лежит, но, черт возьми... этот смех, эти слова... это чудовище просто не могло быть его братом, но говорило в точности как он.
Он поднялся на ноги. - Кто ты такая? Ты знаешь что с ним? - мужчина держался за пробитое льдом плечо. Понадобится время, чтобы залатать эту рану, как и другие.
Впрочем, его стараниями, Кисарэ выглядел сейчас не лучше. Воздух вокруг него все еще был горячим, но постепенно остывал. Трешен подошел ближе к брату и присел на колени. Правда без сознания. Он обжег ему лицо.
Когда он очнется, все повторится вновь? И эти его слова. Причем тут вообще это? Да, он так и не овладел магией, но это все, что волновало брата спустя столько лет? Разве он не хотел спросить его о чем-то другом? Зачем вообще искал тогда?
Он поднял парня с земли и забросил на здоровое плечо. - Ты, - обратился Краш к Лиричи. - Где вы остановились? А, не важно...
Похоже, он все еще оставался выносливее брата. С другой стороны... как же все это странно. Едва встретились, а тот сразу же накинулся на него. И эта девка...
Надо было забрать его меч. Если он потеряет его оружие, то Кисарэ расстроится, это и без того понятно.
То как он нес его напомнило Крашу прежние времена. Когда они еще только сбежали и могли полагаться только друг на друга. Тогда они были так близки. Как никогда. Это все потеряно навсегда?
Не будет больше этих хмурых улыбок, смешливых недомолвок и игр... да и он уже слишком большой, чтобы петь ему колыбельные. И защитить себя он сможет и сам... кажется, Кисарэ и без него прекрасно справляется... так вырос.
Мужчина отнес его в свою комнату и сходил за лекарем, чтобы тот обработал его раны. Пусть сегодня останется с ним, как это было раньше.
Он не спешил приводить Кисарэ в чувство, хотя учитывая как ему хорошо досталось, он и сам не особенно захочет приходить в сознание. Пока врач делал свою работу мужчина сидел в противоположном углу и молча наблюдал за происходящим. Он надеялся лишь на то, что это безумие не продолжится, когда парень очнется.
Наде же, отрастил волосы, почти догнал его в росте... нашел себе какую-то странную девицу. Что еще произошло в его жизни?
И зачем он искал его? Хотел убить? Так почему не подослал убийц? Судя по одежде, живет он не бедно. Да и услуги детектива ради такой безделицы использовать встало бы в определенную сумму. Чем больше он думает, тем больше вопросов. И ни одного ответа.
Не стоит ли ему уехать прежде, чем очнется Кисарэ? Если все продолжится в том же духе, то умрет либо один, либо они оба.
Хотел бы он спросить у этого духа, но, кажется, она не была настроена на разговоры и злилась на него. Интересно за что? Его, кажется, хотели убить с ее же подачки. И чего она дуется теперь, что он оказался не такой уж легкой добычей?
Хотя и он хорош. Первая встреча с братом... как бы он себе ее не представлял, о таком он даже не думал. Нет, была мысль, что Кисарэ будет зол, будет ругать его, может даже ударит пару раз, но не набросится же с мечом! Это слишком неправильно, слишком странно.
И почему он вдруг... и та девка говорила, что он сошел с ума от радости... все только больше запутывалось, сколько бы он не думал.
А значит уезжать все же не стоит. Нужно попытаться еще раз поговорить с ним. Если не получится, то сбежит. Возможно придется на какое-то время затаиться и держаться подальше от "Зеленой Лилии", но Краш все-таки хотел верить, что это было временное помешательство.

+1

14

Лиричи скосила полный недовольства взгляд на Краша и одним движением руки откинула прядь волос себе за плечо.
Я дух, если ты не видишь, и его подруга. Надеюсь, этой информации предостаточно? – При всём своём умении строить глазки и быть милой с кем-то, кто ей не сильно нравится, сейчас она не пыталась скрыть свою неприязнь к мужчине. И на то были свои причины. Только делиться ими девушка ни с кем не намеревалась: ни со своим хозяином, ни с его сестрой, ни с самим Крашем.
Лиричи плавно опустилась на колени возле Кисарэ и провела пару раз рукой перед его лицом, как это обычно делают люди, когда хотят проверить, подглядывает ли товарищ или действительно закрыл глаза. Вздохнув, она пожала плечами:
Я видела лишь пару раз, когда он был примерно в таком же состоянии, но тогда он цеплялся за собственную жизнь. Может, это что-то на подобии одержимости? Он полукровка, может, она ему только частично передалась как его облик или что-то из этого. А может, всё дело в большом эмоциональном всплеске. Я давно не видела его таким... взволнованным.
Точного ответа, что произошло с Кисарэ и почему тот вместо крепких объятий обнажил меч, Лиричи дать не могла – она сама была бы не прочь узнать хоть от кого-то, что это только что было, какая муха его укусила и почему на время он стал для неё таким… чужим. Ещё избитый теперь – одна морока с ним сегодня.
Осторожнее! – возмущённо воскликнула Лиричи, когда Краш закинул Кисарэ себе на плечо. Для неё это было так небрежно с его стороны – как какой-то мешок картошки бросил, а не братца разлюбезного. О том, что мужчина из-за пробитого плеча не мог взять парня по-другому, девушка даже на секунду не подумала. Да и когда тут.
И пусть ответ на следующий вопрос был уже не важен, Лиричи при всём своём желании не смогла бы и на него ответить. Разве что снова пожать плечами и сказать "нигде – не успели". Они с Кисарэ только недавно приехали в этот город: не забронировали номер в местной гостинице и ни с кем не договорились, чтобы хотя бы на одну ночь снять чью-то комнату. По сути, они сейчас были без жилья. Наверное, поэтому Лиричи не стала вновь ворчать на Краша, когда тот понёс Кисарэ в гостиницу.
Я думала, что ты попросишь его вначале себя подлатать, – подала голос дух, когда вызванный Крашем врач стал пытаться подлечить её хозяина. Лиричи устроилась не далеко от кровати: зависла в воздухе подперев голову кулаком и закинув ногу на ногу, будто сидела сейчас в кресле. Продолжила она чуть ли не с презренным фырканьем: – Какой заботливый.
Прошло совсем немного времени, и Кисарэ стал потихоньку приходить в себя. Он болезненно застонал и поморщился: всё тело ныло, во рту до сих пор чувствовался противный металлический привкус, голова ужасно гудела, а веки не хотели подниматься даже при всём его сильном желании. Пожалуй, Кисарэ не стал бы напрягаться не услышь незнакомый ему мужской голос. С большим трудом, но он всё же открыл глаза, повернул голову и попытался сфокусировать взгляд на том, кто был рядом. Как же это оказалось сложно, когда всё медленно плывёт и кружится.
Кто?.. – хрипло произнёс юноша перед тем, как с другой стороны от кровати раздался уже взволнованный голос Лиричи.
Снежинка, ты жив!
Юноша не сразу понял, что находится в чей-то постели. Осознал он это лишь когда кое-как, разок чуть не упав обратно на подушку, сел, и то позже пожалел об этом решении – голова только сильнее стала трещать по швам. Вновь болезненно заскулив, Кисарэ одной рукой схватился за неё, словно это хоть как-то могло ослабить боль. Даже ожог и разбитая губа не так напоминали о себе сейчас. Но когда к нему ближе подлетела Лиричи и коснулась его щеки, пришлось вспомнить и об этих травме. Коснувшись места ожога второй рукой, Кисарэ почувствовал что-то влажное и липкое на нём.
Н-не стоит размазывать мазь. Она специальная – для быстрого заживления.
Кисарэ ничего не ответил врачу, только разразился сухим кашлем. Горло совсем пересохло.
Снежинка, водички? – заботливо поинтересовалась у хозяина Лиричи.
Нич... ничего не понимаю... – прикрыв кулаком рот, сквозь кашель выдавил из себя Кисарэ.
Как он здесь оказался? Что с ним произошло? Кто этот врач и откуда взялся? Что вообще происходит? Столько вопросов, а ответа на них пока найти не может - ничего не помнит.

0

15

Едва ли этого было достаточно. Краш все еще не понимал причин, по которым брат набросился на него. Но было тут и кое-что еще. Эта девчонка. Для того, кто пытался остановить Кисарэ от его убийства, она слишком выразительно высказывала свою неприязнь к нему. Даже если причиной ее вмешательства было нежелание причинить боль своему другу, то почему она так быстро отреагировала? Она сама сказала, что лишь пару раз видела Кисарэ в таком состоянии и обстоятельства сильно отличались от тех, что были теперь.
Откуда же ей было знать, что он набросится на него словно дикий зверь на свою добычу?.
И с чего вдруг такая осторожность при упоминании об этом?
Странная девчонка вызывала у него все больше вопросов, но ответов искать было негде. Он не силен в знаниях об артефактах и тем более о духах, особенно о каких-то конкретных.
Хотелось бы высказать все это вслух, но что-то его останавливало. К тому же он привык помалкивать о своих подозрениях, чтобы не привлекать особого внимания. Работа наемника предполагала, что он не должен быть догадливее своего нанимателя в определенных вещах, например, он не должен знать то, что ему не положено. И догадываться об этом не стоит, поскольку при определенном раскладе тебя могут решить по-тихому убрать. И не то что бы это было так легко и Краш имел серьезные основания опасаться за свою жизнь, но никто не говорил, что в таком случае все будет честно. Могут и просто отравить или напасть большим количеством.
К тому же такое интеллектуальное превосходство давало некоторое преимущество в случае чего.
Но и это было не последним, чем девушка его удивила. Для него было логично желать, чтобы в первую очередь помощь была оказана Кисарэ. В конечном итоге он пострадал куда больше и у него были ожоги. Мужчина же был в сознании, да и его травмы не требовали немедленного внимания врача.
- Не все похожи на тебя. Ты ведь только о себе беспокоишься? - Краш чуть ухмыльнулся. Вывод был достаточно очевиден: привязанности к Кисарэ он в ней не видел ни на грош. Личной во всяком случае. Но ей нужен был хозяин меча. А значит о нем нужно заботиться. Иначе бы она только обрадовалась тому, как он определил порядок лечения. Или же она настолько язва, что даже здесь не удержалась от едкого комментария?
Мужчина встал со своего места, когда брат очнулся, но потом остался стоять на месте. Если он подойдет сейчас, что будет?
Он скривил губы, видя духа возле мужчины.
И все же... Трешен подошел к столу и налил стакан воды, а после подошел к брату. Врач как раз окончил обрабатывать его раны.
- Выпей воды. - он помог ему с питьем, а потом мягко уложил обратно на подушку. - Это сложно понять. Я Краш, ты искал меня, но стоило нам встретиться, и ты решил меня убить. Забавно, что теперь ты ничего не помнишь, братец.
- Простите, я приду к вам позже сам и принесу оплату. Можете уйти? - обратился Краш к врачу. Тот здесь был явно лишним. Оставалось надеяться, что новых приступов "безумия" больше не будет. Мужчина не хотел убить брата. Тем более, что тот похоже и вправду ничего не помнит, а значит в действительности не желал его смерти.
- Нам явно нужно поговорить, Кисарэ.

+1

16

Ты сейчас серьёзно? – дух прикрыла лицо рукой и покачала головой, не веря собственным ушам. – Лучшего момента, чтобы плавно подвести к этой теме, придумать не мог? Или ты его сейчас добить таким образом хочешь?
Лиричи была несказанно поражена решением Краша начать диалог с братом именно с этой информации. Ей всегда казалось, что люди хотят вначале услышать что-то хорошее или хотя бы в мутных, в данной ситуации очень мутных, чертах получить ответы на свои вопросы, чтобы быть менее обеспокоеными и успеть придти нормально в чувства. Но никак не так, как сейчас сделал Краш!
Кисарэ даже не успел обрадоваться, что дорогой брат взаправду тут, нашёлся спустя столько лет и это никакой не мираж или проказа разума – слишком жуткая новость прозвучала из его уст. Вначале она вызвала в нём недоумение вкупе со смятением – быть такого не могло, что он в действительности пытался убить того, кого столь сильно желал отыскать. И скорее всего парень рассмеялся бы, назвал бы брата шутником, но его взгляд упал на изувеченную руку Краша.  Он не мог такого с ним сотворить. Он никогда не причинял и близко такой боли своей сестре, так почему это должно было произойти с Рашем? Шутка? Вряд ли бы брат попытался так над ним жестоко пошутить.
Неужели тебе больно, Нии-сан?” – эхом прозвучал в голове Кисарэ его собственный безумный смех, заставивший сердце сильнее колотиться в груди. Он не мог. Думал, что не мог и продолжил бы дальше в это верить, если бы в памяти не всплыли моменты их драки. Кисарэ не помнит, как пробил брату плечо, чего не сказать о попытке его добить. Если бы он тогда не остановился, то убил бы Раша?
Кисарэ побледнел от ужаса. Он не слышал, как брат обращался к врачу и как последний покинул комнату, оставив их втроём с Лиричи – он только смотрел на израненную руку, не в силах поверить в происходящее.
О чём? – отрешённо произнёс юноша в ответ.
Окинув взглядом братьев, дух переместилась на подоконник и, обняв колени, устремила свой взор в заснеженную даль. Пусть поговорят. А если её что-то не устроит в их разговор, кто сказал, что она не вмешается?

+1

17

Краш не был знатоком тонких материй, да и лучше сразу обозначить то, что произошло. Иначе не было никакого смысла вести разговоры. Кисарэ бы просто его не понял. Да и его мало волновало мнение девушки на этот счет. Лучше пусть не мешается. Это их семейное дело.
Мужчина выпроводил врача и сел на табурет возле кровати Кисарэ. - Что произошло? Это было безумие?
Он предложил брату самый простой ответ на все вопросы. Хотя этот ответ влек за собой новые вопросы, но все же.
Краш мягко погладил парня по волосам. Тот явно был напуган и не мог поверить в случившееся. Что ж, ему самому было сложно принять реальность того, что происходило всего какие-то пару минут назад. Теперь у Кисарэ едва ли есть силы, чтобы шевелиться, да и ему пришлось не легко.
- Кисарэ, я не думаю, что ты был в своем уме. В твоем письме ты писал, что скучаешь по мне. Я тоже скучал. - мужчина перебирал пальцами волосы брата. - Та девушка, дух, сказала, что это могло быть от того, что ты переволновался. Я не виню тебя в этом. Наоборот, мне жаль, что я действительно разозлился. Еще чуть-чуть и совсем бы тебя прибил. Так что можно сказать, что мы оба хороши, не думаешь?
Он хотел успокоить парня. Впрочем, он говорил что думал, так что это было полнейшей правдой.
Он был так зол. Если бы не дух, то вполне возможно, что он лишил бы себя брата собственными руками. Как смешно, учитывая, что он так долго искал его и мечтал найти.
- Если тебе плохо, то я верну врача. Ты бледный. - все это звучало так неестественно. - Я не думал, что еще когда-нибудь буду ухаживать за тобой во время болезни. И увидеть тебя тоже не думал. Мог лишь надеяться, что у тебя все хорошо и ты не бедствуешь. В конце концов я не так много могу тебе дать, что тогда, что сейчас. Даже уберечь не смог... так давно хотел извиниться за это. Я ведь... не знаю, я должен был что-то сделать. Так что ты имеешь полное право злиться на меня.

+1

18

Кисарэ молчал, не зная, что ответить. Он помнил лишь небольшие отрывки того сражения и частично что было до этого. Кажется, всё начало идти под откос после появления брата, но точно сказать было сложно. Кисарэ пытался вспомнить ещё хоть что-нибудь, что дало бы ему ответ на вопросы, но головная боль вернулась с новой силой.
Не знаю, – вновь схватился он за голову одной рукой, болезненно морщась. Пожалуй, это единственное, что мог ответить юноша о сложившейся ситуации.
Кисарэ до сих пор не мог поверить, что собственными руками чуть не убил Раша. Как это было возможно? Это страшный сон? Если да, то ему хотелось проснуться. И как можно скорее. Даже поглаживания брата по волосам не сильно помогало успокоиться. Ещё и этот разговор… Кисарэ хотелось назвать Раша по меньшей мере дураком, но слова комом застряли в горле. И когда только самозащита начала считаться глупостью? Чёрт, ещё немного и он вспомнит свою давнюю вредную привычку, которой страдал в детстве – разревётся. Эта встреча не должна была так пройти.
Парень мельком, чувствуя вину за содеянное, посмотрел на брата. Схватив его за руку и прикрыв глаза, легонько потёрся об неё здоровой щекой.
Ты всё сделал правильно.
Винить Раша в том, что он, Кисарэ, теперь лежит в постели избитый и без сил? Какая глупость.
На предложение позвать врача Кисарэ отрицательно покачал головой: мужчина будет мешаться, привлекать к себе большую часть внимания своими расспросами и вознёй и только сильнее раздражать присутствием. Нет, проделал этот путь Кисарэ из Рейтстара точно не ради встречи с местными врачевателями. Да и как тут не побледнеть, когда такие ужасы о тебе рассказывают.
Кисарэ открыл глаза и с долькой укора посмотрел на брата.
Я не злюсь, Нии-сан. Я всё прекрасно понимаю. Мы тогда были ещё совсем детьми и ничего не могли сделать против взрослых. Даже при наличии магии у нас. Поэтому, – он слабо улыбнулся, чувствуя, как на глаза наворачиваются слёзы. Создатель, как давно этого не происходило. – Тебе не стоит извиняться. Я рад, что нашёл тебя, пускай и через столько лет.
Злость. Кажется, не было ни единого дня, когда Кисарэ действительно злился на брата: ни когда они оба жили у Люсиль, ни после расставания. Он никогда не винил его в случившемся, не таил обиды хоть по встрече и не скажешь. Какой братец глупы порой – ничуть не изменился. Даже внешне. Разве что подрос неплохо.
Взгляд снова скользнул по израненной руке брата. Точно глупый.
Нии-сан, я передумал. Позови врача. – Кисарэ аккуратно коснулся пореза на подбородке Раша. Вильваринская регенерация вскоре залечит эту ранку, чего не скажешь о руке. На это потребуется очень много времени. – Пусть он займётся тобой. Ты, кажется, стал бледнее меня.

0

19

Мужчина уложил брата, подскочившего с кровати, обратно. - Тише, лежи. Не думай, если больно. Тебе бы лучше поспать сейчас.
Похоже ему стало легче. Хотя бы нет этого пустого взгляда, да и этот жест. Совсем как в детстве. Краш чуть улыбнулся, продолжая перебирать его волосы. - Хорошо. Пусть будет так. Просто не думай об этом. Всякое бывает.
- Я тоже рад, что мы нашли друг друга. Теперь вижу, что у тебя все в порядке и ты научился хорошо пользоваться магией. Это здорово. Сам я, как видишь, не преуспел. - он тихонько рассмеялся. - Я могу сходить к нему позже. Пока что я хочу немного побыть с тобой. Это не серьезные раны и для полукровки. Бывало и хуже, а с тобой я не виделся уже очень давно. Как ты жил? Кто твои родители? Не обижали тебя?
Крашу было интересно все о том времени, когда Кисарэ рос без него.
Боль от ран не мешала, да и в сущности... Краш просто не хотел оставлять парня одного, пока не убедится, что с ним все будет хорошо. Уложит его спать как в детстве и пойдет.
Мужчина поправил одеяло. - Я могу тебе спеть, если хочешь. Как раньше. Я так тосковал по этим временам.
Порой он пел Белке, когда она была еще малышкой, но ведь это было совсем не то, хоть он и любил сестренку не меньше других своих братьев и сестер.
- Мне было интересно как ты там без меня. Не смотри так, я правда нормально себя чувствую. Просто хочу еще немного побыть с тобой. Как уснешь -- схожу.
Наверное, сейчас Кисарэ думает, что он дурак. Хотя, наверное, он не был так уж не прав, потому что мужчина правда был достаточно изранен, чтобы побеспокоиться о своем здоровье.
А с другой стороны... все же у него была боязнь того, что этот приступ может повториться. Пока же все было хорошо. Он покосился на Лиричи. Та вела себя так, словно ее это все не касалось. - Кстати, эта девушка... кто она?

0

20

Одна тема разговора для Кисарэ была краше другой. Он смотрел на брата, бегло обдумывая, что ему сказать: приврать, что всё хорошо, или ответить, что всё то время у семьи Казеру для него было словно пребывание в Бездне, из которой он не мог вырваться, как бы сильно того не хотелось. Врать не желания нет, но и говорить правду тоже.
Твои вопросы его утомляют, а ему нужен отдых. Потом расспросишь его, – вмешалась Лиричи, не отрывая взгляд от зимнего пейзажа за окном.
Сейчас Кисарэ был поистине благодарен подруге, хотя никогда не любил, когда она влезала в его разговор с кем-то или попросту отвлекала, всеми силами стараясь обратить на себя внимание. А вот братец был точно дураком: вместо того, чтобы теперь позаботиться о своём здоровье он готов спеть колыбельную, лишь бы не уходить. В другое бы время да при других обстоятельствах Кисарэ был бы не против, но эта бледность на лице Раша ему нисколько не нравилась. Ещё не хватало, чтобы братец спустя несколько минут рухнул на пол от слабости.
Ты точно дурак, - всё же вырвалось у парня, тем самым подтверждая догадки Раша о том, что о нём думает младший. – Я всё равно никуда не убегу. И в этот раз меня никто не заберёт.
Кисарэ повернул голову в сторону Лиричи, когда следующий вопрос коснулся уже её. Девушка же в свою очередь оглянулась на Краша с недоумевающим видом. Кажется, только недавно она сама отвечала ему на этот вопрос, неужто такая короткая память?
Она… моя подруга. Я познакомился с ней спустя примерно месяц после жизни в поместье Казеру и был первым, кто заговорил с ней спустя долгие годы. Она всегда поддерживала меня, говорила, что я обязательно тебя отыщу, нужно лишь терпение. Она же в основном и была моим учителем по фехтованию.
В общем и целом я его маленький ангел-хранитель, - подытожила сказанное Кисарэ Лиричи, мило-мило заулыбавшись и обхватив щёки руками. Но буквально спустя пару секунд вновь изменилась в лице, со всей суровостью уставившись на Краша. – А если кого-то что-то не устраивает – не держим.
Лиричи!
А что я сразу? Ты только посмотри, как он на меня смотрит. Как на врага!
Но её характер за последние пару лет стал просто не выносим. – Кисарэ вздохнул и вновь посмотрел на брата. – А тебе нужно пойти к врачу и обработать раны. Я не хочу, чтобы ты через пару минут свалился на бок от потери крови.
А ещё можешь пойти договориться о снятии другой комнаты. – Как царица холопу, махнула Лиричи рукой и уже с нетерпением ждала, когда Краш покинет комнату, оставив их вдвоём. Но поймав на себе раздражённый взгляд хозяина, дух поёжилась и обняла ноги сильнее. Оправдывайся теперь. – Не на полу же ему спать. Или так хочется вместе в кроватке поваляться, два недобитика, – после этих слов она лукаво хихикнула, прикрыв рот рукой.

Отредактировано Кисарэ Казеру (25-11-2019 20:17:44)

0

21

Вмешательство духа было излишним, Краш и сам видел, что Кисарэ не жаждет болтать о прошлом сейчас, но он не хотел, чтобы тот думал о недавнем происшествии.
Он чуть улыбнулся. - Это уж точно, но нельзя быть рациональным в такие моменты.
Мужчина знал, что сама дух говорила ему о том, кто она, но каждый ведь говорит то, что хочет. Краш хотел понять это не с ее стороны, а со стороны Кисарэ. Но, похоже, тот правда считает ее своей подругой.
Краш не стал комментировать ее восклик. И да, он только сейчас узнал ее имя. Это о чем-то да говорит, поскольку ему она не представилась. Своим именем дорожат только те, у кого оно имеет значение. Стоит посетить библиотеку позже и разузнать об этом милом ангеле-хранителе, если только он сумеет найти нужную информацию.
- Согласен, я не люблю подобных особ. - он вздохнул. - Что ж, видимо, у меня правда нет выбора. Я схожу к доктору и принесу что-нибудь на ужин потом. Думаю, ты тоже голоден после всего. Насчет же комнаты... это была последняя. Такая непогода, что мало кто из проезжающих рискует продолжать путь. Я возьму одеяла и сам лягу на полу. А ты отдохни пока.
Краш погладил парня по голове, а потом встал. Он немного устал. Идти к лекарю не было особого желания. Ему бы еще побыть с братом, а потом уснуть, но беспокоить его еще больше не стоит. Он не знает в какие передряги порой попадал его братец, пусть и дальше остается в неведении, а  то будет беспокоиться.
Он оставил Кисарэ с Лиричи. Все же она хотя бы не опасна... вроде бы не опасна. Но не похоже, что она просто подруга. Вот только он знает слишком мало, чтобы что-то предполагать. Или может он просто слишком мнителен? В любом случае их неприязнь кажется взаимной с самого начала,а Краш не обязан быть мил с девушкой лишь потому, что она близка с Кисарэ.
Лекарь его уже ждал. Краш отдал деньги за лечение, а после тот разобрался с его ранами. - Что у вас там произошло? Сначала устраиваете драку, а потом оказываетесь в таких теплых отношениях. Молодые люди должны думать головой, а не мечами. - не упустил возможности поворчать лекарь. Время уже было позднее, так что мужчина легко мог понять причины его недовольства, но ответить ему было нечего, так что он просто пожал плечами.
Старик же только осуждающе что-то прокряхтел.

+1

22

Стоило только дверце с тихим скрипом закрыться, как Лиричи тут же сорвалась со своего места и на половину высунулась в коридор сквозь стену. Она не могла поверить, что Раш наконец-то оставил их одних. Но это было так – он действительно ушёл, а не остался стоять под дверью, как верный, но глупый, как считала дух, пёс. Хмыкнув, Лиричи подлетела к Кисарэ, присаживаясь рядом с ним на пол.
Совсем умаял он моё сокровище? – ткнула она парня пару раз пальцем в висок и подпёрла щёку рукой. – Голова всё продолжает болеть?
Голова… Если бы только она беспокоила Кисарэ.
Лиричи, почему я на него напал? – Это был один из вопросов, которые интересовали его сильнее всего. Юноша не верил, что он ни с того ни с сего решился бы поднять меч на брата, и ладно если бы они друг с другом повздорили, решили выпустить таким образом пар, но не могли же они это сделать за пару секунд с начала встречи. Словно кто-то щёлкнул пальцами, подобно гипнотизёру, и его сознание тут же отключилось.
Ксиарэ посмотрел на подругу с надеждой, что она ему что-то расскажет, но Лиричи стала задумчиво переводить взгляд из стороны в сторону и стучать пальцами о кровать. В конце она лишь пожала плечами.
Хотелось бы мне самой знать. Может, в тебе проснулась одержимость? Лютая и зверская. Не забыл? Ты на половину вильварин. А может, всё дело в твоём брате.
В моём… брате? – в удивлении уставился Кисарэ на подругу, не понимая, к чему она клонит.
Лиричи прикрыла глаза и, улыбнувшись, подняла указательный палец вверх:
У тебя жуткая аллергия на псов.
Не стоило надеяться, что она скажет что-то дельное, особенно после той улыбочки. Кисарэ почувствовал себя обманутым. Он с укором посмотрел на девушку, но ту, кажется, это только позабавило. Какая вредная, а ведь раньше всё было иначе.
Долго отлёживаться в постели юноша не мог, невзирая на слабость и боль во всём теле. Он осторожно поднялся со своего места, добрёл до окна вместе со стулом, что секундой ранее стоял у небольшого письменного стола, и открыл его на распашку, впуская в помещение морозный воздух. Вдохнув его полной грудью, Кисарэ на миг показалось, что ему стало намного легче дышать. Даже головная боль начала потихоньку отступать.
С возвращением Раша ничего почти не изменилось: Кисарэ сидел возле окна, бесцельно вглядываясь в ночной пейзаж леса за городом, и только Лиричи переместилась на кровать, оживлённо болтая ногами в воздухе и говоря о том, как сейчас в Рейстаре некие для мужчины Аска и Мисса с ума сходят от беспокойства. Сама дух могла только гадать, как сильно девушки переживали за её хозяина, а вот волнение Кисарэ она чувствовала сейчас довольно отчётливо. И даже понимала, чем оно было вызвано.
Ты вернулся? – мельком посмотрел юноша на брата и поспешил закрыть окно. – Здесь было слишком душно. Ты в самом деле решил спать на полу? Мы… могли бы поменяться местами.
Кисарэ было чертовски неудобно перед Рашем: вначале чуть не убил его, а теперь из-за него же братец готов спать на полу. Не красиво выходит. Он подошёл и взялся за краешек одеяла в руках Краша, заглядывая ему в глаза.
Но если тебе не хочется, то… я могу немного расширить кровать и лечь на его ледяную сторону. Холода от своей магии я не чувствую, он не причинит мне вред.

+1

23

Мужчина был довольно сильно перемотан бинтами, но, к счастью, большая часть из них скрывалась под одеждой. Правда, учитывая то, что она была порвана, ему нужно было переодеться.
У хозяйки он взял еще пару одеял и подушку, так что он мог действительно с удобством расположиться на полу, но Кисарэ с этим был не согласен. В комнате было прохладно, поэтому он сразу же подошел закрыть окно, но и здесь брат его опередил.
Краш улыбнулся. - Хочешь полежать на полу? Ты точно не привык к более удобным кроватям? Я еще помню как мы спали на земле в детстве, ты и тогда мучился.
Мужчина сел с ним рядом и взял за руку. - Можешь сделать так. Я постелю одеяло на твою сторону, чтобы было мягче. Хотя ты действительно зря беспокоишься.
Он поднялся, чтобы взять одежду. Через дыры в одежде проглядывали бинты, так что ему было удобнее сменить ее. - Дать тебе что-нибудь из одежды?
Он старался не замечать Лиричи, но ее вопросы игнорировать не стоило. К тому же... кто эти женщины? Ему было интересно. - Она говорит о твоей семье, верно? Ты не предупредил их?
Совестно, что Краш и сам так поступил, но Риюки поймут, что он сорвался не просто так. Да и он достаточно взрослый, чтобы принимать решения самостоятельно. Наемник человек подневольный - заказ может случайно подвернуться почти в любой момент, а иногда такие задания настолько деликатны, что сообщать о них кому-то и вовсе не следовало.
- Кстати, раз уж мы вновь всттретились спустя столько лет, то разве не пора ли предаться детским воспоминаниям? Я могу спеть тебе колыбельную. - мужчина усмехнулся. - Хочешь?
Идея была забавной, да и это звучало мило. Кто знает, может это правда поможет парню отвлечься? Да и ему тоже. Он переоделся, а затем снова сел к брату.

+1

24

В некоторых военных походах условия были куда неприятнее, и о сне на полу в тёплом доме можно было только мечтать.
Даже спустя столько времени Кисарэ приходилось туго. Слишком изнеженный он парнишка, как в шутку поговаривала Лиричи. Но не без её помощи Кисарэ научился терпеть различные неудобства и оставлять своё недовольство при себе. На самом деле раньше Лиричи во многом ему помогала, даже во времена военной академии. И не обладала таким скверным характером, как сейчас. Видимо, проживая многие десятки, а в её случае сотни лет, волей не волей меняешься не в самую лучшую сторону.
Быстро соорудив для себя ледяное ложе, Ксиарэ внимательно стал наблюдать за действиями брата. Спустя мгновение к Рашу оказалась прикована ещё одна пара, алых, глаз: Лиричи подлетела к хозяину и обвила его шею руками. Она по-прежнему была не готова делиться своей собственностью: это можно было понять не только по жесту, но и её завистливому взгляду.
Нет, не стоит. Она не сильно повредилась, – ответил Кисарэ, когда речь зашла об одежде. В основном сильно пострадали только рукава, когда он закрывался от ударов, но в сравнении со всем остальным это была такая мелочь.
У меня на то не было времени. Как только я узнал где ты, то сразу выехал сюда. Но одна из сестёр наверняка уже на полпути сюда, если она узнала, куда я направился.
Нужно было связаться с ней по связующему кристаллу, чтобы не волновалась. Бедная девочка и так носится за тобой повсюду хвостиком, выслушивая ругань в свой адрес, а теперь вовсе потеряла своё сокровище. Хотя, сейчас наверняка все стоят на ушах – молодой полковник оставил свой пост и куда-то бесследно исчез. Вот же кто-то получит за это, когда вернётся домой, – Лиричи осторожно ткнула хозяина пару раз в щёку острым ноготком.
Переживёт, – только и фыркнул в ответ Кисарэ. Аска уже взрослая девочка, должна прекрасно понимать, что иногда самый наилучший выбор – это сидеть на месте ровно. Но Кисарэ очень хорошо её знает, потому тихо злится про себя: она запросто могла покинуть свой пост только лишь за тем, чтобы найти его.
Лиричи недовольно надулась:
Как жестоко.
И надулась ещё сильнее, когда Краш обратно сел на кровать. Она даже вытянула в его сторону руку, словно желая оттолкнуть, но та лишь прошла сквозь его голову. Хотя, может, дух надеялась таким способом отморозить ему мозги. Если так, то холода от её прикосновений будет недостаточно.
Кисарэ же смотрел на всё это с искренним удивлением, вызванное не то действиями подруги, не то словами брата. Спеть колыбельную? Спустя столько лет Раш не забыл, как это делается? Или он часто напевал её кому-то другому? Последнее юноше не нравилось больше всего, так как делить своего брата с кем-то другим в его планы не входило. Даже после случившегося сегодня.
Подтянув ноги к себе, Кисарэ удобнее устроился на кровати и, как Лиричи только что делала с ним самим, обнял брата за шею. Но если девушка после этого ничего не предпринимала, то юный полковник без всякого стеснения почти невесомо коснулся губами виска Краша. Он помнил, как в детстве брат после таких действий с его стороны краснел подобно раскалённому чайнику, особенно когда в комнате присутствовал кто-то ещё: будь это мать или же кто-то из детишек. А если, не дай бог, всё это произошло на глазах гостей и кто-то из них посмел называть Раша милым – криков и подзатыльников было Кисарэ не миновать. Слишком стеснительным был братец в те времена. Да и лучшего способа указать всем на свою собственность Кисарэ в те младые годы не придумал, а привязывать к себе братца ему никто не позволил бы. Вот так: под личиной милого, но плаксивого мальчика всегда крылся злостный собственник.
А ты хочешь этого? Я готов послушать. Но боюсь, – тихо рассмеялся Кисарэ, – что вновь её до конца не дослушаю. Я всегда засыпал под конец, даже когда за окном гремел гром.
Наблюдая со стороны за обнимашками, Лиричи разочарованно вздохнула. Делать ей здесь больше нечего: хозяин внимания не обращает, Краша не прогнать, даже не ударишь его хорошенько. Остаётся только вернуться на свой подоконник и ждать, когда все уснут. Что Лиричи и сделала.
Колыбельные он петь собрался. Всё внимание себе забрал. Но я этого так просто не оставлю, – бурчала она себе под нос

0

25

Мужчина чуть улыбнулся. Его братец хоть немного вырос. А он так много упустил. Они встретились по прошествии стольких лет, пошел ведь уже второй десяток лет с тех пор, как они виделись в прошлый раз. Почти пол жизни прошло.
Краш расстелил одеяло на стороне брата, а потом скинул обувь и залез на постель. Интересно, Лиричи следовала за Кисарэ даже когда он ходил в отхожее место или все было не настолько запущено?
- Как знаешь, - он перебрался ближе к стене. Ему было холодно на стороне Кисарэ.
В перебранку между этими двумя он благоразумно не лез. Впрочем, отношения духа и его брата назвать нормальными можно было с большой натяжкой, но чем-то они были неуловимо похожи. Хотя характер Лиричи был таким скверным, что не верилось, что эти двое держатся друг за друга, но это было видно.
Он чуть усмехнулся. - Юная леди, дайте своему кавалеру лечь в кровать. Он все же ранен, - когда та коснулась его рукой он почувствовал неуютный холодок. - Только без рук.
Если у него на секунду и мелькнула мысль о том, что они все же смогут поладить, поведение Лиричи явно говорило об обратном. Что ж... тогда стоит просто не вступать в конфликт и не устраивать склок на пустом месте.
И хоть сегодняшний вечер и нельзя назвать удавшимся, но следующий поступок брата заставил его тихонько усмехнуться. Мужчина взъерошил волосы на голове брата. - В чем-то ты все тот же ребенок, Киса...
Как давно это было? Раньше его реакция была совсем другой. Тогда он и не умел иначе. Краснел, злился, кричал. Кусался как будто и правда был диким волчонком, как звала его мать.
Он погладил растрепанные волосы брата. - Я тогда сбежал из приюта и целый день бродил по городу в поисках тебя... тогда это казалось правильным. - Краш начал издалека, но сейчас спешка и не требовалась. - Но я был всего лишь ребенком, - он усмехнулся.
- Мне тогда повезло встретить хороших зверолюдов. Отец и дочь, тогда она была даже младше тебя. Мне сейчас так жаль, что я не умел выражать свои чувства тогда. Мама... это ведь она меня научила. Я не могу забыть этого.
- То, что ты заснешь раньше, не страшно. Хотя я давненько уже никому не пел. - мужчина чуть улыбнулся. Он старался не обращать внимание на Лиричи. Но та вроде бы обиделась и упорхнула к окну. Тем лучше. - Ложись ближе и закрывай глаза, братец.

+1

26

Кисарэ довольно зажмурился, когда тёплая ладонь брат взъерошила его волосы. Если бы он был кошкой, то довольно заурчал и потёрся бы об неё в ответ, особенно в тот самый момент, когда Краш стал поглаживать по голове.
Но когда речь затронула их мать, Кисарэ поник. Сколько он прожил с Люсиль? От силы полгода, если ему не изменяет память? Крашу повезло с этим больше – он пробыл с ней гораздо дольше, чаще помогал по дому и работе, слушал её волшебные рассказы о далёких городах и драконах, проживающих у моря. Кисарэ даже немного завидовал брату в этом.
Он отпустил Краша и задумчиво уставился в сторону окна, на подоконнике которого сидела Лиричи. Люсиль была уникальной женщиной, это даже не обсуждалось. Но только повзрослев Кисарэ стал задумываться над некоторыми касающимися её вопросами. Возможно, память немного исказила его детские воспоминания, но сейчас он считал, что она была зверолюдкой не от мира сего, особенно если вспомнить её фразу, которую та иногда произносила. Её Кисарэ запомнил очень хорошо, наверное, потому, что даже тогда она казалась ему очень странной: "Когда-нибудь мой сон вновь прервётся, но я никогда его не забуду. И вас тоже – вы навсегда останетесь в моём сердце".
Она была хорошей матерью и вместе с этим преданным другом, – Кисарэ горько усмехнулся. – Не знаю, что у неё был за дар, но каждый раз, как мы получали ссадины или попадали в неприятности, она оказывалась рядом: залечивала нас, помогала бороться с трудностями, искренне поддерживала и никогда не позволяла нам опускать руки. Наверное, поэтому, когда меня забрали в другую семью, я не решился оставить всё как есть, а сделать всё возможное, чтобы найти тебя. Уникальная женщина, – вздохнул он под конец.
Лиричи искоса глянула на хозяина и вновь с недовольством скользнула взглядом по Крашу прежде чем вернуться к созерцанию зимнего пейзажа за окном.
На слова брата о сне Кисарэ кивнул. Он, как и было ему сказано, устроился ближе, ожидая начала песни.
Несмотря на свой вредный и каверзный характер, Лиричи не пыталась как-то помешать Крашу в его убаюкивании. Наоборот, словно не единожды слыша его песню, она начала тихо напевать мелодию, тем самым дополняя её. Да, она не любила этого мужчину, ей не нравилось то внимание, которым его одаривал её хозяин, но если от этого Кисарэ хоть на немного станет легче, она немного потерпит – сейчас ему нужен был небольшой покой.
И вправду, слушая песню, исполняемую братом и подругой, юный полковник довольно быстро провалился в сон без сноведений. Только продлился тот не долго.
Вскоре Кисарэ очнулся. Лиричи по-прежнему сидела на подоконнике и, смотря в окно, напевала мелодию, а Краш лежал рядом если не крепко заснув, то хорошо притворяясь и вслушиваясь в окружение. Юноша вздохнул. Он нисколько не удивится, если последнее окажется правдой – на месте брата так поступили бы многие, если бы под их боком лежал несостоявшийся братоубийца.
Сон к Кисарэ всё не приходил, да и как тут уснуть после всего случившегося? Разговор с братом хоть немного и успокоил его, но этого оказалось недостаточно. Кисарэ чувствовал себя странно. Закрывая глаза, он видел обрывки того сражения, слышал частички фраз и вместе с этим вновь отчётливо ощущал страшное выходящее за рамки нормы желание, преследовавшее его всё то время до пробуждения в таверне. Сейчас, когда брат беззащитен и его бдительность ослаблена, его так легко убить – не нужно даже тянуться за мечом. Просто воссоздай небольшой осколок льда и…
Кисарэ резко одёрнул руку, осознав, что занёс её над Рашем. Кончики пальцев покрылись инеем от попытки использовать магию, а сам юноша почувствовал не то страх за чуть не совершённое им же убийство, не то обиду и разочарование из-за собственной нерешительности. Одно он понимал отчётливо: ему нравилась та безумная эйфория, что завладела каждой частичкой его тела и сознания во время боя, ему нравился пьянящий запах крови и даже сейчас он был бы не против вновь её пролить. Один точный удар в шею, и на этом всё закончится. Подобные мысли, чувства, одновременно пугали Кисарэ и вызывали глубоко внутри восторг. Восторг, не принадлежащий ему, как и все эти ужасные мысли об убийстве того, кого он так рвался найти, чтобы вместе с ним начать новую жизнь.
Кисарэ глухо зашипел, как раненный зверь, и быстро перевернулся на другой бок, спиной к брату. Всё это какой-то бред. Он не должен чувствовать к нему ничего подобного! Может, он действительно тронулся умом от радости встречи? Или всё началось гораздо раньше и стало об этом известно только сейчас?
Пение стихло.
Изменения в душевном состоянии почувствовала и сама Лиричи, потому как только Кисарэ развернулся, то наткнулся на пару заинтересованных ярко-алых глаз напротив. От этого пристального взгляда юноше становилось не по себе, а когда девушка спустя несколько долгих секунд загадочно улыбнулась, не выдержал и только сильнее закутался в одеяло, пряча глаза. Ничтожное спасение от нематериальной подруги, но лучшего он в данной ситуации придумать не мог.
Так прошла вся ночь. И с первыми лучами солнца Кисарэ решил как можно скорее покинуть таверну, пока брат не проснулся.
Всё хорошо, снежинка, - прохладные призрачные руки обвили его шею, и юноша почувствовал, как лёгкий холодок коснулся спины. Дух прижималась к нему пока он в спешке одевался, мягко шепча на ухо: – Если я не ошибаюсь, то он хочет тебе только добра. А если да, то стоит принять свои чувства такими, какие они есть. Не стоит обманывать себя.
А тебе стоит сейчас подержать свой язык за зубами, – тихо зарычал в ответ Кисарэ. Девушка лишь усмехнулась и мельком глянула на его брата.
Становится всё интереснее и интереснее.

0

27

Кисарэ успокаивался, как это было и прежде, еще в детстве. Краш выдохнул. Пусть то его состояние было просто из-за помутнения. Просто все случилось так быстро и неожиданно, что его просто унесло. Зато сейчас он с легкостью узнавал в брате того мальчишку, каким он был когда-то давно.
- Ее науку сложно забыть. До сих пор жалею, что так и не открылся ей до конца. Зато теперь знаю, что стоит хоть иногда говорить близким, как они тебе дороги, - мужчина немного изменил положение, чтобы было удобнее. - Так что я очень рад, что мы нашли друг друга, братец. Я уж и не чаял. - Трешен чуть улыбнулся и чмокнул Кисарэ в макушку. С его стороны весьма и весьма несвойственное проявление нежности. Но знакомство с Нанами его все же смягчило. Он уже раз горько пожалел, так что дарил названной младшей сестренке куда больше ласки, чем своим братьям и сестрам в доме Люсиль.
Иногда он вспоминал детей в том доме. Сколько же их было? Тогда казалось, что очень много. Они все шумели. Он не представлял как зверолюдка справлялась с такой оравой. Теперь же кажется, что их было не больше десяти. Это было так давно, что он почти не помнил их лиц. Помнил только Кисарэ, потому что их не смогли разлучить в ту ночь. До сих пор стыдно, что он был только с ним в ту ночь. Впрочем, даже если бы он захотел, то едва ли бы смог сделать что-то. Это тогда он мнил себя сильным. Сейчас мужчина понимал, что глубоко ошибался. Тогда он был просто щенком, которого отметелили бы не приложив и половины усилий.
Но ту колыбельную, что Люсиль пела ему, а потом и он пел всем остальным, Краш помнил хорошо. Вот только теперь его голос был значительно ниже, неизменным осталось лишь то, что он слегка привирал мелодию, не доставая до верхних нот. Люсиль пела очень красиво, почти как ангел, сколько он понимал тогда. В исполнении мужчины песня звучала более приземленно.
Помощь от Лиричи его удивила. Откуда она знает эту колыбельную и почему вдруг присоединилась? Не похожа она на сентиментальную особу.
Но прерываться и спрашивать что-либо наемник не стал. Это не важно сейчас.
Кисарэ вскоре уснул. Как всегда он не дослушал и второго куплета. Краш закрыл глаза, уже больше нашептывая слова колыбельной ему на ухо, чем действительно пропевая ее.
Через пару минут он и сам уснул. Ему было спокойно рядом с братом. Хоть тот и попытался его убить... Краш просто не хотел в это верить. И не поверил бы, но холод пронесся слишком близко рядом с его шеей. Он так и не открыл тогда глаз. Не открыл их и тогда, когда мужчина с глухим рыком отвернулся от него.
Когда с утра тот ушел прочь едва ли не с первыми лучами солнца, Краш не стал удерживать Кисарэ, хотя догадывался, что тому будет не так уж легко вырваться из его объятий. Думал отпустить его, не донимая вновь разговорами о том, что произошло. Но не сдержался.
Наемник быстро оделся и вышел на улицу. Кажется, его брат просто сбежал... он нашел его в конюшне.
- Уезжаешь не попрощавшись? Давай больше у нас не будет таких расставаний... хотя бы пожми мне руку, прежде чем уезжать.

+1

28

Подготовка к отъезду проходила весьма быстро невзирая на то, что не выспавшийся и по-прежнему уставший после длительной поездки кучер буквально засыпал на ходу. Кисарэ не хотелось покидать брата, не сказав ему ничего на прощение, но он чувствовал, что так будет намного лучше. И в первую очередь безопаснее для самого Краша.
Лиричи вздохнула, наблюдая за вознёй кучера:
Как бы нам с такой сонной мухой в неприятности не попасть. Будет очень печально, если мы улетим в сугроб или уедем в тёмные леса, где застрянем с концами. Может, стоило немного повременить с отъездом? Я бы ещё потерпела его.
Идёт, – холодно произнёс Кисарэ.
А? – удивлённо воззрилась на него девушка. – Кто?
Юноша не ответил, пустым взглядом уставившись в одну точку перед собой.
Снежинка? – Лиричи слегка наклонилась вперёд, заглядывая ему в глаза.
Но он не отреагировал: ни тогда, когда перед его лицом стали размахивать рукой, ни даже тогда, когда брат зашёл в конюшню и обратился к нему. Лиричи же, напротив, с недовольством оглянулась на Краша. Однако стоило ей вновь почувствовать, как связь между ней и хозяином начала постепенно притупляться, лукаво улыбнулась и исчезла.
Всё повторяется с начала. Ещё бы немножечко времени, всего пара минут, и всё бы закончилось пускай и не на самой лучшей ноте, но относительно мирно.
О, Нии-сан, не стоило об этом переживать, – тихо, но подозрительно нехорошо, как в момент их сегодняшней встречи, рассмеялся Кисарэ и коснулся своей щеки. С каждым пройденным мгновением смех становился всё более громким и продолжительным, пока не перерос в безумный хохот. Даже занимавшийся до этого времени лишь своей работой кучер испуганно оглянулся на нанимателя и попятился назад, а почувствовавшие опасность кони с громким ржанием нервно задёргались.
Кисарэ резко обернулся к брату. Его восторженное лицо озаряла безумная улыбка:
Лучше скажи: каким способом ты предпочитаешь умереть?

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


Животные Котейки Свинка КролиГ Дракоша Тануки КтеОнор


Разное

Хомяк


Улитка


Лисички


Киса





































Вы здесь » Кте Онор » Оконченные истории » Чем дольше разлука, тем больше пролитой крови при встрече